Previous Entry Share Next Entry
Польша. Часть II. Гданьск.
yanlev


Гданьский вокзал... романтичный модерн... это был мой первый загранишный вокзал, который я увидел на своем тернистом загранишном пути, а начался он, как помнит собравшаяся благодарная памятливая аудитория, в 2001-ом году.

Выловленный таксист не разделял идеалов романтичного модерна. "Пушистый смак натуры" - читаю я по слогам рекламный плакат на привокзальной площади. "ГОВНО!" - буркнул таксист и мы поехали в свой отель на горе. Забронированный из дома по модной нынче системе связи "Интернет".

Из окна гостиницы, находившейся в обычном частном секторе, открывался дивный вид на декабрьские бюргерские домики. Глядя на такие, хочется мерными глотками пить пиво, есть сосиски, что-нибудь лирическое тренькать на губной гармошке, про поля Тюрингии:





Гданьск, он же Данциг - сугубо немецкий город. Земли, лежавшие в низовье Вислы, хоть и были зачастую объектом споров между Германией и Польшей, но против истины не попрешь: Данциг строился и процветал благодаря немцам. Да даже глядя на архитектуру всё сразу понятно:



Город расцвел благодаря торговле и Ганзейскому союзу, все эти милые высокие купеческие дома с подклетами для хранения товаров



На набережной Мотлавы, совсем недалеко её от впадения в Вислу - мощный Журав, уникальное сооружение 17 века, мощная башная и гигантский кран для разгрузки судов одновременно:



Хорошо в Гданьске. Легчайший морозец, никакой предновогодней суеты, туристов нет, город живет своей жизнью. Один из маленьких осколочков былого влияния, раздроченные кассы Аерофлота:



И судно с превосходным названием, греющем душу любого поэта-песеника, любого начинающего тунеядца-алкоголика, встречайте, ЛАЙЛА!



Но в общем и целом в Гданьске веселиться не очень хочется. Здесь такая спокойная сурово-немецко-балтийско-северно-зимняя атмосфера. Так, пропустить чуток местной "Гольден Вассер", для утонченного восприятия действительности, и сквозь лабиринт улочек наконец-то выйти к почтамту:





Я давненько хотел посмотреть на это место, на площадь Яна Гевелия перед почтамтом, я ж типа сумасшедший историк. А место перед нами действительно историческое. Именно с него началась Вторая Мировая война. Малоизвестный, но очень интересный факт.

Сiль в том, что по окончании Первой Мировой войны Данциг у Германии отобрали, а поскольку передавать его Польше полностью было бы делом нелепым, то поступили еще более нелепо: Данциг объявили Вольным Городом, но он был в польской таможенной и юридической зоне, Польша представляла интересы города за рубежом, использовала порт и могла держать там небольшой военный контингент. Поляков при том в городе насчитывалось на тот момент не более пяти процентов населения.

Для сравнения: ну это тоже самое, что вот например Ростов-на-Дону отдать Турции. Вольный Город Ростов-на-Дону. И вот турки оборудуют в Ростове-на-Дону свой почтамт, и под прикрытием своих войск начинают использовать порт, вокзалы. Почту ходят свою собирают.

Ну вот примерно в том же положении оказались поляки в Данциге. Ненавидели их там люто. Особенно почтальонов. Обижали их, ящики почтовые срывали, на польские марки плевали не на ту сторону. Так почтальоны перемещались прямо как советские милиционеры - по трое.

Естественно, такая ситуация не могла продолжаться долго - мало того что один из самых крупных немецких городов отдали непонятно кому, так еще и территорию Германии разрезали на две части (т.н. Данцигский коридор). Что логично, требование о возвращении Данцига было главным поводом для Третьего рейха для нападения на Польшу 1 сентября 1939 года.

И что логично, первые выстрелы Второй Мировой прозвучали именно в Данциге-Гданьске. В 4.45 утра 1 сентября немецкий линкор "Шлезвиг-Гольштейн" открыл огонь по гарнизону польских солдат в данцигском форте Вестерплатте. Практически одновременно начался штурм и второго польского форпоста в городе - как ни странно, почтамта.

Поскольку служить почтальоном в фактически враждебном городое - дело не из легких, то гданьские польские почтовики были не лыком шиты. Все они прошли военную подготовку, все были идейными патриотами и за белое и красное полотнище были готовы положить свои почтальонские головы.

За пару дней в здание почтамта доставили несколько пулеметов, пару десятков пистолетов, а также охотничьи и спортивные ружья из домашних арсеналов. Почтальонов было около пятидесяти, всем им не очень нравилось, что немцы напали на их Польшу, вдобавок они наверняка вспоминали покореженные почтовые ящики, и ненависть вскипала в их сердцах.

В общем, когда несколько сот СС-овцев пошли на штурм почты, им пришлось несладко. Почтальоны бились яростно, там сражались даже сторож почтамта и его жена, силы были неравны, но поляки продержались один день. Немцы расстроились, что какие-то польские штафирки убили пару десятков их товарищей, и расстреляли почтамт из орудий. Затем взорвали все здание, и начали заливать руины огнем. После этого то почтальоны, отстреливавшиеся из подвала, и стали сдаваться.

Это было начало войны, еще оставалось какое-то джентельменство. Гражданских поляков расстреляли не сразу, а только после суда. На допросе задавался лишь один вопрос: "Вы участвовали в обороне здания 1/2 на площади Яна Гевелия? Вы стреляли при этом?"



Список погибших, а также впоследствии расстрелянных в этом первом бою Второй Мировой войны выглядит весьма неожиданно. Вот например его кусок:

Франтишек Краузе (род. 13 августа 1900) — почтальон.
Франтишек Кунц (род. 24 июня 1907) — почтальон.
Войцех Курковский (род. 24 апреля 1893) — экспедитор.
Аугустин Лис (род. 27 ноября 1900) — старший почтальон.
Франтишек Магульский (род. 2 сентября 1904) — старший экспедитор.
Бернард Маевский (род. 7 декабря 1907) — старший почтальон.
Ян Новак (род. 4 февраля 1890) — начальник отделения.
Стефан Новаковский (род. 21 августа 1901) — экспедитор.
Казимеж Ожеховский (род. 23 декабря 1915) — помощник.
Брунон Пеловский (род. 29 августа 1902) — водитель.

Естественно, оборона гданьского почтамта - это большой подвиг в польской новейшей истории, и соответствующе преподносится в историографии.

На бывшей площади перед почтамтом очень малолюдно.

Небольшой мемориал:



Вздыбленная земля, богиня победы Ника передает раненому почтальону винтовку:



Письма высыпались из сумки:



Тут же орден:



Казалось бы, хрень написана, Мили Вир Тути Тар, но не всё так просто

Это Militar Virtuti - "За воинскую доблесть" - высшая военная награда Польши.

В свое время был и орденом Российской Империи, правда, как раз, самым лажовеньким.

Любопытный факт - орденом наградили дорогого Леонида Ильича Брежнева, но в 1990 году награду почему-то отозвали назад. Зря, зря, такой славный польский боец был.

Однако, хватит страниц истории. На Гданьск опускается ночь, зажигаются фонари, становится рамантишно



Стаканчик "Выборовой" и стаканчик "Её" добавляют романтИку.



Главная улица города расцветает огнями



И даже деликатесы становятся романтичными



Так и не скажешь что тут когда-то корежили почтовые ящики, расстреливали почтальонов, бомбардировали с воздуха



Мир - это хорошо



А вот казалось бы индеец бежит с копьем, ан нет, это фонтан Нептун, 17 век



Уезжать не хочется, но Польша большая, а нас мало


Мы едем через всю страну, с севера на юг. Вот мы уже пересекли Вислу у легендарного замка Мальборк и как стрела на скором поезде мчимся по карте вниз, от легендарного Данцига в не менее легендарный Краков! Вот она, Висла в тумане:



Мчишься навстречу новой легенде, а ночной романтичный Данциг таки чуток манит. Все-таки мой первый заграничный город.



- Забудь меня!
- Нет!

  • 1
Прекрасно, особенно мемориал

Славный польский боец, хе-хе)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account