Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях о Голландии-Бельгии-Германии. Часть III.
yanlev
Маастрихт, как и Херлен, находится в нидерландском аппендиксе, далеко от столицы, и является самым неголландским городом страны. Вся эта местность называется Лимбург, и её нахождение в составе Нидерландов кажется несколько странным, и географически, и логически.

Достаточно даже просто посмотреть на карту, чтобы понять, что эта длинная кишка, тянущаяся от Голландии вниз, вклинивающаяся между Бельгией и Германией, выглядит странно.

Иногда люди, поромантичнее, чем я, называют её утонченно "каплей, свисающей с Голландии", что ж, это их право, плутать в мире иллюзий.

Именно её мы пересекали в разных направлениях несколько раз, все наши города - рядышком, только между ними постоянно возникает голландская граница. На карте есть не только заштатный бельгийский город Бре, но даже валюшин Леопольдсбург.



Благодаря такому расположению Маастрихт - город в Европе известный, там постоянно проводятся международные слеты, симпозиумы, прочие пьянки, здесь под это дело и провозгласили 20 лет назад Европейский Союз.

В России этот город не такой известный, туристы оседают в Амстердаме, а Маастрихт, находящийся на голландских задворках, остается в тени.

Но только не для нас с Андрюшей. Название этого не самого большого нидерландского города отлито в граните в наших пылких сердцах.

Дело в том, что лет 6-7 назад мы пытались наладить теплые, дружественные бабловзаимоотношения с одной шараговатой корпорацией, которая находилась именно в Маастрихте.

Но на безоблачном пути финансовой дружбы между русским и голландским народами встал опасный противник - Ярославская Таможня.

Она превратила слово "Маастрихт" в наше ежедневное заклинание. Я слово "Маастрихт" произносил чаще, чем слово "пиво".

Компания де факто находилась в Голландии, а юридический адрес был где-то в пригородах Маастрихта, это уже Бельгия.

- Как же так, недоумевала Ярославская Таможня. Груз едет в Голландию, а компания в Бельгии. Так не бывает, это невозможно.

Пожелав всем сотрудникам таможни всегда жить по месту своей прописки, мы не опускали рук и строчили бумажки, почти каждый день ошиваясь в здании таможни под красивым плакатом "Таможня - не запрещающий, а [u]контролирующий[/u] орган."

Но и таможня не унывала. Так, в длинном списке обязательных документов для оформления сделок значился договор, заверенный подписями и ПЕЧАТЯМИ.

- Но у нас нет никаких печатей - недоумевали голландцы. И у всех наших партнеров тоже нет. Печати - это же прошлый век, их же легко подделать, они не нужны!

- Вы ничего не понимаете - отвечали мы погибающим в царстве невежества голландцам. Yaroslavskaya tamozhnya не может без печатей. Идите скорее делать печать.

И так далее.

Несмотря на давность лет, у меня слово "Маастрихт" давно и прочно ассоциируется именно с этим периодом жизни.

И вот мы здесь. Здравствуй, город, в который мы отправили сто пятьдесят факсов и приняли оттуда чуть меньше. Здравствуй, родной. Мы приехали.





Маастрихт очень хорошо сохранил свою застройку:



Это столица провинции Лимбург. Когда в середине XIX века Бельгия подняла мятеж и откололась от Голландии, одна часть Лимбурга досталась по дележу свежеобразованному государству - Бельгии, а другая часть вместе с Маастрихтом осталась у Голландии. Отсюда, кстати, и аппендикс, и витиеватая граница.

Отсюда и город-то больше бельгийский, нежели голландский:



В войну почти не пострадал. Опять-таки благодаря своему месторасположению его первым в стране взяли нацисты, но первым же и оставили. Всё почти без боев. Отсюда и большое количество сохранившихся домов XVII века:



В массе своей улочки города пустынны, магазины закрыты. Воскресенье - это святое:



И даже магазин для баб закрыт:



Как будто нацисты не 70 лет назад заняли город, а вот-вот на подходе:



Но поскольку есть, что посмотреть, то город туристический. Если есть туристы, значит, их нужно обилечивать. Значит, точно открыты многочисленные кафехи на Главной Площади Ваще. Скорее туда!



Маастрихтовская Главная Площадь Ваще красива:



И, что немаловажно, духовные связи с Бельгией заставили всплыть и мидии:



Здесь же я наконец унял нешуточную жажду своим любимым Лёфом, потому как очухался Валюша, ему и рулить. Рулить незнамо куда. За обедом на площади мы и решали, куда держать путь дальше, когда Андрюшу выгрузим в херленской школе. У нас будет часов шесть, не меньше.

За это время можно достичь Парижа, и вернуться, только в Париже немного времени будет, минут десять. Поэтому выбирали между Люксембургом и Брюсселем - расстояние практически одинаковое. В итоге все-таки решили ехать в Брюссель, так как в Люксембурге я уже был, и несмотря на то, что против бельгийской столицы имел предубеждения, о них ниже, все-таки выбор пал на него.

Ехать до него дай бог час, назад столько же, ну и четыре часа там - достаточно. С учетом того, что воскресенье, и пробок нет, мчись в любую сторону, куда хочешь.

После обеда Андрюша впал в хорошее настроение, вспомнил боевую молодость, и устроил феерию на площади:



Подумаешь, я тоже так могу.

Еще помнится какой-то школьник, лет 14, умышленно отбившийся от школьной экскурсии, воровато озираясь, подошел к нам, и спросил - почем пиво стоит?

Картина знакомая, все там были, надо внедрить и показать класс перед девочками, ну стало быть говорим ему - столько-то ойро. Мальчику показалось дорого (потому что всегда идет допнаценка за Главную Площадь Ваще), он горестно вздохнул и поплелся к своей экскурсии на сухую. Так жалко было, так жалко, даже угостить захотелось.

Пошли дальше гулять по городу.

Маастрихт также известен тем, что при его осаде в 1673 году погиб капитан королевских мушкетеров - Д'Артаньян, наш, и не только наш, кумир. Надо было почтить память героя минутой молчания, но ни места гибели, ни памятника ему мы не нашли (хотя и то, и другое, известно). Просто мы лузеры, и постоянно зависали у всякой хрени.

Ну как вот у этого спайдермобиля не зависнуть:



Или очередной инсталляции. Похоже на гей-парад, или на суд Линча, на деле выглядит фантасмагорично:



Продавец сигарет и примкнувшая к нему собачка:



Ставни-родители, и ставни-малыши:



А вот это совсем круто. На магазине "Киншаса" ручка на двери в виде очертаний африканского континента. Болтиком обозначено месторасположение самого города Киншаса:



Хочешь - тяни за Сомали, хочешь - за Алжир, левши тянут за Сенегал, ну а в крайнем случае - можно и за ЮАР.

Гопнички ждут у моря погоды на "Пятачке" на пересечении Ленинградского проспекта и улицы Урицкого:



Кафе Д'Артаньян тоже присутствует:



- Чтят, черти, чтят героя! - скупые мужские слезы катятся по грязным небритым щекам.

Находится в плотно застроенном историческом центре и место для идиллической зелени:



Интересно было бы посмотреть на хозяйку:



Главное, чтоб ей было больше 18, иначе не буду смотреть.

А вот... а вот... сердце начинает биться сильнее



ДА! СТРАХОВАЯ ТАБЛИЧКА!!!



Для не являющихся членами секты коллекционеров страховых досок это - сомнительная железяка. Для членов секты сразу открывается целый мир.

P.R. - это ничто иное, как PROPRIETAIRES REUNIS, во французском я конечно ни бум-бум вася, но ориентировочно я перевел бы это как "Объединенные владельцы"

Полное название страховой организации, которая лет сто назад застраховала это здание - "COMPAGNIE DES PROPRIETAIRES REUNIS", соответственно, "Компания объединенных владельцев".

Фон у таблички некогда был черный, буквы, венок, кайма - золотая, это классическое цветовое решение.

Табличка наверняка еще помнит и Вторую Мировую, а скорее всего, и Первую, потому что компания эта была основана еще в 1821 году.

Почему французский язык в Голландии? А потому что штаб-квартира компании находилась в Бельгии, в Брюсселе, а тот факт, что она застраховала здание в нидерландском городе, лишь лишний раз подтверждает очень сильные экономические и социальные связи Маастрихта с Бельгией.

Вот сколько всего за ржавой хренью.

Табличку мы нашли почти на выходе из центра, глаз мы на нее не положили, красть грешно, а договариваться полюбовно, кого-то там теребить сейчас не охота, и трезвые, и ехать надо.

Прощальный взгляд на широкий Маас:



... и поехали в Херлен. До него всего десять километров, школа уже знаем где, нырк туда, а тут уже народа немеряно со всего мира, в основном, конечно, малолетне-подросткового:



Андрюша уходит в ночь, чтобы раствориться в этом царстве безумной пляски и фееричных скачков с гортанными воплями:



А мы с Валентином держим путь на Брюссель.

Как я уже заметил, ездить по автобанам - смертная скука, и только разного рода фрики и еб@нутые на голову радуют сознание. Блондинки в кабриолете, автомобиль-ванна, фашисты на мотоцикле, фрикующие английские аристократы на ройсе, с кучей чемоданов, привязанных к багажнику - всю эту публику можно встретить на трассах.

Едет ретро-болид:



Плюсы бельгийских автобанов - всегда можно вооружиться серьезным батлом Леф. На заднем плане козликом скачет Валентин:



Увы, это моя последняя бутылка, так как к вечеру мне надо готовиться к ночному перегону назад в Амстердам.

Через час мы триумфально вкатили в бельгийскую столицу:



По поводу Брюсселя, как я уже и говорил, у меня были предубеждения. Не знаю почему, но этот город у меня ассоциировался как с большим, грязноватым афромегаполисом. В голове крутится термин "брюсселизация", толпы негров на углах пошарпанных зассанных зданий а ля фламандское барокко, стеклянные объемы новодельной архитектуры, воткнутой прямо в центре, и большая штаб-квартира стервятников НАТО довлеет над всей этой прелестью.

Въехали в центр. Ну да, пока грустно:



Мы все центрее, а веселее не становится:



Загоняем машину на подземный паркинг:



Любопытна маркировка этажей парковки, чтобы рассеянным пользователям не приходилось запоминать сложные цифры. На фото на дальнем плане на зеленом фоне изображен зайчик, значит, наш этаж так и называется - "зеленый зайчик".

Поскольку в Брюсселе добрая треть жителей - иностранцы, и ряд из них, те, что с кожей чутка посмгулее, с большой долей вероятностью не умеют читать, то им пошли навстречу. Машинку еще можно оставить на "зеленом яблочке", "желтенькой птичке", "синем лебеде":



- А теперь, дети, вопрос: где мы оставили машинку? На зеленом зайчике или желтенькой птичке? Прааавильно, на зеленом зайчике, это минус третий этаж, молодец, Франсуаза из Сенегала!

По выходу в город подозрения усиливались:



А как же вечная советская побасенка про улицы, которые моют шампунем?



И на что только не пойдет человек, чтобы заработать себе на выпивку:



Опера, где продают наркотики:



Но хватит о дурном, свинья грязь найдет, потом мы наконец вышли на Гран Плас, только за нее Брюсселю можно простить все остальное.

Вообще, у города интересная для Европы судьба, не классическая, так сказать.

Брюссель не сохранил целостный исторический облик, там конечно большое количество красивых зданий, архитектурных решений самых разных эпох, но нет единства, некоего целостного восприятия.

Все дело в том, что брюссельцы в свое время нарушили вечную европейскую идиому: "если захотел строить новую постройку, не сноси ради нее старую".

Это незыблемое правило работает примерно с тех самых пор, когда города перестали быть ограниченными крепостными стенами и фортификационными сооружениями, этак века с XVIII.

Города развивались, но в массе своей расползались вширь. Ради массового строительства в XIX веке не трогали средневековый центр, во время промышленного бума начала XX века не трогали застройку XIX, 1920-е строились чуть в стороне, утопая в садах, типовое послевоенное жилье образовывало новые пригороды, щадя архитектурное наследие. На каждом из пройденных этапов, конечно, есть города-исключения, но в целом тенденция именно такова.

Теперь европейцы благодаря своей подобной политике обильно стригут купоны с мириадов туристов, приезжающих посмотреть на красоты, а их дети зачастую вырастают во всем этом визуальном разнообразии разносторонне развитыми личностями.

В некоторые же страны, которые не очень понимают своего места во времени и пространстве, где на угоду дня уничтожается и перекраивается историческая застройка, не едут мириады туристов, а детишки в таких странах в унылых серых коробках имеют тенденцию вырасти гопничками, но да не будем о грустном, мы о другом.

Брюссель - некое исключение из подобных общеевропейских тенденций, потому что там в 1953 году был издан сомнительный закон, по которому снос старой постройки, для строительства на его месте нового, полностью оплачивает государство.

Бельгийцы очень обрадовались и давай хреначить.

В итоге в центре Брюсселя были снесены целые кварталы для строительства новомодных тогда международных и торговых центров, офисов, банков. Тогда это казалось крутым, но время все расставило на свои места - на в целом унылую застройку 50-х - 60-х годов, на торговые центры и офисы почему-то не едут смотреть туристы, оттуда бегут жители, потому что жители хотят жить в красивом месте.

А в бетонно-стеклянном говне пусть живут негры, которые, собственно, и не замедлили это сделать, наводнив весь исторический центр города своими общинами.

Подобные тенденции даже получили термин "брюсселизация", и нынче у термина этого в основном негативная окраска.

Но в целом не всё так страшно, потому что Брюссель - огромный, разнообразный город, и негативные тенденции размазались по огромному брюссельскому телу.

Да, были серьезные потери, но сохранились и огромные куски исторической застройки, шедевры зодчества, сохранилось и сердце исторического Брюсселя - самая Главная Площадь Ваще.

Как я уже говорил выше, только за нее можно простить щедро разбросанные бетонные коробки и негров, все, черт, теперь точно посадят:



Подобное мы уже видели в Антверпене, да, это по-прежнему оно, фламандское барокко, только размах уже столичный:



Каждый дом принадлежал своей гильдии или владельцу, у каждого есть название и оберег, желательно, конечно, золотой, это ж барокко, не хухры-мухры:



Чем-то напоминает здание администрации Пошехонского района:



Интересно, чем, наверное, что и то, и другое - это здание.

Еще, еще пышности!



Подумаешь. Что-то подобное я видел в Ярославле, на Резинотехнике, на улице Колышкина:



На площади болтается большое количество пестрой публики.

Валентину понравилась девушка-полицейский, и на дальнем плане он спрашивает её, как куда-то пройти, хотя, конечно, ему никуда не надо, потому что идти ему некуда:



Здесь же какой-то старичок, с внешностью диссидента 60-х, услышав нашу грамотную великоросскую речь, спросил - и откуда же такие здоровяки-богатыри (дословно) будут?

Я ответил, что мы солдаты ярославского фанагорийского полку, Валентин одновременно сказал, что мы из Ташкента, какие же мы не коммуникабельные п@здунишки, просто труба. После этих слов здоровяки-богатыри растворились в одном из проулков, ведущих к Писающему Мальчику.

Писающий Мальчик - крупный эпохальный развод в гнусных коммерческих целях. Стоит в углу маленькая еле видная статуя, даже не оригинал, а копия, хотя это не важно, вокруг нее толпа. Подобных мальчиков по всей Европе - тридцать три килограмма.

Писающий Мальчик - классический пример, как можно раскрутить бренд с нуля . В принципе, если у меня будет свободных хотя бы миллионов пятьдесят евро, я сделаю всемирно известной урну у своего офиса, к ней будет со всего мира съезжаться народ, она плавно станет самым узнаваемым брендом не только города, но и страны, и, естественно, плавно перекочует на герб города (мишка с секирой будет сидеть на урне)

Итак, писающий мальчик:



Фотографирующийся человек, конечно, же, китаец.

Ему повезло. Обычно пятачок у фонтанчика выглядит так:



Писающий Мальчик везде. Он ссыт с магнитов, почтовых марок, сувениров, флагов, книг, автобусов, крыш. Он ссыт повсюду.

Писающий мальчик ссыт в знаменитые бельгиские вафли:



Негритянских писающих мальчиков угоняют в рабство:



Валентин пытается украсть вафлю у писающего мальчика:



Дурачок, она же ненастоящая.

Все, все делают деньги на Писающем Мальчике.

Да что там говорить - даже я повелся, и купил себе своего писающего мальчика, только у него вместо члена штопор - бутылки на даче буду открывать.

Где-то недалеко лет 30 назад в отместку мальчику открыли скульптуру Писающей Девочке, а еще где-то есть Писающая Собачка (правда, говорят, её украли, но вроде восстановили уже), в общем, весь Брюссель ссыт и ссыт, ссыт и ссыт.

В целом, несмотря на урино-тематику, в районе Главной Площади и на нескольких прилегающих улочках, очень приятно:



Кругом огромное количество магазинов, и не менее огромное количество туристов, плавно фланирующих из одного в другой. Все очень яркое, зазывающее, манит. Хочется потребл@ть и потребл@ть. Потребл@ть самому и быть потребл@мым:



Домики, из которых можно строить целые города:



Шашлычки из клубники:



Шоколадный фонтан. Некоторые ухари на Родине последнее время промышляют тем, что сдают подобные в аренду на разного рода пьянки:



Очень полезная витрина. Наверное, самая полезная из всех:



Жаль, что мне уже нельзя, скоро за баранку.

Рекламка пивбара:



Не приковано, не припаяно, не приклеено. Что ж мы за дураки, надо было схватить и бежать, чтоб только пятки сверкали.

Прикольно:



Но гораздо интереснее парадное, ведущее в магазин:



В частности, почитаемый мною прием - мозаика у входа с именем владельца здания (вариант: архитектора, но это гораздо реже):



Кстати, вот более свежие подобные изыски:



Стоит только отойти от оживленной зоны магазинов и обработки туристов, становится пустынно - воскресенье, не забываем, все мертвые лежат:



Но, естественно, и здесь есть что посмотреть.

Жалюзи книжно-гравюрного магазина:



Магазин:



Брюссельский люк-солнце:



Два брата-акробата:



Хаос стилей:



Гора искусств. Разительный контраст с пряничными барочными домиками буквально в трехста метрах отсюда:



Углубл@ться в царство смелых экспериментов 50-х годов мы не пожелали, и вернулись в старый добрый XIX век:



Поскольку в ходе смелых экспериментов с городской материей сильно пострадали красные линии застройки улиц (в переводе на русский - некоторые дома сильно выпирают), то сейчас с этим борются. Мне понравилось - очень органичное решение - на всех глухих торцах "выпирашек" нарисовать интересные композиции:



Еще:



И еще:



Я уже упоминал, что по стикерам можно делать выводы о социальных процессах и местных текущих событиях.

Так, например, по этим стикерам можно понять - в городе недавно были фанаты "Зенита":



Если мне память не изменяет, бравые петербуржцы тогда отличились и попали на страницы местной прессы тем, что обоссали сверху самого писающего мальчика.

Тем временем у нас появилась новая цель. Поскольку багажник машины у нас уже под завязку был забит разного рода барахлом из разных городов, какие-то плакаты, изразцы, таблички, кроссовки, бухло, штопоры в виде члена писающего мальчика, и конечно, луковицы тюльпанов с сельскохозяйственной ярмарки, то все это дело надо было как-то вывозить на Родину.

Чемоданы мы в совместных поездках презираем, только пара рюкзачков, сумок "мечта оккупанта" тоже не возим, хотя стоило бы, поэтому вариант классический - купить вменяемую сумку на месте.

Делалась эта операция не раз, и не два, в разных странах, и везде цена стандартная и красная - 10 ойро.

Нет, здесь нам такую сумку не продадут:



А вот здесь, на Черкизоне - как здрасте:



То, что Черкизон находится в двух минутах ходьбы от главной площади вообще, после всех брюссельских коллизий уже не удивлял.

С чувством выполненного долга мы перекусили на перекусочной улочке:



... и зашли в ирландский бар, где негодяй Валентин опинтился перед дорогой, а я лишь слюну глотал.

Пришлось компенсировать убытки бельгийскими вафлями (кстати, вкусная штука):



... и уже в темноте тронулись. Здравствуй, любимая голландская машинка:



Правда, наш передвижной штаб за эти дни мотаний поиздержался:



Через час автобана были уже в Херлен, у плавающей в клубах марихуаны средней школы.

Андрюша не терял здесь времени даром. Я покажу несколько андрюшиных снимков, которые он послал на главный бибойский сайт, там последнее время очень ценят молодого перспективного фотографа из экзотической заснеженной России.

Давай, дабуга! Жги!



Е-е-е-е-е!



В, общем, всем понятно, что за бардак там творился:



Мы с Валентином стоим у входа и смотрим на всю эту вываливающую из школы п@здобратию:



Много народа, конечно, несколько тысяч:



Вроде и не скажешь, что китайцы, но пальчики говорят обратное:



Встретили нашу восходящую звезду фотографирования брейка. Идем втроем к машине, около не подозрительно трутся на кортах группа подростков.

У нас в стране такое могло означать лишь одно - машину ставят на кирпичи. В Голландии это означает - парни раскуриваются.

Я мчусь на север, длинный по-голландским меркам перегон, целых два часа, мы сейчас в самом дальнем углу страны.

Плавно объехав залитый огнями Эйндховен, а затем и Утрехт, мы у цели - отель "Тулуп"!

К сожалению, даже не осталось нисколько времени на ночной Амстер - только спать, завтра утро аэропуэрто.

В Амстердам я бы еще вернулся, вернее, в его пригород Заандам, где наш царь Петр I проходил стажировку, и где сохранился его домик, а главное - шкаф, в котором он спал! Оба раза, что был в Амстердаме, не смог добраться до шкафа, думаю, в третий точно доберусь.

Схипхол:



Сдали тачку, все окей, скорее предполетный ирландский бар! Именно этот бар очень хорошо знаком мне - я провел там упоительный час в ожидании рейса на Прагу, когда прилетел из Гаваны в январе седьмого года. Эх, молодость...

Легенда:



И еще одна легенда:



... Родина встречала троих путешественников с восторгом:



... и новыми топорами:



Это теперь у нас такие шлагбаумы в Шереметьево - гостеприимные.

В целом поездка запомнилась и достойно заняла свое место на полочке с надписью "Мужские". Следующая наша совместная поездка по традиции состоится через полгодика - в Португалию и Париж.

Ну а в нашей следующей серии - совсем скорая поездка в Плёс, которая состоялась в октябре 2010 года.

  • 1
Голландский Лимбург и бельгийский вообще не отличатся, я там когда катался на велике конкретно плутанул. Думал что я в Голодрандии, а оказывается уже заехал на 20 км вглубь Бельгии, так все похоже, ну прямо одна страна, и язык один, не отличишь. Единственный ориентир - местные номера машин, у бельгийцев красные, у голландцев желтые.

К Брюсселю у меня тоже было предубеждение, я уже посмотрел штук 15 бельгийских городов, а в Брюсселе ограничился только Гранд Пласом. Потом решил, что надо все таки посмотреть, столица же. Город оказался интересный, очень разнообразный но нет целостности, это ты конечно сразу заметил :) Есть там реальные арабско-негритянские гетто, находится там не комфортно. Но есть и очень красивые парки и скверы где все буквально вылизанно. Контрастов выше крыши. Например, гуляешь по почти стерильной територии европарламента, проходишь метров 200 до площади, которая вся завалена мусором :) Гулять по Брюсселю очень интересно, никогда не знаешь что увидешь за следующим углом, это может быть и ажурная готическая церковь из белого камня , и небоскреб и роскошный парк и трущобы и куча мусора :))

Кстати кроме писающего мальчика, там есть еще и писающая девочка :) Тоже недалеко от Гранд Пласа но хитро спрятана в узком проулке шириной пару метров. Если не знать где, то хрен найдешь :)





Тем не менее, при всех неоднозначностях и сюрпризах Брюсселя, это не тот город, в который хочется возвращаться снова и снова)

Кстати, если я не ошибаюсь, вы имеете какое-то отношение к немецкому Ахену)

А вот скажите, Лимбург - чисто бельгийский регион, со всеми вытекаюшими? у него же нет никаких естественных границ, просто равнина, только с юга Арденны

условно говоря, если ехать из Ахена, через 2 километра уже начинается Лимбург, его границей на востоке служит граница не естественная, а искуственная, т.е граница Бельгии/Голландии и Германии?

как оно там принято?)

В Ахене жил несколько лет и сейчас тоже недалеко :)
Не совсем понял вопрос :))
Есть две провинции Лимбург, одна в Нидерландах - аппендикс со столицей в городе Маастрихт, вторая в Бельгии со столицей в городе Хассельт. Раньше это была одна провинция и принадлежала Нидерландам, потом в 1830 году образовалась Бельгия и провинцию Лимбург разделили на две части. Язык в обеих провинциях нидерландский. Естественная граница между двумя Лимбургами как раз есть - это река Маас. Небольшое исключение - город Маастрихт, который расположен на обеих сторонах Мааса. С Германией естественных границ как таковых нету. И даже на юге Арденны до Лимбургов немного не дотягивают, они кончаются где-то посередине франкоязычной провинции Льеж.

Кстати, раньше возле Ахена более 100 лет существовало еще одно государство Нейтральный Мореснет, площадью в 3,5 км2, эдакая Андорра. Флаг похож на эстонский. Так что было не трехграничье, а четырехграничье. Все тут немного запутанно :)
Про Мореснет:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%BE%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%BD%D0%B5%D1%82

(Deleted comment)
где, в Плесе Ивановской области?)

посмотрел на завершение своего рассказа)

Иочно такие же стереотипы про Брюссель и у меня, и честно говоря, почти не поломались :)

После моего рассказа, или уже побывали в бельгийской столице?)

после всех рассказов людей кто там был :) Сам там не был еще, по тем же причинам - специально не поеду, если только случайно как-то.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account