Previous Entry Share Next Entry
Бомжовка по Восточной Европе образца 2001 года
yanlev
Ян Саныч, как водится, выкушав после ужина сто писят Джек Дэниэлса, штат Теннеси, валялся в обнимку с женой и вдруг задумался. Уже одиннадцатый год на дворе, а стало быть, можно отметить некий юбилейный рубеж.

В апреле 2011 года исполняется ровно десять лет тому судьбоносному дню, когда Ян Саныч пересек границу великой страны и погрузился в исследование мира хаоса и тьмы, то есть заграницы. Наверное, для многих людей посещение иностранных государств, тем более в наши дни, не является чем-то особенным – ну че там, сел в самолет, полетели, очнулся, ничего не помню -и уже Анталия за окном.

Эпоха первоначального накопления дикого капитала ушла в прошлое. Наступил период неспешных трат подкожного жирка. Кругом одни интернеты, телефоны, турагенства, бабло, переводы, проценты, газонефти, тарантасы в кредит, наклеечки из гипера на набор эмалированных тазиков. Сменилась жизнь, однако, за десять годков то. И я сменился. Вот почему надо вспоминать, вот почему надо писать. Потому что еще через десять лет я буду еще дальше от того девятнадцатилетнего паренька, который однажды апрельским днем пересек государственную границу.

Апрельские деньки первого года были переломными. Это были крутые деньки. Не штампы появлялись в паспорте – ломалось все мировоззрение, вся картина мира шла прахом. Это были дни Великого Перелома.

Вообще, раз пошла такая пьянка, Великий Перелом в моей жизни – это 2000-2001 годы. Наверное, в 18-20 лет у каждого человека много меняется в жизни, но в жизни Яна Александровича с ног на голову перевернулось всё. Можно сказать, через два года Ян Александрович стал совершенно другим человеком, и хаотичные шатания на тысячи километров по собственному государству стали одним из главных инструментов этой местечковой эволюции. А уж начавшиеся заграничные бомж-турне вообще были подобно Большому Взрыву.

Как говорится – кем я был? Никем. И кем я стал? ВСЕМ.

А делов то – помотаться по миру, с людьми пообщаться, в истории повстревать.

Однако, хватит темнить, пора бы и начинать мне свой юбилейный рассказ.

Эмоций в нем будет, в отличие от предудыщих рассказов, не так густо - время трет эмоции. Остались лишь самые яркие. Зато фактов - предостаточно. Такое не забывается.

Итак, что имеем?



Мне 19 лет, я учусь на третьем курсе провинциального убогого ВУЗа, и уже отлично осознал его убогость. Времени у меня свободного - море, я не бухаю, а становлюсь человеком, познаю мир. Так-то почти всю школу, кроме первых и последнего класса, я был ботаном-задротом, и естественно, как водится ботанам-задротам, с обалденно богатым внутренним миром. Который, естественно, никто не ценит, вот суки проклятые, будь моя воля, всех бы передушил. Но передушить я никого не мог, даже в теории, потому что ссался.

Начиная с одиннадцатого класса что-то началось меняться в голове, наверное, наконец заработали гены, плюс внешняя среда начала оказывать свое тлетворное действие. Как говорится, попал в плохую компанию, начал ночью играть в орлянку на кладбище, и покатился…

Теорию, которой была переполнена больная башка, надо было соединять в едином оргазме с практикой, мало кому это удается, но гены же, гены, судьба видать у меня такая – пончиком на Невском работать.

Кем я вышел из этого жизненного горнила безденежных путешествий, сомнительных девочек с немытыми волосами, азартных мордобоев и сначала легких, а потом и жестких алкомероприятий, можно будет понять к концу повествования, ну а пока понаслаждаемся атмосфэрой начала 2001 года.
В начале оного 2001 года у меня жутко свербило – очень хочется заграницу. Я же столько прочитал, столько же всего знаю, я же все так живо
представляю, я все знаю, все умею, я такой же, только голый.

Денег не было.

Почти все хуевы сверстнички куда-нибудь да уже скатались – то ли с родителями в Париж, то ли на экскурсию с классом в Лондон. У меня родственники в Париж не ездили, с классом тоже не повезло, равно как и с баблом в целом. В общем, за рубежом я ни разу не был, даже на Украине, что уж говорить о совсем крутой Эстонии или Казахстане. Шансы, что я выиграю в «Русское Лото» хотя бы штук десять, были смешны, быстрее я их нашел бы на улице Бабича в губернском городе, а на улице Бабича десять штук теряют нечасто.

Но к началу первого года уже подкопился бесценный опыт мотаний по территории родной, никогда не подводившей, страны. Я легко умел залезать на халяву в поезда (как раз в июле в двухтысячном овладел высшим достижением этого искусства – залез в Питере в поезд через резиновые буфера между вагонами), перемещаться на перекладных, автостопом, питаться пирожками с вишенками, спать в залах ожидания (даже вокзала города Малая Вишера), и ловить от этого несравненный кайф.

В процессе поездок выяснялось, что проводники в поездах дальнего следования не такие уж и бдительные, что из вагона-ресторана никто не выгонит, если умеешь красиво трындеть с официанткой, что из Сочи до Ярославля можно доехать бесплатно всего за два дня, что питаться, дегустируя овощи на рынках, очень даже полезно для растущего организма.
Я уже даже не помню, чем именно я подрабатывал именно в этот временной период – то ли спортивным обозревателем в местной газете, то ли грузчиком, то ли лаборантом в музее, то ли конструировал сайты. А уже если такой пень, как я, конструировал сайты, это означало одно – общество однозначно находилось в зачаточном состоянии, то есть, точно 2001 год.

Одно известно точно – нашабашил чуток – и в новый трип. Бесплатно перемещаться – оно конечно здорово, но совсем без копейки как-то совсем некошерно, иногда, говорят, желудок может переварить себя сам.
Меня, конечно, все мировое цивилизованное сообщество называло ласково ебанутым, но мне было насрать на оное сообщество, потому что из ботана-задрота в очках высекалось что-то похожее на мужчину. И самый первый признак этого – это факт того, что совсем скоро мужчина смог перед самим собой признаться, что он был ботаном-задротом, а это дорогого стоит.

В общем, после того как подобным макаром посещаются Нальчик, Калининград, Краснодар, Смоленск, Сочи, Минеральные Воды, и еще десятки городов и весей, стало ясно – России мало. Надо замахиваться на новые горизонты, тем более, заграница ласково манила, звала, щекотала под ложечкой.

И я решился.

Тогда мне решение далось легко, хрен ли там, мне 19, я могу ВСЁ, всех убью, один останусь, омою копыта своего коня в Последнем Море.

Сейчас я отлично понимаю, что это была форменная авантюра.

Я не очень люблю сочно описывать в красках в своих рассказах о гран вояжах денежные траты (0.4 евро – хлебушек в кафе + 1,3 евро проход в музей + получили льготный билет за 4,83 евро со скидкой в 12,5% в океанариум со слепыми пингвинами, ну тьфу же, тьфу), но именно в этом без них никак, они не дадут прочувствовать пикантность ситуации, и в первую очередь не дадут прочувствовать мне самому.

Денег мне удалось накопить аж 100$, еще была штука рублей и билеты в один конец на Москва-Калининград.

Преодолеть по земле мне предстояло примерно 5 300 километров.

Шпарить я с таким состоянием собрался далеко – аж в Белград.

В своих поездках по стране я всегда старался ставить цели – так гораздо интереснее, с целью то. Например, на футбол, или на рок-концерт, или волейбол, или к каким-нибудь сомнительным трем бабам, которые всплыли по интернету, и от которых, как увидел, сразу хочется скрыться за лесами. На электричке Ряжск-Рязань.

Здесь цель была знатная – сборная России по футболу в очередной раз хотела проиграть где-нибудь заграницей. На этот раз сборная собралась проиграть Югославии, было когда-то такое государство. Матч был в Белграде, вроде и сравнительно недалеко, и сербская культура интересная, я обчитался в свое время про нее, и с визами не надо заморачиваться. На визы у меня капиталов точно не нашлось бы, да и муторно это, молодому человеку можно потратить время с большей пользой.

2001 год – последний год, когда страны Восточной Европы, бывшие заклятые друзья, еще пускали нас без виз. За десять лет бурного экономического роста бывшего соцлагеря самые продвинутые ребята собрались так сказать повернуться лицом к проклятому загнивающему каплагерю, и окончательно отвернуться от Кормилицы. В переводе – Чехия, Польша, Венгрия задолбались бороться с отечественными бандосами и проститутками, убытки превысили прибыль от отечественных же челноков, и вышеупомянутые доны решили задраить шлюзы.

К моменту моего визита ввела визы Чехия.

Польша еще призывно распахивала свою калитку, ожидая русскую армию с клетчатыми сумками, но уже попой чувствовала что-то неладное.

Действовать решил через неё, тем более, в Калининграде ждали свои, да и люблю я его очень, лишний раз побывать – удовольствие.

Из Калининграда вниз через Польшу в Словакию, пересекаем Карпаты, попадаем в Венгрию – она пока еще безвизовая, еще же апрель Первого Года, мадьяры введут визы только в июне. А оттуда и в Югославию – туда вроде нужен только какой-то ваучер, который, как я был наслышан, покупается на границе.

А оттуда уж и домой можно – из Белграда снова в Венгрию, в Будапешт, там как-нибудь на Украину, и иду на Киев. А из Киева до дома только дурачок не доберется.

Сразу же в спину моему роскошному плану нож вонзает подлая Словакия – вводит визы совсем незадолго до поездки. Пришлось огибать её через ридну Украину, делая крюк под тысячу километров. Тыща туда, тыща сюда, какая разница, сто баксов же в кармане, да и на пары на третьем курсе уже насрать, семинаров все равно никаких важных толком нет, впрочем, и на них насрать, ЗАГРАНИЦА же.

К поездке готовился всерьез. Собрал рюкзак с носками, майкой, и даже зубной щеткой. Засунул даже файер - тогда эту хрень делали в Челябинске - его классно поджигать на массовых мероприятиях, а параллельно он может служить неплохим оружием, мало ли, кто знает этих румын.

Точного маршрута в голове не было, планировал ориентироваться по ситуации и расписанию транспорта, в связи с чем пришлось пожертвовать жемчужиной своей географической коллекции – англоязычным атласом Макмиллана (купленным под шумок кризиса 98-го года), и вырезать оттуда целый разворот – «Восточная Европа».

Это сейчас легко – даже если навигатора-хуегатора нет, распечатал карт целый ворох – и в путь. А тогда ни ресурсов толковых в сети не было, а если бы и были бы, все равно мэйл.ру у нас в универе загружался 15 минут. А если бы и загрузилось что, не было принтака. Зато можно рассчитывать только на свою башку, а не на какую-то там нано-шнягу, придумали там интернеты всякие, теперь нация страдает и мельчает.

В общем, вместе с дружком мы с помпой прибыли в Кенигсберг.

Я практически не пил, и во время брутальной пьянки с местными товарищами около памятника Шиллеру, где выпил целых два пива, окосел. Зато выведал кучу нужной информации – так, что в Польшу попасть - это как два пальца об асфальт. Идешь на Южный вокзал (он кстати меня очень вштыривает – еще немецкий), в будке берешь билет на автобус в польский город, и ваучер к билету, и все, ты за кордоном.

Я очень обрадовался, почему собственно и нажрался, взяв вторую бутылку пива.

Ночевал я синий-пресиний в доме бывшего немецкого мясника в районе Хуфен (одном из немногих сохранившихся районов с массовой немецкой застройкой), заведя будильник на шесть – рано утром отходил интересующий меня автобус на Гданьск.

Десять баксов – как с куста. Осталось девяносто. Но есть же еще и тысяча российских рублей.

Рубль тогда был валютой серьезной, и на двести деревянных я забил свой походный рюкзачок жратвой в круглосуточном магазе под завяз: полпалки колбасы, сырок, две шайбы, они же банки консервов, и конечно, йогурт. Йогуртом и снежком я в те времена компенсировал недостаток алкоголя в крови, получалось если честно херово.

Дружок плачет на автовокзале, обнимая меня и провожая в царство Тьмы воина Света, не вооруженного ничем, кроме колбасы.

Я не очкую.

У меня есть карта Восточной Европы, 90 баксов, помимо колбасы, еще есть сыр и две банки кильки, в конце концов, я умею лазить по поездам, автостопить, общаться с людьми, да и в Белграде мне надо быть только через три дня.

Наоборот, меня трясет от предвкушения встречи с НЕЙ – манящей заграницей, о которой я столько читал, слышал, смотрел, и мечтал, мечтал, мечтал.

Я сам кую свою мечту – в рейсовом автобусе Калининград – Гданьск, между городками Мамоново и Бранево я пересекаю ту самую невидимую линию, о которой думал столько лет. Дороги становятся поровнее, домики почище, на улицах пропадает родная речь – с ума сойти, я потею, бледнею, неужели я сам сделал это, неужели я заграницей!?

Дорожный знак с названием города на НЕРУССКОМ языке - Braniewo – не дает мне усомниться в этом.

Я в Польше!

  • 1
впечатляет.
ждем продолжения..

Интересно!!!
Ян, у тебя не сменилась почта? Это Александр - Рязань.

Ян, пишу тебе из далёкого города-героя Хьюстона. Уже пол года читаю твой блог. Случайно нашёл. Ты очень крут. Такое впечатление что читаю о самом себе ибо и по возрасту и по стилю жизни и по мировоззрению очень похож. Если будет желание погостить в Хьюстоне, милости просим. Из Домодедово есть прямые рейсы на Сингапурских авиалиниях.

Олег

Добрый, спасибо за добрые слова и приглашение)

Я не крут, я такой, какой есть)

Если читаете блог не так давно, наверное, не читали мои давнишние труды, например о Кубе, Северной Корее?

Кстати, на Кубу поехал как раз потому, что в штаты визу не дали)

Если не секрет, как занесло в город-герой?

Ян, попал на твои творения каким-то вообще заковыристым путем - чисто поржать читал на Лурке статью про Северную Корею... Вот даже и не помню ,ссылка там была, или как, в итоге 2 дня рабочего времени убиты напрочь, читаю про КНДР )) Теперь ессесно читаю все, Куба убила напрочь (Корея тоже само собой), вот читаю про Октоберфест и никак не могу понять, какого буя я, у кого даже есть где остановиться в Мюнхене, до сих пор там не был )) В общем на следующую осень планирую добраться до немеццкого пива) В общем спасибо тебе огромное за безбашенность по жизни и прекрасный слог в отчетах. Читаю с удовольствием)

спасибо) читайте конечно, я постараюсь продолжать творить) поводов для написания очень много, самых разнообразных поездок за плечами - много, главное - находить время для творчества)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account