Previous Entry Share Next Entry
Бомжовка по Восточной Европе образца 2001 года. Часть последняя.
yanlev
... Продолжая тему плюсов таких поездок, этот плюс сразу бросается в глаза - ты учишься принимать решения самостоятельно. Казалось бы, херь, а взваливать на себя груз принятия решения, неважно, правильного, неправильного - очень тяжелый груз, ответственность, ноша, которая многим не по плечу. Особенно у нас в стране, где исторически люди привыкли, что за них кто-то что-то где-то там решает.

Но в таких условиях вольно-невольно ты вынужден думать и решать сам. Ты один в чужом ночном городе, черт знает где, почти без денег, и за тебя не решит ни мама, ни папа, ни начальник, ни любимый президент Владимир Владимирович.

Ну я и решил.

Порулил на более менее оживленную дорогу, думаю, что дрыхнуть то, действовать надо. Торможу все машины подряд.

Почти сразу останавливается приличный Мерс, несколько слов, что я хочу в Будапешт, к маме, и что я типа модный бэкпекер, сразу действуют – стильный лысый венгр в очках делает приветственный кивок, мол, садись. Он один, мы разговариваемся, приличный мужик, какой-то коммерс, едет домой из аэропорта Салоник, что в Греции. Жаль, что дом у него оказался где-то под Сегедом, а не в Сергиевом Посаде, ну или хотя бы не в Будапеште.

Но он обещал мне подвезти меня на сегедскую окружную, и выбросить меня там на точке, где мол, очень удобно ловить фуры до Будапешта.

Этим местом оказалась заправка, действительно, относительно оживленная в этот совсем уж поздний час. Мажорный венгр заправился, сходил в заправочный магазин, и вернулся с целой горстью всякой снеди – соки, кофе, бутеры, булки, и львиную долю отдал мне – держи мол, бомжара, подкрепись.

Я даже не прослезился. Я же русский мальчик, а русские мальчики никогда не плачут. С благодарностью приняв венгерский хавчик, я покушал на бордюрчике заправки, а остатки расфасовал в рюкзачке. Настроение улучшилось. Венгры мне начали казаться более приятной нацией, чем я представлял её в начале своего тернистого пути.

Итак, стою я на сегедской окружной, и стоплю машины.



Остановил какую-то фуру с сербскими номерами, говорю – мол, Будапешт, плиз, пше прашам, я сам рус, кванта коста закозлить. Но водила ответил – Будапешт нема, Романиа, и коллега в авто. Ну ладно.

Продолжаю держать клешню на трассе, пью новомодный холодный кофе, нравится.

И вот… останавливается минивэн!

- Будапешт, говорю.

Внутри полно народу. Вышел водила. Спрашивает – сколько? Я подумал, готов ли я заплатить деньги за то, чтобы к утру оказаться в столице Венгрии, и если готов, то действительно, сколько. Рисую на бумажке – 5$ or 5000 Ft. Пять тысяч форинтов, если не ошибаюсь, были на тот момент практически равнозначны пяти баксам. Именно эту сумму мне было не жалко заплатить за проезд. Водила кивает в салон.

Там одно место в середине.

Пресвятая фабрика звезд четыре, фургончик то румынский! С румынскими гастарбайтерами! Или эмигрантами, кто их там поймет. Ну ладно думаю, посплю пару часов дороги, и дешево вроде, и черт с ними, с румынами то, вроде как у всех, две руки, две ноги.

Сижу, напротив меня сидит румынская девушка с ребенком на руках, внимательно меня изучает, собственно, как и весь микроавтобус.

Очередной плюс подобного рода поездок – НЕ СТЕСНЯТЬСЯ! Держаться уверенно. Согласитесь, глупо потом стесняться в общении с девочками в общежитии педуниверситета, если тебя сверлят глазами полтора десятка чумазых румынских беженцев?

Удалось немного прикорнуть.

Въезжаем в Будапшет, какие-то промышленные окраины, тормозим, и тут то началась вся веселуха, которая мне, пожалуй, более чем ярко запомнилась во всей моей поездке.

Проклятые румыны. Варвары. Читать не умеют. На бумажке я написал нехитрое английское слово or – «или», мол, что вам лучше, пять баксов или пять тысяч форинтов. Водитель воспринял это как сумму.

Отдал я купюру в пять штук местных венгерских, и рулю на выход. Но не тут то было. Водила хватает за руку, требуя еще пять долларов. Я, мягко шокируясь, несколько не одупляю, продолжаю движение. Началась буча. Крики.

Стоит пару слов сказать про место действия – это какая-то фруктово-овощная база на окраине Будапешта, куда, судя по всему, и приехало работать содержимое автобуса. Склады, все ржавое, воняет тухлятиной. Остатки помидор под ногами.

И вот, при таких декорациях, румыны начинают разводить русского паренька на пять долларов. Надо писать картины маслом.

В моей ситуации, когда я не планировал отдавать Линкольна, поступать так было бы делом кощунственным, ну да это не было сiлью. Я пошел на принцип. Я чувствовал, что меня разводят, и был очень недоволен по этому поводу. Теперь я думаю, что румыны думали точно так же – не так им были нужны эти пять долларов, сколько им было обидно, что этот проклятый гринго пытается их обмануть, кинуть, не заплатить.

Они нервничали, кричали, паниковали.

Я тоже пытался повышать голос, но все это было сложно, потому что по-английски они не говорили вообще, а я еще был уверен, что must go on переводится как «должен идти на».

В общем, паноптикум, который продолжался минут десять. Водила был не один, у него нашлось два товарища, которые несколько теснили меня, несмотря на то, что я всеми силами старался не тесниться и отстоять свою честь и свободу во имя демократии.

Из этого ржавого ангара с давлеными помидорами я постоянно пытался выскочить на спасительную улицу, в утренний живой Будапешт, но бравые, уже возбужденные румыны не давали мне этого сделать.

И вот, кульминация.

Все трое надавили на меня с разных сторон, и водила рычит: «Мани!». – Где-то я уже это слышал, подумал я, и понял, что дело пахнет керосином. Или деньги, и оставленная в венгерской столице честь и достоинство русского человека, или немедля действовать.

Я думал пять секунд, и выбрал второе.

Напомню, в моем рюкзачке у меня лежал морской фальшфейер, который я планировал задействовать на футбольном матче – для феерии. Недоумеваю, как меня пропускали с ним через границы, я просто говорил, что мол, фейерверк на футбол, и все, вопросов нет. Там он со мной и проболтался до победного, то есть до нынешнего, утра.

Фальшфейер, это детище безымянного челябинского оборонного завода, как же он близок и дорог мне. Старая модель. Не чета современной картонной хероте. Она представляет собой железную полую трубку, длиной сантиметров пятнадцать, диаметр четыре сантиметра, две скобы по бокам, и металлическая пробка с кольцом, затыкающая трубу. Скобы надо по очереди дернуть вниз – они образуют ручку. Затем дергаешь и пробку с кольцом сверху. Из трубки вываливается веревка с маленьким колечком на конце. Держа за скобы-ручки на вытянутой руке, дергаешь веревку с колечком, ну и всё, мощная вспышка, и твою шлюпку заметят в море с расстояния в несколько километров.

Я - счастливый обладатель такой чумовой вещи.

Вся вместе конструкция очень похожа на ручную гранату.

И то ли этот факт, что сняв рюкзак со словом «окей», я быстро вытащил файер, дернул обе скобы вниз, то ли тот, что я процедил между зубами «всё пиздец блядь нахуй заебали», стал дергать кольцо, в общем, все трое румын округлили глаза и отшатнулись в сторону.

Я воспользовался ситуацией, и пулей выскочил мимо них со склада на спасительную улицу, где быстро завернул за угол и потерялся.

Вот он, вскрылся еще один плюс бомж-вояжей: со временем в любом человеке, даже в самом последнем ботане, вроде меня, вырабатывается очень хорошее (особенно для мужчины) качество: НЕ ССАТЬ.

Согласитесь, после того, как трое румын тебя зажали на фруктовом складе, очень сложно ссаться, например, того, что тебе поставят двойку на экзамене. Или что отругает начальник.

На улице меня, идущего очень быстрым шагом, все-таки догнал какой-то мужик и сказал по-русски: - Стой! – Ты русский что ли?

Оказывается, мужик был пассажиром маршрутки, издалека наблюдал всю происходящую феерию, и опознал во мне русского по изредка вкрапляемым в мою сбивчивую англо-жестовую речь слова «блядь».

Он мне так и сказал – ты бы лучше с ними русским матом разговаривал, они его гораздо лучше понимают, а не строил из себя хуевого аристократа. Думаю, он был прав. Сам мужчина был молдаванином, но давно работающим в Венгрии разнорабочим.

Он помог мне, посадив на нужный трамвай, следующий до вокзала.

И вот, снова родной будапештский вокзал. Как и не уходил никуда.

Раннее утро, спать уже не хотелось, я понимал, что взят великий старт домой.

Но дело обстояло гораздо проще – деньги можно сказать уже были, и баксы, в районе тридцатки, даже больше, и деревянные, в районе Архангельска, то есть пятихаточки.

Можно было шиковать. Что я и начал делать, купив вкусненный хот-дог и билет на собаку до города Захонь. Нечего бегать, хватит скрываться. Король возвращается в родное королевство.

Как же приятно ехать на легальных основаниях в поезде! Не надо бегать, не надо шариться, постоянно коситься на стеклянные двери, ведущие в соседние вагоны. Можно спокойно спать (все-таки почти всю ночь на ногах), изредка открывая глаза на симпатичных сельских станциях.

Поезд дошел лишь до немалого города с трудно выговариваемым названием Ньиредьхаза, ну да это лишь еще один плюс - географические названия запоминаешь в поле гораздо быстрее, чем в кабинете.

На ньиредьхазском вокзале мной было продолжено мотовство и гусарство, и куплен серьезный сувенирчик: кружка.

Надпись на венгерском на нем гласила: Anya csak egy van, меня привлекло слово "Аня", я хотел подарить что-то моей одногруппнице, потому что она была девочкой, я был мальчиком, в общем, так всегда было.

Несколько раз я переспрашивал продавщицу на разный ляд, как переводится надпись. Anya - по-венгерски "мама", но это было неважно, венгров вообще не спрашивают. Вся надпись переводилась как "Мама только одна", но я естественно при вручении подарка опустил этот факт, автоматически превратив кружку в уникальный подарок ручной работы, с надписью по-венгерски "Аня только одна", ну а Венгрия, что Венгрия, она далеко.

Аня цсак эги ван - последняя на тот момент, да и на этот, фраза, что я знаю на местном. Удивительный набор знаний: слово "кафе", "консульство", фраза "мама только одна".

В сам славный город Ньиредьхазу я не пошел, потому как на всех парах уже стояла псина до нужной мне Захони, там, в принципе, уже недалеко.

Несмотря на то, что билет я купил в Будапеште до самой Захони, во второй собаке я опасался контролеров, как же так, билет то один, а поезда два, это как-то не по-русски. Однако, тут же уже типа Европа, надо расширять сознание и кругозор, как говорится, все приходит с опытом.

В уже знакомой до рези в глазах Захони я совсем не задержался - уходила электричка до украинского Чопа. У вагонов вовсю терлись родные чопские контрабандисты. С утра они уже сбагрили сигареты и спирт. Сейчас же вовсю шла погрузка бытовой техники.

В вагоны обычной электрички ловко закидывались, исчезая в недрах тамбуров, стиральные машины, газовые плиты, и даже холодильники. Летали в воздухе, как фантики, микроволновые печи, кухонные комбайны, телевизоры и блендеры.

Зайдя в вагон, я малость подохуел - почти все сидячие места были заняты продукцией капиталистических монстров. Самсунг, Филипс, Сони дружно сидели на лавках. Весь вагон до потолка был забит всей этой прелестью.

Между ними пытались примоститься и люди. Мне тоже удалось втиснуться между видеодвойкой и вытяжкой. Почти сразу же меня раскрутил на разговор попутчик, вжавшийся между стенкой вагона и холодильником Стинол. Выглядел я совсем нехарактерно для чопцев, да и вообще для жителей тех мест, плюс, при первых же фразах меня выдавала правильная верхневолжская великоросская речь.

Узнав, что я из России, и еду домой, пожилой мужчина оживился, и все полтора часа поездки (ехали четыре километра) общался со мной на самые разные темы, и позвал соплеменников.

Он и объяснил мне смысл происходящего. Технику ребята покупают на венгерских мелкооптовках, и потом ввозят на Украину ее в частном порядке, типа для своих нужд - это не запрещено законом. Затем они сдают её местным скупщикам, которые распространяют её по украинским торговым центрам.

Таким образом, разница между ценой венгерской мелкооптовки, и ценой типа нормально растаможенной техники, ввезенной на Украину х знает откуда, такова, что хватает всем - и торговым центрам, и скупщикам, и чопским контрабандистам.

Мужчина и его коллеги все сокрушались по-поводу своей судьбы, очень сильно хотели объединиться назад с Россией, правда, непонятно, что они под этим подразумевали - то возвращения совка, то ли сильной централизованной власти, то ли уничтожения своей собственной власти.

Фраза, сказанная мне этим мужчиной, запомнилась: - Я никогда не мог и подумать, что в свои 60 лет буду венграм лизать жопу.

Весьма четкая формулировка.

Прошли венгры, все пассажиры очень сильно просили погранцов ставить штампы потеснее, чтобы на одну страницу влезло по-максимуму - действительно, если раз в день тебе ставят четыре штампа, паспорта надолго не хватит, а стоит он по местным меркам дорого.

В общем, душевно пообщались, но вот наконец переехали Тису, украинская земля, знакомый чопский вокзал. Спрыгиваю с подножки. Прыгают и чопцы, весело начиная разгрузку, образуя гигантскую организованную очередь на таможню.

Я подошел к таможне первым, поскольку у меня под мышкой не было видака, очередь не улюлюкала. Таможенник алкает у меня: а где ваша техника? Почему без техники?

Я отвечаю, мол, как-то с техникой не срослось, я еду домой, а цель моего визита Украины - транзит в Необъятную. Таможенник удивился. Обычно подобные путешественники проносятся мимо чопской станции на фирмаче "Будапешт-Москва", ну да он же работник границы, многое повидал, да и похуй ему.

Поставили въездные штампы, и все, гуляй, Вася.

На этот раз с Чопом у меня было время ознакомиться более основательно и в дневное время. Изначально Чоп - словацкий город, все Закарпатье во главе с Ужгородом мы оттяпали по итогам войны у Словакии. Брусчатая мостовая, старые гидранты, частные домики с черепицей - сразу видно иностранные следы, но увы, их немного, т.к. постаралась война, да и сам Чоп никогда не блистал обалденной архитектурной застройкой, испокон века играя роль важного железнодорожного узла.

Подтверждением этому факту стало то, что я покинул его на удивление быстро, взяв билеты до стольного города Киева на адовый хохлопоезд "Ужгород-Харьков".

Несмотря на финансовое благополучие (30 баксов на пересечение Украины - да это царский удел!), я все-таки взял тикеты в общий вагон. Благодаря общему вагону и по полной, на протяжении полутора суток проникался украинской культурой.

Это был хохловагон в прямом смысле этого слова - было весело. Вагон общий, то есть места сидячие, на верхних можно лежать. Поскольку я залез в начале большого пути этого веселого состава, то мне досталась моя любимая верхняя боковушка, где я и пролежал, как египетская мумия, скрестив руки на груди, и наблюдая происходящий внизу адище.

Народ заходил и выходил, спал и пил, играл в карты и трахался.

Жрали цыбулю, крупными шматами резали сало, пили самогон. В дальнем купе играли на гармони и кто-то плясал. Обсуждали Кучму и проблемы итальянской иммиграционной политики.

Где-то под Ивано-Франковском я тоже решил нажраться, вышел на одной из бесчисленных станциях (а поезд останавливался на всех), и купил бутылку "Оболони". Это был мой единственный алкоголь за всю поездку. Довольный и пьяный, я и подъехал к матери городов русских.

У меня был почти весь день на этот без преувеличения, Великий город, и я провел его с пользой - шарился по всему центру, майдан, Крещатик, София, спуски, Булгаков, вокзалы, хот-доги, церквы. Жаль, было дождливо, но величественная панорама Днепра в моей памяти останется надолго.

Ладно, не суть, городоописание - не цель повествования. Из Киева с пятистами рублями до родных мест не доберется только полный дурачок, я дурачком вроде особо тогда не был, билет на плацкарт до Москвы, почти все время спал - отсыпался после многих ночей сомнительного досуга.

Даже в Москве мне хватило денег на покупку приличного, цивильного билета до родного губернского города, славящего солнце, хотя в ту пору я гораздо чаще добирался до него на пригородных собаках Москва-Александров, Александров-Ярославль. Гулять, так гулять.

Обратная дорога, начиная с Будапешта, хоть и состояла из двух электричек и трех поездов, но прошла как по маслу, гораздо быстрее. Это вообще закон путешествий - назад катится всегда быстрее.

Наверное, мало кто подъезжал к вокзалу «Ярославль-Главный», как это делал я в нулевом и первом годах.

Вся эта публика – командировочные, бабушки-дедушки с жареными цыплятами в газете «Известия», дети с экскурсий, земляки, погнавшиеся в столицу за длинным рублем, мотавшиеся каждые выходные домой по остоебеневшей дороге. Белые воротнички, синие воротнички, хуевые воротнички. Что им этот Ярославль-Главный. Домой бы поскорее и всё, на боковую.

Я ждал родного сталинского шпиля ярославского вокзала, как манну небесную. Уже за десять километров я выходил в тамбур и прилипал к окну, смотря вперед по движению поезда. Проплывают мимо огни нефтеперегонного, казалось бы, заводская мура, но РОДНАЯ заводская мура.

Сердце начинается биться все быстрее и быстрее, я наконец-то почти дома! Позади несколько дней просто адовой бомжовки, миллион эмоций, фейерверк впечатлений, но Дом есть Дом.

Станция Полянки! Мимо плывет частный сектор, чуть вдали виднеется во мгле Ярославль-Московский!

Станция Которосль! Почти-почти! Я полностью прилип к стеклу, темно, ночь, но прожектора подсвещают пятнадцатиглавого Иоанна Предтечу, стоящего на берегу. Кстати, именно эта церковь изображена на 1000 рублевой купюре, которая когда была запущена в оборот? Правильно, в 2001 году.

Переезжаем мост, всё! Видно освещенный шпиль вокзала! А вот и он сам! Дом! Родина! Гнездо!

Восемь дней бомжовки дают совершенно неземное состояние отрешенности, покоя, гармонии в душе. Хочется домой, осмысливать, переоценивать, и жить, творить, воплощать. Только ради этого ощущения стоит кататься по свету.
После такого отлично понимаешь смысл выражения «целовать родную землю».

Позади около пятнадцати вокзалов, на которых ты мыкался, на некоторых из них не по одному разу, а уж сколько их было пересмотрено из окна поезда – не счесть! Но целовать почему-то хочется засранный перрон именно этого.
Но я же уже взрослый мальчик, к чему сантименты.

Вдобавок ночь, надо домой топать, общественный транспорт ведь уже не ходит. Поезда из Москвы в основном приходили в ночь, поэтому в 2001 году зрелище «Ян Саныч со светящимися глазами топает домой» происходило с завидной регулярностью, как говорится в любую погоду, летом и зимой. Жил я тогда в губернском городе за великой русской рекой Волгой, примерно 8-9 километров от вокзала, в общем, еще часа полтора пешочком.

Зато всегда поджарый и огонь в глазах.

Конечно, можно было воспользоваться услугами частного извоза, но это было полным абсурдом. На те деньги, которые потратились бы на такси по маршруту «Вокзал-Дом», Ян Саныч образца 2001 года мог легко достичь Урала. Что он, кстати, и проделал в июне этого самого года, бесплатно докатив на прямом до города Перми.

Вообще, в этом юбилейном рассказе шло столько речи про бабло (это не удивительно – оно было очень актуально), что полуфилософские выводы просятся в больную головушку сами собой.

В 2001 году я не достиг Белграда, остановившись в 120 километрах от него. Я затратил на достижение этой точки почти неделю. Я проехал по территориям шести стран, посетил 12 городов, десять раз пересекал границы, куча историй, жизненных ситуаций, людей, событий, решений и лишений.




Эта поездка, можно сказать, была еще одним кирпичиком в стене моего становления как личности, как мужчины.

9 лет спустя, в феврале 2010 года, я достигаю Белграда на самолете. Три часа полета. Из самых ярких впечатлений – наверное лишь вид города Субботицы (того самого, в который я так стремился попасть из Сегеда, не попал) под крылом самолета. Больше вспомнить нечего.

Наверняка был традиционный предполетный Гиннес в баре аэропорта. Точно не помню, но наверняка должен был быть. Наверняка было немного самолетного вина. Ну да, быстро. Ну да, тепло, сухо, комфортно. Кресла. Стюардессы улыбаются. УДОБНО. СЫТО. Ни лишений, ни решений.

Разве сравнятся эти три часа полета 2010 года с неделей поездки по земле 2001? В дате поменялось лишь две цифры – а какое гигантское отличие! Сколько мелочей, нюансов, событий я помню спустя десять лет – и не помню ничего из дороги, с момента которой не прошло и года. И правильно, что там запомнишь за три часа то.

У многих людей даже и не возникнет вопроса – что лучше? Ночевать в залах ожидания, бегать по собакам от контры, удирать от румын и стоять на трассах, при всем при этом питаясь подножным кормом, или же держать родную попу в тепле и комфорте? Для многих ответ очевиден, для меня - нет.

Возможно, если бы у меня не было опыта, я тоже не задумался бы. Да что там говорить – не было бы этого опыта, я бы сейчас наверное жевал бы сопли в госучреждении, все свободное время смотрел сериалы, в Турцию бы гонял разок в год. По-крайней мере, подобный опыт, подобные поездки сильно повлияли на мое становление как личности, вспоминая их досконально, так, как я вспомнил сейчас, я понимаю, откуда растут ноги. Объяснение моему сегодняшнему поведению, образу мысли, образу жизни.

Но опыт был, его не выкинешь, не забудешь, не выжжешь из души каленым железам, и вечный, вечный червь сомнения гложет меня – что лучше, жопа в теплом кресле, еда вкусная перед носом, или аромат свободы в прокуренном автобусе с румынскими эмигрантами, который мчит тебя в ночь?

В конце концов, что ты будешь рассказывать своим детям? Какой же вкусный был Гиннес перед полетом?

Да что там, что ты сам будешь вспоминать, уже убеленный сединами, качающийся на кресле-качалке с небольшим бокалом сухого, погожим весенним вечером, на веранде, с пледом, с видом на океан? Как великолепно обслуживали в египетском отеле? Как вкусно и нажорно было?

Да даже старости ждать не надо. Уже сейчас есть что вспомнить, уже сейчас можно погрузиться в мир собственных мыслей, собственных воспоминаний, собственных измерений и миров. Всегда, в любой ситуации.

Сидишь в какой-нибудь долбаной очереди, из тех, что практически невозможно избежать, например, на получение паспорта. Все сидят с наигнуснейшими лицами, даже рожами. В воздухе витает атмосфера добра и справедливости. Зайдя в помещение, сразу же становится видно, насколько эти случайно встретившиеся люди люто ненавидят друг друга. И как косятся все они на одного молодого человека, который блаженно улыбается, аж светится изнутри.

Это Ян Саныч дошел в своих воспоминаниях до момента, как два венгерских мента копались в его носках, и вот один победно вскрикнул: «Мани!»

Так что же лучше? Что?!

Однозначного ответа нет. Да и никогда не будет.

Но мне постоянно вспоминается реклама Банка Империал 90-х годов, лучшей рекламы Отечество не производило, и, судя по всему, никогда не произведет.



IV век до Рождества Христова. Александр Македонский покорил Парфянское царство, но войско его, погрязшее в распутстве, отягощенное богатой добычей, не могло двигаться дальше!

И тогда приказал он собрать все трофеи и сжечь!!!


В 2001 году Ян Саныч, не потратив и штуки рублей на каждую из поездок, посещает Казань, и Пермь, и Нижний, и Смоленск, взят Геленджик, и Питер, и Вологда, и Новоросс, и Краснодар, достигаются Уфа, Магнитка и Ижевск, Чебоксары, Башкирия, РостовДон, да что там, посещается аж Омск, тем самым заложив начало освоению Сибири! Уже к двадцати годам я отлично представлял, что же есть за такая загадочная штука - моя собственная страна, и уже имел возможность сравнивать…

Ну а потом…

… и пошли они дальше, и покорились им и Персия, и Бактрия, и Индия!!!

Ян Александрович.

Всемирная история.

Банк Империал.

  • 1
Блестящий литературный язык! СПАСИБО.

Приятнейший рассказ. Обалденно понравилось.

благодарю, господа)

мы продолжим

Понеслась брехня по деревне!!!

Или полетело говно на пропеллер.
«Почти сразу же меня раскрутил на разговор попутчик, вжавшийся между стенкой вагона и холодильником Стинол.» Открою тебе страшную тайну – Стинол это липецкий холодильник с итальянской начинкой (редкое гавнище, это еще хуже чем говноФокус россиянской сборки).

«Мужчина и его коллеги все сокрушались по-поводу своей судьбы, очень сильно хотели объединиться назад с Россией,…..» Это вообще жесть – западынцы объединяться с эРэФиеий. Товарищ, тебя мадьяры какой травой угощали? Трава забористая!!!

«взяв билеты до стольного города Киева на адовый хохлопоезд "Ужгород-Харьков".»
………………….?????

«Несмотря на финансовое благополучие (30 баксов на пересечение Украины - да это царский удел!), я все-таки взял тикеты в общий вагон.» 30 баксов, это всего 150 гривен – царский удел нищеброда. С общим вагоном пиздешь выходит. На таких направлениях (около суток пути) общих вагонов в начале нулевых не было.

«Это был хохловагон в прямом смысле этого слова - было весело.»
«Народ заходил и выходил, спал и пил, играл в карты и трахался.» «Жрали цыбулю, крупными шматами резали сало, пили самогон. В дальнем купе играли на гармони и кто-то плясал.» Это просто пиздец, ты под действием мадьярской забористой травы и «Оболони» наверное впал в нирвану и материализовался в быдловозке «Серверная Двина»

«Из Киева с пятистами рублями до родных мест не доберется только полный дурачок…..»
500 рублей это около 100 грн. Или около 20 баксов на то время. За 20 баксов до Москвы…..? Пиздешь!!!

Re: Понеслась брехня по деревне!!!

В принципе о вас уже многое понятно по вашей аватарке)

Могу лишь пожелать вам, чтобы каждое сказанное где бы то ни было слово об Украине не ранило вас так сильно)

Тем более, что я ее искренне люблю)

Ян Саныч, не останавливайся!
И, конечно, Спасибо.

вот это я понимаю отдых. нереально круто! полезу читать предыдущие части.

Очаровательно !
Жду продолжения !

Вспоминаю что то свое в твоих зарисовках. )))

(Deleted comment)
640 баксов!

мажоры)

(Deleted comment)
да еще и на своем авто!

аристократы!)

Вот эта часть отлично вышла, как итог всей поездки.
Однозначного ответа нет, особенно когда появляется спутница, дети... Чем-то средним, наверное, является путешествие на авто или мото, с щепотокой здорового похуизма в планах :) ну там, не забыть только заранее посмотреть где какой ваучер понадобится.

дык да... это уже и сейчас происходит... жена, авто, произвольные маршруты

чуток все это сдобрено старым добрым похуизмом) в общем, нормально)

Шедеврально! Ян Саныч опять выдал безумно интересный и философский текст.
Во многом с Ваших рассказов у меня проснулось желание путешествовать. И за последний год уже два раза и европа и 2 недельный трип по Турции. На осень планируем Азию.
Ну что интересно все поездки совмещены с Футболом, а азия будет с Формулой ;-)
Не знал что футбол тоже увлечением было. Ну и знакомые термины как говорится доставили ;-)

мне всегда было радостно осознавать, что мое творчество на что-то толкает людей

а уж тем более на путешествия

а по собственному опыту и опыту множества других людей знаю, что путешествия меняют сознание в лучшую сторону

на ту же Кубу сколько народу поехало, прочитав мой опус...

в общем, я доволен)

и тем фактом, что футбол отпустил - тоже)

rashidkas

(Anonymous)
Оч увлекательно и познавательно. А можно робко поинтерсоваться возможностью увидеть продолжения "Зимней Швеции",далекого"Порт-Артура" и загадочного Тайланда? Или потирать ручки( в предвкушении) преждевременно?

Надеюсь Зимняя Швеция будет дописана совсем скоро - там и осталась то одна часть

Порт-Артур тоже будет продолжен, сам расстроен что дело встало, а мыслей масса

А вот до Таиланда вряд ли руки дойдут в ближайшее время - есть масса других, более интересных сюжетов)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account