Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях об Израиле. Часть I.
yanlev
Шабаш, он же шаббат, он же суббота - естественная смысловая составляющая жизни всех приличных евреев во все времена.

По большому счету, во многом именно эта религиозная традиция позволила народу пронести своё "я" сквозь смуту тысячелетий. Поэтому, да и конечно, не только поэтому, шаббат если и не соблюдаем, но уважаем большей частью населения Израиля, включая даже самых отпетых эмигрантов из СССР.

Смысл шаббата далеко не в том, что это халявный выходной, а в том, что в этот день надо духовно очищаться, много думать о вечном и Боге, не творить всякой хероты, ну и вообще, шаббат - это шаббат, целый пласт, в дебри которого залезать у меня нет желания.

Гости страны потеют, бледнеют, перед могуществом и всесокрушаемостью шаббата, настолько он не щадит их хрупкую психику. Он заставляет их заранее продумывать, куда и на чем они поедут, где и что будут кушать, где поменяют родные гривны на шекели? Затравленные интуристы в этот день трусливо озираются перед лифтами под прицелом сотен внимательных глаз - нажмут кнопочку или нет? Неверные собаки или свои? Для облегчения всеобщих мук, значительная часть лифтов (включая наш отельный), ездит в автономном режиме, чтобы не дай Бог кто-нибудь кнопочку не нажал, не потрудился, не начал новое дело, и тем самым нарушил один из тридцати девяти запретов.

Нихрена не работает, вплоть до общественного транспорта, нужно искать какого-нибудь неверного гада из таксистов, а таких тоже негусто, кабаки закрыты, магазы закрыты, надо этот день как-нибудь по особенному планировать.

Одна из улиц в центре Тель-Авива во время шабаша. Как мы видим, гулянка идет во всю:



Чем провинциальнее, тем круче, исключение составляют лишь некоторые районы крупных городов, где полно неверных, которые собственно и работают, а все приличные граждане сидят по домам и кушают двойную порцию манны небесной.

Мы прилетели в обед пятницы - то, что надо.

Шаббат начинается с заходом солнца в пятницу и заканчивается с заходом солнца в субботу, но улицы стремительно пустели на наших глазах уже с обеда - ко встрече шабаша надо подготовиться, свечи там зажечь, хлебцы подготовить, в общем, дел невпроворот. В среднем всё работает в пятницу часов до трех, а потом - концы в воду.

Зато воскресенье - полноценный рабочий день. Итого в Израиле получается полтора полноценных выходных, если этим поганым светским словом можно назвать такую святую вещь, как шаббат.

Я это к чему - мы с женой решили тоже в пятницу и субботу никуда не ездить, электрических приборов не включать, и уж боже упаси не выключать, а вместо этого квасить кошерное вино на набережной и очищаться.

Был погожий солнечный день, вечер пятницы, и все шабашники повалили на набку тусоваться:





Я не силен в схоластике, интересно, это все богохульники и пидорасы, или еще не конченые люди? Вроде зерно не сеют, последний гвоздь не забивают, а вполне себе отдыхают душой и телом. Но с другой стороны, это время можно провести и в синагоге, или с семьей со свечками? Мне нужна консультация профессионального ребе.

Вообще, как я понял, в израильском обществе довольно актуально противостояние церковников и светской части общества. Все-таки иудаизм - это не просто вера, а стержень, вокруг которого появился и до сих пор во многом держится государство Израиль, и откровенно срать на этот стержень, даже если ты не веришь, как например многие делают в одной стране, лежащей севернее - это как-то не комильфо. С другой стороны, всё время в шляпе и пейсах ходить жарко, а в субботу иногда хочется и посидеть за компом и погонять в стрелялку. Выходит диссонанс, последствия которого заметны невооруженным глазом.

В общем, мы поспели влиться в шабашную тусовку на тель-авивской набережной:



Набережная в Тель-Авиве - очень приятное по своей энергетике место, движовое, драйвовое, и стар, и млад, улыбаются все, спортивненько, сытенько.

У меня доселе с этой знаменитой набережной была крепко связана следующая ассоциация.

Глинобитная грязненькая комнатуха, арабская семья. Наверху мерцает единственная засиженная лампочка. В углу голубеет телевизор, вокруг которого на полу и собралось семейство - ну как обычно, папа, мама, и восемнадцать детишек.

Диктор, размеренным голосом что-то вещавший, переходит на повышенные тона, и говорит что-то вроде: "А теперь посмотрим, как там дела у НИХ. Посмотрите, как ОНИ себя вольготно чувствуют на побережье священной Палестины". И включается трясущаяся картинка, так похожая на ту, которую сейчас мы наблюдаем с женой:



ОНИ вольготно лежат в шезлонгах с коктейлями, ведут неторопливые беседы, прогуливаясь по набережной, занимаются спортом.

Увидя это зрелище, семья возбуждается. Все вскакивают, начинают кричать, бессильно сжимаются кулаки, дети плюются сначала в экран, а потом на эмоциях и друг в друга. Затем семья, окончательно перевозбудившись, высыпает на замызганную улицу, где уже таких семейств вывалило из таких же комнаток до одури. Все кричат, скандируют речевки, водят хороводы, потом кто-то достает из-под яблони старенький автомат (к которому все равно нет патронов), и начинает им потрясать над толпой.

Всю эту живописную фееричную картину снимает телевидение, а за несколько тысяч километров увидит Ян Саныч.

А началось все вот отсюда, всему начало здесь:



Здесь солнечно, приятно, хорошо. Персонажи - колоритнейшие.

Как обычно, позволим себе немного рассмотреть их подробнее.



Один старичок рассказывает другому:

- Иосиф Моисеевич, вы знаете, что моя жена говорит, когда смотрится в зеркало?
- ???
- Так ему и надо!



Казалось бы, такой стильный мэн должен слушать в наушниках как минимум Лед Цеппелин, но на самом деле там звучит "ляжет тень наискосок, шубидуба, рыжий берег в полоске ила, я готов целовать песок, по которому ты ходила", а все потому, что на самом деле мэн приехал в 92-ом году из Мариуполя.



Мама: - Вот там дочка, в десяти тысячах километрах, далеко, через море, на Западе, лежит твоя Родина - Америка...

Дочка: - Папа, папа, скажи пожалуйста, а зачем мы уехали из Америки? Там у нас было все, я скоро пошла бы в колледж, а там может быть в университет... а здесь у нас обоссанное пособие и ты собираешь апельсины... а я скоро буду бегать в берцах и с автоматом по пустыне Негев... зачем мы стали репатриантами, папа?

Папа: - Родину не выбирают, доченька. Мы евреи, и должны жить на Земле Обетованной под сенью горы Сион. Пойдем лучше покушаем еще халы, сегодня же шаббат.



Он:

- Так бля, кто здесь еще считает, что Иерусалим - не израильский город? Ты? Ты?! Или может быть ты? Бригада "Голани"! ЗА ВДВ! Ну давай, давай, иди сюда, чего же ты ждешь?! Синай '67! КАМОН!!!

Она:

- Ну е-мое, сколько можно... и так каждый шаббат... опять обхлестался кошерного вина и давай дебоширить на набережной...

В общем, как уже понятно, на набережной Тель-Авива бушуют нешуточные эмоции.

Сама набережная красива, визитная карточка города, тянется километров на десять, и не просто какая-то хрень, в три метра шириной и с баллюстрадой, а целый комплекс из газонов, пальм, кафе, тренажеров под открытым небом, кабаков, бассейнов, лихих дискачей и конечно, чистого пляжа.



Наш отель, названием которого гордится любое кафе в провинциальном русском городишке - "Марина", находился прямо на набережной. Хитрое было здание - прямо через отель проходила автострада, можно было из отельного коридора плевать вниз на крыши проезжающих внизу авто. Здесь же в комплексе стоянка, бассейн, галерея, терраса, магазинчики, кусок набережной, в общем, целый комплекс, который даже в объектив не влез.

Получилось только издалека - "Марина" среди плеяды этих шикарнейших ресорт голден лакшери отелей самая приземистая, похожа на усеченную пирамиду Хеопса:



Завершали этот архитектурный прорыв загадочного вида бетонные грибки, выходящие на набку:



Их происхождение и предназначение осталось для меня загадкой. Локаторы для наводки ракет? Солнечные батареи? Непрактичное творение долбанутого на всю башку архитектора? Емкости для сбора дождевой воды?

Последнее для Израиля актуально. Несмотря на то, что некоторое время назад Армии Обороны Израиля удалось оттяпать в казну озеро Кинерет, оно же Галилейское море, и тем самым во многом решить проблемы водоснабжения, расходы пресной воды у страны нешуточные.

Это реально заслуга государства - озеленяли и продолжают озеленять в общем и целом, пустынную страну.

Даже из космоса границу Израиля видно невооруженным глазом - по зелени.

Например, граница Израиля и Египта. Где здесь кто? Все очевидно:



Но вряд ли восемь грибков на Тель-Авивской набережной тому заслуга. Так что вопрос о происхождении грибков остается открытым.

В целом, по архитектуре, Тель-Авив - довольно скучный город.

Он молодой, напомню, ему всего сто лет, строился с нуля, в основном во второй половине XX века, ну а что хорошего могли построить за последние пятьдесят лет то.

Конечно, есть любопытные образчики современной архитектуры:



Ну или вот, например:



Но в массе своей у города стояла задача - понастроить как можно больше дешевого практичного жилья для прибывающих волн репатриантов, поэтому основная застройка города - это двух-трех этажные невыразительные дома.

Но до второй мировой войны в архитектуре еще теплилась жизнь, и даже Тель-Авиву что-то перепало.

Напомню, как появился город, вдруг кто-то забыл.

Стоял на берегу моря древний город Яффо, настолько древний, что волосы во всех местах дыбом, мурашки по коже от осознания возраста. Город был арабо-турецким, но в начале XX века начавшие пачками прибывать евреи, осевшие в в Яффо, решили строить свой район на окраине, с нуля, который быстро стал городом. Нарезали участочки степи, и стали строиться.

Когда новый город строится с нуля, как Тель-Авив, всегда есть место экспериментам.

В этом городе им стал стиль баухауз - немецкая школа, которая провозгласила отход от роскоши и похоти 19 века, а посему все, что функционально - то и хорошо. Баухауз - это простые, светлые, практичные здания, в общем, мимо пройдешь - и не заметишь, но в Тель-Авиве этого баухауза целые кварталы, поэтому город даже включили куда-то там, чтобы сохранить в истории этот баухаузовский заповедник. Стиль почти никому не интересен, кроме архитекторов и кучки фанатиков, поэтому логично, что никто не гоняет в Тель-Авив специально, чтобы смотреть на этот шик 30-х годов.

Баухауз - школа немецкая, почему же именно Израиль? Ответ прост - в 30-х годах евреи в Германии обиделись на немцев и поехали туда, где их ждали, там и творили. Кстати, этого баухауза полно и в отечественном Биробиджане - можно догадаться, почему.

Вообще, вот едва ли не самое старое на вид здание, которое мне встретилось в городе:



За стариной надо идти в Яффо, там средневековые арабские улочки, в общем-то можно дойти пешком.

Кстати, официальное название города - "Тель-Авив - Яффо", два в одном.

Да его видно, Яффо то, вот он, собственно, на мысе:



Туда мы решили пойти пешком завтра... всего несколько километров...

А сейчас уже смерклось, наступил полный и бескомпромиссный шабаш. Народ окончательно и бесповоротно пропал.

Мы с супругой решили дойти до центральной улицы Дизенгоф, такая в каждом уважающем себя городе есть - магазины, филиалы империалистических корпораций, рестораны, тусовка, неон, попрошайки, шоппинг-хуёпинг.

Улица действительно, светилась поярче, нежели прочие:



Был открыт и ряд богонеугодных кафех и ресторанов, но людей все равно было негусто:



Богонеугодная, некошерная маршрутка, работающая в шаббат:



- Так, уважаемый хасид в шляпе, передаем за проезд, не стесняемся.
- Который из нас? Мы все в шляпах.

Вообще, конечно, ощущение из непривычных - бродишь по большому, залитому огнями городу - и почти один. Витрины, магазины, неон - но людей нет. Все живое, но как будто все вышли покурить куда-то.

Витрина, подтверждающая, что и Израилю не чуждо ничто мирское:



О, как я люблю, как я люблю. ДЕРЕВЯННАЯ ЖОПА!



Может, мне жопы вдобавок начать коллекционировать. В городе чувственных удовольствий, Венеции, в витрине была золотая жопа, где-то видел серебряную, в Тель-Авиве вот деревянная, дело стало быть за чугунной жопой.

А вот толерантная витрина. Товар представлен как и на белом манекене ашкенази, так и на темненьком, сефарде:



Датирование зданий кругом подтверждает, что город совсем молодой:



Одна из визитных карточек мелкой материальной культуры города - уличные указатели на столбах, стоят на каждом углу:



Перекресток Яна Арлазорова и Дизенгоф, последний - это первый мэр Тель-Авива, с него пошла есть земля телявивская.

У того, что город молодой, есть и много плюсов - можно делать что хочешь, и с размахом, например, велосипедные дорожки между пальмами:



А это национальный религиозный обычай, уходящий корнями в тьму веков, еще к царю Соломону - на дворники нанизывать картонку от туалетной бумаги:



Натротуарная живопись - "Я люблю Беларусь"



На деле, скорее всего, орудовал горячий поклонник Бат-Яма, южного пригорода Тель-Авива, местного аналога Мытищ.

А теперь о главном.

В ходе шатаний по вечернему городу, удалось обнаружить великолепную кафеху, к которой мы прикипели всей душой.

Обычно в заграншатаниях каждый раз питаешься в новом заведении, чтобы сравнить, сменить обстановку, ну и вообще, в поездках ты же не сидишь на месте, а двигаешься, кафехи и шалманы вокруг меняются.

Здесь же мы каждый день ходили сюда, как на работу - до того понравилось.

Такое "наше" кафе имеется лишь в Барселоне - мы с супругой тоже туда сразу идем, когда приезжаем, это некий японо-китайский шалманчик недалеко от Саграды Фамилии.

Теперь подобное появилось и в Тель-Авиве.

Кафе называется "Гуча":



Уж не знаю, что там нас так наманило, то ли отличный разливной бельгийский Лёф, адептом которого я являюсь, то ли свежайшие мореподукты, которые всячески эффектно готовят прямо при тебе, я даже под парами как-то видео снимал. В общем, там атмосферно и вкусно:



Почти всегда все места заняты, но нас каждый раз, когда мы приходили (а приходили мы туда раз пять), куда-то впихивали, наверное, потому что видели, что мы дорогие гости страны Израилевой, туповатые иностранцы, куда мы еще пойдем, мы же потеряемся, давайте сжалимся над ними и пустим.

Кстати, на входе в каждое кафе, или ресторан, или вообще мало-мальски значимое общественное место сидит охранник на стульчике, с огромным, большим-пребольшим пистолетом, и изучает входящих посетителей. Все сумки шмонаются, поэтому, когда мы видим, что три девушки, идущих по улице, одновременно сдернули с себя сумочки и начали расстегивать - сто пудово, сейчас завернут вот в этот кабак.

В принципе, такие меры безопасности в состоянии обеспечить работой львиную долю мужского населения страны, но как правило, выглядит большинство таких охранников сомнительно. Наверное, они должны быть выдающимися психологами, чтобы только по взгляду входящего выкупать негодяя, но пока единственная мера психологического воздействия, с которой я столкнулся, это вопрос "хау а ю" на входе в какой-то бар, куда я забежал опятидесятиграмиться.

Наверное, после такого вопроса я должен был измениться в лице, побледнеть, и выронить из-под футболки увесистый сверток, но вместо этого у меня на подобный вопрос включился автоматический ответ из учебника Аракина по английскому языку.

- Ай эм файн, сенк ю. Энд вот эбаут ю?

Встречный вопрос поставил запрограмированного охранника в ступор, и опятидесятиграмиться удалось быстро и без лишних вопросов.

Мы еще вернемся в "Гучу" и ночной Тель-Авив.

А сейчас мы идем домой, в родненькую "Марину" на улице Ха-Йаркон.



Завтра - в Яффо, и рассмотрим Авив в детальках, при дневном свете.

  • 1
Закинь в ru_travel. Там опытных ребе пруд пруди. Весело будет и информативно. Особенно если в субботу запостить.

...а потом опытные ребе наведут еще что-нибудь на меня... ну нафиг

  • 1
?

Log in

No account? Create an account