Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в деталях о Сирии, Иордании, Ливане. Продолжение IV.
yanlev
Пещера Джейта - одна из самых красивых и приличных пещер во всем мире, но весь мир о ней не очень знает. Потому что находится пещера Бог знает где. В Ливане каком-то. Там, вроде, постоянно стреляют. Не поедем.

А зря. Даже меня, толстокожего бегемота, пещера Джейта несколько впечатлила.

Не то чтобы я страшный поклонник сталактитов, сталагмитов и прочих - стала, но там действительно красиво.

Ведь сама по себе пещера - это не так то интересно. Залез в какую-то нору, темно, душно, и сразу же летучие мыши тебе на голову насрали. Ты полез назад, распорол ногу, вот и все впечатления.

Нет, пещеру очень важно правильно завернуть. Преподнести на блюдечке со сталактитовой каемочкой. Сделать удобные маршруты, дорожки, а главное - освещение. И тогда пещера превращается в уникальный продукт. При правильной подаче даже главный канализационный коллектор г. Ярославля (РФ) можно вывести на показатель 200 000 посетителей в год.

В Ливане с завертыванием справились на все 100. Пещера Джейта и так была очень приятна и удобна для человека, вплоть до того, что там во время войны устроили склад боеприпасов, ну а сейчас так ваще одна из главных достопримечательностей страны.

Из приятных бонусов тот факт, что в Нижней пещере (люди с семью пядями во лбу догадаются, что есть еще и Верхняя) есть большое озеро, по которому катаются на лодках - это придает еще больше экспрессии неокрепшим молодым рассудкам.

К сожалению, фотографий из пещеры не будет, потому что фотографировать там нельзя.

Зато будет фотография птичек и кроликов из питомника у входа в пещеру, это так трогательно:



И мужик там какой-то сидит свирепого вида, охраняет вход:



Там вообще целый комплекс с ресторанами и блек-джеком. Входа в пещеру два, так как пещер тоже две. Одну открыли, кстати, достаточно давно, в начале XIX века, а вот Верхнюю лишь в 1958 году. Это только свидетельствует о том, какие люди не наблюдательные и вообще дурачки, потому что более наблюдательные предки жили там еще десятки тысяч лет назад, судя по обнаруженным учеными последствиям бурной пещерной жизни.

Ко входу ведет очередной телеферик:





Кстати, как правило, телеферики в убогих странах не проживают. Телеферик, да и фуникулер - это признак более менее приличного государства. Видишь телеферик - значит ты во вменяемой стране, которая способна построить и поддерживать данное инфраструктурное сооружение, а не в каком-нибудь хуё мое.

Вот Грузия, например. Тбилиси. Весь советский период там действовал и телеферик, и фуникулер. В 1990 году навернулся сначала телеферик, в 2000 году - и фуникулер. На них забили, все ржавело и гнило. Это свидетельствует о том, что страна была в попе. В 2012 году заработало и то, и другое. Это значит, что в страну вернулась бабложизнь. Телеферики - верный признак уровня развития государства или отдельных городов, это я давно подметил.

Жалко, что не удалось нафоткать подземелий, ну да и хрен то с ним.

Конечно, как только я слышу разговоры о "но пхото", я сразу начинаю пхото, не в наглую, так из-под полы, но здесь провели такую чувственную лекцию о том, как вспышки вредят маленьким, несчастным сталактитам, что я расплакался и фотографировать не стал.

А может, фотики отобрали, не помню уже.

В любой момент можно посмотреть фото из пещеры Джейта от других бесчувственных скотов, которым не жалко сталактиты:



Нам с Евгением понравилось в пещере, хоть мы и не провели там много времени. Я так думаю, что профессиональные спелеологи и рядовые пещероманы так вообще там прямо между сталактитов должны валяться в пещерном экстазе, сотрясаясь в приступах сталагмитового оргазма.

Помимо фуникулера, можно воспользоваться и милым паровозиком, ути-пути:



Вообще, значительная часть Ливана очень похожа на Европу, в первую очередь христианская. А мы сейчас именно в ней.

Пещера Джейта находится на берегу короткой, но бурной Собачьей реки:



А в устье этой реки, практически прямо у бейрутской автострады, находится удивительный исторический памятник, вернее, памятник, аналогов которому я не припомню.

Памятные стелы.

Сiль в чем. Собачья река течет по глубокому ущелью. Крутые склоны, почти отвесные, сложный рельеф местности. Его не обойти, потому что с одной стороны море, а с другой Ливанские горы, с еще более сложным рельефом. В общем, раньше любому путнику, следующему вдоль средиземноморского побережья с юга на север или с севера на юг, нужно преодолеть это ущелье.

Одному путнику или небольшой группе это сделать более менее нормально, ну так, чутка хлопотно, ну одного унесло, другой башку разбил внизу о скалы, но большая то часть все равно переползла.

А вот армиям, со всех их обмундированием, вооружением, барахлом, и маркитантками, это было сделать очень сложно. А армии испокон веков носились вдоль побережья туда-сюда, как ошпаренные - место то хлебное. Египтяне идут на север на хеттов, ассирийцы идут на египтян, крестоносцы идут на сарацинов, Александр Македонский жаждет власти - в общем, постоянно Собачью реку надо было пересекать.

Каждое такое пересечение этого ущелье было серьезной операцией, занимающей не один и не два дня. Гибло немало людей, и поэтому, если войску удавалось пересечь это ущелье более-менее удачно, командующий ставил самому себе, а вернее, армии, памятник на берегу реки.

Типа "Я, такой-то, тогда-то, будучи в походе на проклятых ублюдков, пересек Собачью реку. Я - крутой, я - молодец, я - непобедимый, а вы - жалкие гниды. Да будет так."

Традиция идет как раз с хеттов и египтян, первая стела, датируется, кажется, вторым тысячелетием до нашей эры.

Собственно, вот самая старая из сохранившихся, по крайней мере из тех, что нам удалось обнаружить, это вавилоняне или ассирийцы:



То ли I, то ли II тысячелетие до н.э, какая разница.

Стелы обильно разбросаны по склону крутой горы.

Больше всего, однако, не древних стел, и даже не средневековых, а стел, поставленных в 19 и особенно в 20 веке англичанами и французами. Вот она, гнилая человеческая сущность - примазаться к древнему, к великому. Поставил себе памятник, как Александр Македонский, и сам стал Александром Македонским, а не паршивым французским генералом средней руки, у которого в Лионе казенная квартирка, трое сопливых детей и жена супом из шампиньонов ошпарилась.

Ну это вообще тенденция последних двух столетий - возрождение интереса к древнему миру и особенно к античности, который, как мы видим, принимает самые разные формы:



Естественно, при развитии технологий, ни в XIX, и не тем паче в XX веке армии особых сложностей при переходе ущелья не испытывали. Командующие примазывались к славе полководцев прошлого, ставя свои стелы рядом, из серии "здесь был Вася":



Некоторые в своем тщеславии совсем уж это, того, переплюнуть решили всех предшественников, вместе взятых:



Самые приличные древние стелы, особенно египетские (у египтян то с романтической визуализацией все в порядке было, красивые памятники) вывезли в Европу по музеям.

Некоторые пидарасы, при всем желании примазаться к величию полководцев прошлого, сбивали рельефы старых стел ( - а, ну там хрень какая-то нарисована, мужик какой-то с бородой на колеснице), и выбивали свои имена.

Освободители Сирии и Ливана, мля:




Новая Зеландия и индусская кавалерия тоже хочет примазаться к славе Македонского и египетских фараонов:



В целом, конечно, там очень интересно, с учетом того, что перед нами не все стелы, их там около двух десятков, только надо по скалам и кустам лазать. И даже плиты времен II мировой войны - уже историческое наследие. Черт с ними, с тщеславными европейцами.

Факт остается фактом - такой исторический комплекс - явление в некотором роде уникальное. Кое-где о нем говорится, но многие местные ничего и не слышали. Я и сам уже не помню, откуда я узнал про существование стел на Собачьей реке, кажется, прочитал в какой-то из книг по военной истории, которую я, вроде как, люблю. Мочилово - это всегда классно. Винтовка - это праздник - всё летит в пизду!

Пардон за мат, но надо же как-то разбавлять скучный исторический повествовательный текст яркой русской экспрессией.

Уже вторая половина дня, и ночевать ни в Бейруте в частности, ни в Ливане вообще, мы не планировали. Уже 2 января, и надо возвращаться в Дамаск - завтра же к нам прибудут в аэропуэрто друзья.

В связи с этим, добравшись до Бейрута под очередной мост, откуда уходит легковой и гужевой транспорт в Сирию, мы отпустили наш Мерседес, и попрощались с Ливаном.

Ливан из всех посещенных нами трех стран - пожалуй, самая европейская, самая чистая, в значительной степени с христианской ментальностью, это со всеми вытекающими. Арабо-восточный колорит - это Сирия. Ливан - ближе к Европе. Иордания - что-то средненькое. Там христиан нет, но там король веселый. Ну да об этом позже.

И вот, очередной мост в Бейруте. Вернее, подмост - там всегда течет своя жизнь. Разместив заказ на доставку наших тел в Сирию путем одного своего появления под мостом, мы невольно устроили аукцион среди многочисленных участников торгов. Тендер, как и обычно, выиграл самый целеустремленный мужик, который вцепился в наши рюкзаки и не хотел отдавать, крича о том, что у него классная машина и самый дешевый прайс. Остальные участники торгов кричали тоже самое, но решающим преимуществом оказался тот факт, что мужик уже погрузил наши рюкзаки себе в багажник, а остальные провафлили.

В итоге так и поехали с ним, причем, естественно, не за конский прайс, как из Дамаска в Бейрут, а за реальный, как щас помню, четвертной баксов.

Ехать недалеко - чуть более 100 верст. Два часа, если с границей нормально, или даже быстрее, если совсем нормально.

Перевалили Ливанские горы. Кстати, глядя на карту, сразу бросается в глаза между расцветкой Сирии и Ливана:



Ливан зеленый, потому что весь покрыт растительностью и лесами. Сирия - пустыня с оазисами. Объясняется, как обычно, просто - все осадки с моря задерживают Ливанские горы, и одна сторона хребта, та, что с моря - зеленая, а вот другая - уже желтая.

Подобные цветовые впечатления записываются на подкорку головного мозга и в целом, как ассоциация с этими странами. Ливан остался в памяти зеленым. Сирия - желтой с кусками зеленого. Иордания будет красной. Там такие скалы. Ну да впрочем, забегаем вперед, ну а пока - пока ливано-сирийский КПП.

Граница без проблем, равно как и по пути в Ливан. Видя малочисленные в тех краях белые рожи, пытаются помочь пройти побыстрее. Снова куча интересных разноцветных марок в виде сирийской визы, штамп, ну и здравствуй, Сирия, которая становится нам уже родной.

Дамаск - поцелуй в сердце!



Вечерело. На этот раз решили заселиться в более вменяемый отель, нежели отель "Борода!". Я вспомнил какое-то название, о котором слышал где-то, что мол, там ниче - отель Аль-Майед. Более менее в центре, не Остоженка конечно, но и не Марьино. Не Невский, но и не Купчино. Не Сохо, но и не Ист-Енд. Не улица Кирова, но и не Резинотехника. Блин, остановите меня.

В общем, заселились. Отель был милым, вроде и здоровый, а в то же время какой-то семейный, находится в кулуарном закутке, но рядом со здоровым проспектом. Идеально, в общем.

Стемнело:



Снова пошли свежайшие сирийские свежевыжатые соки:



Свежевыжатые соки - это один из серьезнейших плюсов всего Ближнего Востока. Туда только ради них можно переехать, продав свою халупу. Отличие сирийских соков от всех прочих ближневосточных - они копеечные, как и многое в Сирии.

Тут-то, рядом с соками, мы и заметили с Евгением шокирующую сияющую вывеску "Найт клаб":



Мулен Руж... ага... ну какое исследование страны без ночной жизни, а тем более, страны арабской. Сирийский ночной клуб - такое явление невозможно в принципе без Яна и Евгения!

Естественно, пошли. Вход, фэйс так сказать контроль, ну а поскольку у нас фэйс белый, то через минуту мы уже были внутри - белый фэйс всегда в подобных странах свидетельствует о логическом продолжении в виде толстого лопатника в кармане.

Подвал. Уже спускаясь по лестнице, волнующе освещенной красным цветом, на меня смачно пахнуло мюнхенскими порноклубами, с которыми мне выпала честь ознакомиться несколькими месяцами назад.

- Пропали - мелькнула у меня мысль, когда я делал последние шаги.

Ну да, так и есть. В "ночном клубе" ни одного посетителя, а к нам уже с улыбкой бежит распорядитель, вдоль стен красные диваны, на которых густо, гроздьями, сидят полураздетые девушки, наверное, около двадцати.

- Девочки, поприветствуем наших клиентов - кричит дяденька, и девочки (все белых кровей, много блондинок) встрепенулись и дружно расселись в ряд.

Бля, думаю, это конец. Сейчас или заставят трахаться, или самих будут трахать. Арабский ночной клуб. О чем ты думал, Ян, когда в голове у тебя возникло подобное словосочетание.

Однако, все оказалось не так плохо. Это был не бордель в прямом смысле этого слова, а действительно специфичный ночный клуб, просто мы пришли рано, по местным меркам, и гостей еще не было, мы были первыми.

Девушки занимаются консумацией - составляют компанию клиентам, разводят их на выпивку и еду, с которой вдобавок имеют процент. Кто-то танцует, кто-то раздевается, с кем-то, конечно, можно потом в отдельной комнате сплясать пьяными и голыми, потрясая кальяном. С большинством, наверняка, при желании можно и сплестись щупальцами, но основное отличие подобных заведений от борделей в том, что впускать чужой лингам в свою йони девушки не обязаны - только при их собственном желании. Которое, впрочем, возникает довольно часто, особенно, если у клиента есть ненавязчивые привычки раскуривать Беломорканал от денежных купюр.

Ну что... сели мы за столик на диваны. К нам сразу же подсаживается полуголая фройляйн. Знакомьтесь: Полина из Подольска.

Ну что там в Подольске... да всё то же, что и везде - холодно, грязно, работать за пятьсот баксов в офисе лень, на большие деньги идти не позволяет образование, мужики бухают, да и мало их - девочек больше, вот и мечутся, как говорится, рыбки породы лососевых по всему свету в поисках речки похрустальней, куда на нерест уйти можно.

А здесь - баблище, тепло, пахлава-козинаки, и конечно, сумасшедшее мужское внимание. Ни для кого не секрет, что вся эта местная публика сходит с ума по стройным белым девушкам, особенно блондинкам. Вдобавок значительная часть из них не является варварами и умеет ухаживать. Это объяснимо, я как мужчина отлично их понимаю. Свои женщины, да простит меня Всевышний, более менее вменяемо выглядят лишь до 20 лет, и то лишь часть. Ну что сделать - специфические женские этнические особенности, усы, бас, кривые ноги (последствия кочевой жизни в седле), а после двух детей и разносит страшно.

И жили бы арабские мужчины себе и жили, довольные усами и ногами, ничего другого не зная, если бы не приехавшая Полина из Подольска. Если бы не проклятые информационные западные технологии, которые всей планете насадили свои стандарты. Стандарты, конечно, приятные, но вписались в них далеко не все. Вернее, почти никто не вписался. И уж тем более, арабские женщины. А Полина из Подольска - вписалась.

У нее плавные черты лица, распущенные шелковистые волосы, она на шпильках, у нее нет усов, даже намека, ноги стройные, да и вообще она голая.

Выбор очевиден.

Вот и едут на Ближний Восток девушки из Восточной Европы целыми стаями. Там спрос силен, как нигде, а конкуренции никакой. В основном, конечно, Россия и Украина, меньше Болгария и Польша, в общем, традиционный набор.

Мы с Евгением видели у "4 сезонов" целый автобус с прибывшим девичьим пополнением - все наши, все без усов! По приезду, кстати, начинаешь еще более ценить один из главных плюсов Российской Федерации - девачек.

Не стоит ставить клейма, мол, проклятые проститутки. Да, конечно, значительная часть из них сплетается щупальцами за баблище. Но многие работают танцовщицами, консумируют клиентов, или официантками. Ресторан с официантками-блондинками всегда будет полон, отбоя не будет ни от клиентов, ни от мужского внимания, ни, естественно, от бабла. Конечно, не все так радужно, и, как говорится, от официантки до проститутки - один шаг, но тем не менее, явление любопытное.

Пообщавшись с Полиной некоторое время, и плеснув ей чего-то, мы с Евгением, не являясь оголтелыми адептами продажной любви (это чревато, особенно непонятного цвета язвочками) предпочли остаться в одиночестве, чтобы полностью предаться наблюдениям, кальяну, и, конечно, бухлищу.

Тем более, клуб начал наполняться клиентами, и девушки плавненько рассосались по ним, разводя на всяческие изыски. Клиенты - сплошь мужчины. Не знаю, разрешает ли Аллах ходить женщине в ночной клуб. Хоть Дамаск и продвинутый в этом вопросе город, и довольно много на улицах европеизированных дамъ, клуб, наверное, был все-таки излишне специфичен.

Началась программа, какие-то юмористы, какие-то фокусы, все чередовалось танцами живота и стриптизом в исполнении уроженок Полтавской губернии. Стриптиз неоткровенный, а щадящий, восточный. За откровенным, наверное, в будуар.

Фоткать было неохота, да и фотик - говно:



Но атмосферу передает:



Попросили меню. Здоровенный черный амбал ответил легендарной фразой из фильма ДМБ: - АЙ ЭМ МЕНУ!

"— Можно меню?
— Я сам меню. Баба с ромом. Булка с маком. Эклеры. Лимонад Колокольчик, сигареты Прима.
— А кофе?
— Кофе - только офицерам. - От кофе нервы. Приказ генерала.
— Давайте всё!"

Заказали. Принесли кальян. По пока еще пустому столу ползет огромный таракан, с мизинец.

Обращаю внимание черного амбала, по совместительству нашего официанта, мучительно вспоминая как по-английски таракан. Кьюкамба... огурец блин... кук... кок... КОКРОАЧ!

Все было напрасно. Амбалу было все равно на мой английский. Он обратил внимание лишь на палец, тыкающий в направлении таракана.

- О, ноу проблем, сказал официант, аккуратно прихватив таракана пальцами и унеся с собой в неизвестном направлении.

Вечерело. Вино. Кальян. Девочки так и мельтешат, юмористы, публика ржет, и изредка танцует небыстрые танцы, так, что-то среднее между "Утомленное солнце" и "Макареной". Приличная такая публика, кстати, местная, но европеизированная - эта, как ее, илита что ли.

Заполночь. Тут-то и пришли нефтяные шейхи. Все как надо - двое, все в белом, в неместных тюрбанах, с небольшой свитой. Как только они появились, лучезарно улыбаясь на входе, к ним кинулись все официанты, чуть ли не кланяясь. Отвели в ложу, автоматически на столике появилась корзина с фруктами размером с половину меня. От услуг бестий из средней полосы России шейхи отказались элегантными жестами ладоней, предпочтя огромный позолоченный кальян.

Дальше шейхи заслушались рассказами юмористов, а мы поспешили ретироваться, потому как больше здесь ловить было нечего.

Мне запомнилось это место, и я вспоминаю о нем в таких деталях, потому что оно действительно было специфичным и необычным, хоть на тот момент я уже в каких только чувственных темах и не знал толк.

Но нет препятствий совершенству - уже через день мы попадем в подобное этому заведение синими в дугу, и порвем танцпол.

Но об этом чуть позже - а пока, пока - спать, ведь завтра вечером со смурного сирийского неба мы ждем серьезное подкрепление нашего экспедиционного корпуса - Лешеньку, Сашеньку, и его жену Анечку.

  • 1
с удовольствием приобщился

  • 1
?

Log in

No account? Create an account