Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях об Израиле. Часть VIII.
yanlev
Город-фурор Эйлат в общем-то, совсем маленький. Живет там тысяч пятьдесят людей, и то небось с чуваками, которых сюда из соседних Иордании и Египта на надувных матрацах прибило, да так и остались работать.

Прижатый к морю, со всех сторон окруженный горами, Эйлат обладает удивительной способностью - там всегда сухой климат, температура моря не опускается ниже 22-23 градусов даже зимой.

Это хорошо. Приятно, когда температура не опускается, это выгодно. Сюда круглогодично прибывают эшелоны людей, ну из тех, на Родине которых с температурой проблемы. Они оставляют тут денежки, и все довольны.

Собственно, 90% жителей Эйлата занимается именно этим - обилечиванием приятной денежной биомассы, частью которой поспешили стать и мы с женой.

Теория подтвердилась сразу же при выходе из нашего резорт солт бич супер палмс мега лакшери файв старз отеля. Кстати, вот он:



Глядя на него, так невольно и ждешь, что сейчас откуда-то из угла ресепшна выскочит крашеная блондинка неопределенного возраста, и начнет на чистом русском речитативом орать что-то вроде "экскурсии! завтрак с бедуинами! рафтинг! хуяфтинг! поцеловать камень, по которому ходил Моисей! лодка с прозрачным дном! смотреть дельфинов! дайвинг-хуяйвинг! встреча в холле через час!".

Но никто не выскочил. То ли потому, что мы все-таки в Израиле, и отсутствие тетки - это местный колорит, то ли потому, что мы приехали одни, на машине, и хер знает откуда, а не на огромном лакированном автобусе из аэропорта, вместе еще с тридцатью идейными единомышленниками.

А вот и подтверждение теории при выходе из этого стеклянного чуда. Город меняется. Не обликом, баблом меняется:





Шекель не относится к числу популярных мировых валют, поэтому развит меняльный бизнес. Кстати, вот и шекели. Приятные денежки. На них изображены типичные еврейские интеллигенты. Не хватает только скрипок:



Нет, я конечно не спорю, что это очень уважаемые и известные люди, благородные доны, но я ж о первом впечатлении, впечатлении обычного импортного алеманна.

Центр Эйлата - несколько улочек с крупными отелями и развлеконом. Местные живут на окраинах:



В углу карты, кстати написано "Эйлатский залив", это инсинуация. Весь мир называет залив Акабским, по названию иорданского города, граничащего с Эйлатом, но в Израиле все ведь самобытное, все от корней, это стержень государства, на нем все держится.

Типичная улица в центре города. Тихо, зелено, тепло, пустынно:



А это классический центр любого небольшого города, его географическое, деловое, культурное, духовное сердце - клумба с круговым движением:



В Эйлате мало места, потому что с одной стороны он ограничен морем, с другой - Иорданией, а с третьей - Египтом. Поэтому аэропорт находится прямо в центре города, и занимает его добрую треть. Терминал аэропорта заправски расположен на обычной улице, как будка мороженщика:



Ну и что логично, всегда кажется, что огромные боинги вот-вот приземлятся прямо к тебе на лысину:



А вот главная достопримечательность на побережье - Торговый Центр:



Небольшие формы - сумасшедшие бетонные раскрашенные рыбы:



Самые серьезные отели расположены прямо у побережья с пляжами. Побережья с пляжами Израиль оторвал маловато, всего километра три-четыре, поэтому сейчас и серьезных отелей негусто:



В общем, с градостроительной составляющей и фейерверком достопримечательностей Эйлата все понятно, так что можно плавно перейти к основной составляющей нашего визита в этот богохранимый город - к гедонизму.

В этой красноморской нирване мы планировали провести целых два дня. Все как обычно, любое путешествие составом больше, чем один человек - это по-любому компромисс, а путешествие семьи - компромисс вдвойне. Женщинам же тоже не все время по пустыням мотаться и терпеть капризы маньяка страховых табличек, женщины тоже любят купаться, загорать, и даже вкусно кушать.

И вот, мы в Эйлате на пару дней, вернее, полтора.

Первым делом мы рысью побежали на вечереющий пляж - романтизировать.

Тут неплохо, и это объяснимо. Израиль - не страна третьего мира, а прожженный капиталист, а капиталисты, как известно, знают толк в чувственных удовольствиях. Поэтому романтические кафе умело расположены прямо в прибое:



Кстати, вон те холмики слева вдали - это уже Египет.

Помимо прибоя, чувственное кафе расположено таким образом, чтобы с одной стороны романтический прибой омывал попу, а глаза смотрели в другую сторону на романтический закат:



Возьми меня с собой, пурпурная река,
Прочь унеси меня с собой, закат.
Тоска о том, что было, рвется через край,
Под крики серых птичьих стай:



Яхты, парусники, чайки, волны, закат, Иордания на дальнем плане:



А низкие пологие холмы вдалеке - уже Саудовская Аравия, кстати.

Плеск волны, людей почти нет, лишь безмолвный силуэт официанта, отблески заходящего за горами багрового солнца, запах моря, только Ты, Она, и вечер...



... но тут пришел Ян и как обычно все испортил:



Ей Богу, не знаю, зачем я взял это говно. Наверное, я просто уже старенький, и потихоньку едет старая добрая кукушечка. Ну да это логично, я не расстраиваюсь.

Здесь же я попробовал хумус, о котором был наслышан, хоть и с какими-то подозрительными котлетками:



Я слышал, что хумус (это как раз вон та замазка-пюре) едва ли не самое калорийное блюдо на планете, и, конечно, взял побольше. Сделано оно преимущественно из нута (горох такой), с кучей всяких ингредиентов, и является одним из самых популярных блюд и Ближнего Востока в целом, и Израиля в частности.

Оно на любителя, но мне так очень понравилось, я вообще люблю всякие тематические замазки.

После романтического кафе мы совершили променад по променаду. Классика жанра - идет оформленная набережная, на одной стороне отели-магазины-рестораны, с другой стороны море. На набережной тыщи туристов из отелей, которых всевозможными способами обилечивают.



Но длится этот фурор недолго, потому что набережная короткая, потому что Эйлат маленький, потому что мало места, потому что в свое время ПАЛЬМАХ не расстарался для Отчизны, и не домаршировал хотя бы до Медины.

Совсем скоро мы уперлись в границу города и страны:



Через мостик уже виднеются огни границы, а огни чуть подальше - это город Акаба в Иордании.

На набережной была обнаружена и самая примечательная малая архитектурная форма во всем городе - чумовая урна:



А эта инсталляция перед очередным лакшери отелем называется "первобытные люди загнали антилоп в выкопанную яму, где те попадали на колья и погибли в страшных муках":



"Провидению препоручаю вас, дети мои, и заклинаю: остерегайтесь выходить на эйлатскую набережную в ночное время, когда силы зла властвуют там безраздельно":



Купив маленький флянец виски у продавцов джинс, посмотрев убоговатые уличные танцы арабских брейк-дансеров и записав их на видео для известных на весь мир ярославских брейк-дансеров ("как не надо танцевать"), и посадив очередной боинг себе на голову, мы и отправились спатеньки.

Весь следующий день мы продолжили гедонизировать:



Пляжи отелям не принадлежат, они бесплатные и общие. Много всяческих благ для тела. Немеряно чувственных удовольствий для своей плоти. Русский человек со своей современной системой жизненных ценностей должен быть доволен. Хотя нет, он не очень доволен, потому что в Египте дешевле, а тут дороже.

При свете дня был обнаружен огромный ирландский паб:



Это находка из приятных. Пиво здесь продают метрами:



Метр брать не стали, этак скоро можно самому стать толщиной в метр.

Ограничились парочкой любимого Лёфа, ну а чтобы все-таки стремится к метру, набрали полезной качественной жратвы из еврейской национальной кухни - изредка на нее пробивает:



Здесь же нам выдали в качестве закуски давным-давно забытый, в далеком детстве оставленный продукт - нечищенный арахис:



Он, помнится, был эталоном десерта, особенно когда в 1990 году жратва пошла по талонам.

Я всегда говорю, что степень влияния и могущества той или иной нации, той или иной национальной культуры, играют не политики, не победы в чемпионатах мира, не армия. Политики вообще в жопу могут залезть, на говно изойтись, потому что степень влияния в том или ином регионе определяют не они.

Крутая ваша нация, или лоховатая, всегда покажет меню в местных кафехах и ресторанах.

Вернее, языки, на котором оно составлено:



Вы - туркмен, и в Аргентине нет ни одного кафе, где есть меню на туркменском? Ни у одного аргентинца нет малейшего стимула учить туркменский язык? Печальтесь. Значит, вы нахер не упали Аргентине. Собственно, как и почти всему остальному миру, ну кроме приграничных районов Узбекистана и узкому кругу специалистов европейской газовой отрасли. Ничего личного, просто факт.

Чехи, которые после 1968 года демонстративно не понимали русский, в двухтысячных годах вдруг начали спешно составлять меню на ненавистном языке, заново учить давно забытые слова, и в стране появилась потребность в тысячах переводчиков? Значит, объективно русских можно поздравить - степень влияния на Чехию возросла. Механизм не важен - не танками, так баблом. Важна констатация факта.

Вот и русское меню во множестве заведений Эйлата - подтверждение того, что мы ээээ... небезразличны. Особенно после 2008 года, когда визы отменили, и баблодружественный северный народ ринулся осваивать новые дикие непуганые просторы.

Кстати, отмена виз - это тоже хороший показатель степени влияния и значимости в том или ином регионе.

Ну да ладно, это все лирика, а теперь давайте переместимся снова на пляж:



Он здесь и оформлен так ничё:



Правильно, на трех километрах можно было и постараться.

Вот люди и стараются:



29 градусов. На лодочной на станции работаю спасателем:



Все эти дни на рейде качалось судно, и вдали еще пачка. Все это создавало ощущение того, что купаешься и романтизируешь в порту:



Это близко к истине, потому что в связи с тем, что на кончике залива воткнулись два крупных порта - Эйлат и Акаба (последний вообще единственный порт Иордании), места мало, и на акватории толчея. Еще эти жалкие туристишки на бананах и катамаранах суетятся.

Иордания совсем близко, километра два-три. Привольно раскинувшийся город Акаба:



До Акабы мы в 2008 году не доехали, хотя планировали, потому что запили в Дамаске, ну да это отдельная история.

Иорданский флаг гордо реет на одном из самых высоких флагштоков в мире - 127 метров:



Его видно из всех четырех стран, что волею судеб собрались на кончике Акабского залива. Естественно, это классический флагшток из категории "что, съели, суки?". Аналогичный флагшток из той же категории я видел в Северной Корее в 2007 году - там он установлен на границе с Южной Кореей. На момент посещения он был самым высоким в мире - 160 метров. Предполагается, что южнокорейцы должны утереться кровавыми соплями при виде великого гордого полотнища.

Здесь же расчет идет на евреев, но они не утираются, собственно, как и южнокорейцы, потому что всему миру давно понятно, какие страны и с какими целями ставят самые высокие флагштоки.

Флагшток - это один из самых дешевых способов потешить своё больное эго. Построил - попал в Книгу Рекордов, граждане страны довольны, соседи завидуют. Обычно соседи не завидуют, но это дело десятое, главное - иллюзия, миф.

Прямое подтверждение теории - это последующие страны-рекордсмены по флагштокам. Не сомневаюсь, что США или Япония построят флагшток высотой хоть в километр, если захотят.

Однако, после КНДР самый высокий флаг взвился над Баку (162 метра), а в августе 2011 года флагштоковый мир взорвала весь о новом рекорде - 165 метров!

И как вы думаете, где? В Нью-Йорке? В Берлине? В Дубае? В Куала-Лумпуре?

Да щас. В ДУШАНБЕ!

"... и тысячи голожопых соплеменников пали ниц при величии нового высокого дворца Верховного Жреца, в отличие от всех прочих зданий на территории племени, выполненного из камня"

Оставим флагштоковую тематику, Бог с ней.

Тут на пляже очень интересно, я вообще обожаю такой отдых, и у нас происходит новое захватывающее событие - под воздействием ветра и волн корабль на рейде наконец развернулся к нам жопой:



На корме написано "Махараштра", в принципе, со страной уже все понятно. Порт приписки удалось увидеть только с помощью высокоточной оптической техники, в виде моей обоссанной мыльницы.

Это Бомбей.

Я вот из принципа не назову его Мумбаи. Потому что в моем советском Большом Атласе написано Бомбей, и мне все равно на всякие там местечковые низменные инстинкты, которые пытаются перекроить мировую географию в целом и мое её восприятие в частности.

Инстинкты приходят и уходят, потеха дня меняется постоянно, от одного князька к другому, а жизненные географические принципы вечны. Вековые традиции на то и вековые, что формировались веками.

Именно поэтому мне плевать на всякие там Ашгабаты, Алматы и Мумбаи. И Таллин я всегда буду писать с одной Н, и не потому, что я великодержавный шовинист, а потому что я русский, образован в русских географических традициях, и не собираюсь от них отрекаться.

...но только кальмары у берега одобряли мои мысли:



Очередной кукурузник чуть не сел на голову:



... вот так вот, в самых разносторонних мыслях, с пивом, флагштоками, Махараштрами, пляжем и кальмарами, и прошел этот радостный день. Утром снова пробег через пустыню, на этот раз Негев, и Тель-Авив. А там Гуча, и пора бы уже и честь знать.

Ну а напоследок - небольшая финальная зарисовка из милого израильского городка Эйлат на Красном море.

"Израильские курортницы с удовольствием наблюдают за пожаром в Иордании":


  • 1
Спасибо, отличный отчет.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account