Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях о Нью-Йорке. Часть 3. Рокфеллер Центр.
yanlev
Часть 3. Рокфеллер Центр.

... совсем недалеко от Таймс-Сквер затихарился архитектурный комплекс, без которого Нью-Йорк тоже почти невозможно представить.

Рокфеллер Центр.

Построил некогда один богач. Интересно, как была его фамилия? Ротшильд? Вандербильт? Морган? Прохоров? НЕВЕРОЯТНО!!! Рокфеллер!

Рокфеллер так-то был прикольный чувак. Мне он больше всего запомнился по советским карикатурам из журнала "Крокодил" - такой высохший, как смерть, старик в цилиндре, тянущий свои костлявые лапы ко всему, что не приколочено. Олицетворение мирового капитала.

Действительно, Рокфеллер-старший (есть еще и младшенький), был и остается самым богатым человеком за все новейшие времена. Не подсчитано состояние древних китайских императоров, испанских королей 16 века, когда они Америку высасывали, Елены Батуриной, и прочих небожителей, но из тех, у кого подсчитано, Рокфеллер - вне конкуренции.

Если считать по сегодняшним деньгам, Рокфеллер обладал состоянием, равным то ли двухстам, то ли трехстам миллиардам долларов, да это, в общем-то, и неважно, потому что у самого богатого человека современности чуть больше пятидесяти. Лузер.

К своей смерти (он умер в 97 лет, почему и запомнился большинству высохшим прытким старичком) более половины своего капитала он раздал на благотворительность.

Мне лично понравился его жест, когда он купил большую полосу дорогих прибрежных земель в штате Нью-Джерси, чуть выше от Нью-Йорка по течению реки Гудзон, напротив города, там снес все нахрен, и завещал здесь никогда никому ничего не строить - чтобы не портить панораму на идиллические сельские пейзажи. Потом земли передали государству, и там до сих пор ничего нет, хотя, естественно, парочка миллиардеров давно мечтает возвести там что-нибудь похрустальнее, позолотее, и ловить с пришвартованный яхты вместе с голыми бабами прикормленную рыбу, а то иначе еще в чем смысл жизни?

Но Рокфеллер предвидел эту ситуацию, и все оформил как надо, а формальности в Америке блюдут.

В 1932 году, в разгар Великой Депрессии, Рокфеллер был уже старенький, ему было 92 года, и поэтому великой стройкой нового офисного центра занимался его сын, Рокфеллер-младший.

Основной смысл - создать уникальный город в городе, самодостаточный центр, в котором все есть, от церкви и театра до гигантских ресторанов и саун, с уже вышеупомянутыми голыми бабами. Как говорится, ну а кто их не любит. Ладно Рокфеллер-старший уже старенький, но младший то еще в струе, еще в теме.

Стройка велась в сердце города, Рокфеллер-центр занял несколько кварталов:





Всего было построено 14 зданий (сейчас уже 19), а доминанта центра - 70-этажное RCA Building (сейчас перепродано и называется Дженерал Электрик Билдинг) и по сей день остается одним из самых высоких небоскребов Нью-Йорка. Одним из самых известных - точно.

Одна из причин такой популярности - ряд фотографий, которые были сделаны в 1932 году на строительстве комплекса, и ставшие всемирно известными.

На гигантской для того времени (да и для нашего) высоте играли на пианино, в гольф, запускали официантов, танцевали, но больше всего прославился обед строителей этого небоскреба:



Кстати, некоторые пьют пивас, который никогда за алкогольный напиток и не считался.

Мало кто знает, что строители после обеда вырубились:



А потом потянуло на подвиги:



Но факт остается фактом - именно обед прославился в веках и теперь стал одним из раскрученных нью-йоркских брендов. Ну как обычно, сувениры, открытки, фотографии в обнимку с настоящими потомками этих строителей, а хочешь сам надеть каску за 50$ и побыть строителем, ручки, кружки, магнитики-хуитики, ну и так далее.

Один чувак сделал скульптуру "обеда", присобачил на грузовичок и колесит с ней по городу, выжимая из него, что можно:



Мужика справа кто-то когда-то по синеве украл, да видимо, не знал, что с ним делать, и оставил где-то на задворках. Нашли.

Вот Андрюша тоже примеряется к правому мужику на первом этаже Рокфеллер Центра:



Мы поднимаемся на Топ оф зе Рок - смотровую площадку, находящуюся на крыше самого высокого здания комплекса.

Сам комплекс целиком с земли сфотографировать невозможно, поэтому поднимемся в воздух, ну и в тридцатые годы заодно:



И стройка, и её итоги стали одним из символов торжества мощи американской экономики, технологий, да и что уж там, самой Америки. Все эти бытовые сценки при строительстве добавляли непринужденности и озорства - типа, мы и небоскребы строим играючи.

Интерьеры небоскребов тех лет - это отдельная, очень интересная мне тема, незаслуженно обойденная в этот визит. Внутренности Рокфеллер-центра - часть этой темы.

Ну вот хоть что ли:



"Приближаемся к Звезде Смерти, вижу цель, как меня слышишь, Люк, как меня слышишь?!"

Это гигантская трехэтажная люстра, вид снизу.

Лифт поднимает соискателя небоскребных панорам за несколько секунд. Потолок прозрачный, поэтому люди стоят в позе "Мама, на нас летит гигантский астероид!", то есть задрав головы вверх и округлив глаза.

То ли мы были поздно, то ли повезло, но очередей почти не было. Очереди на все мало-мальски интересные объекты в городе - это неприятно, и верная примета того, что туризм вернулся в город спустя несколько десятилетий.

Начиная с 1960-х, и вплоть до рубежа 1980-х и 1990-х в городе было неприятно находиться - грязно, и да и убьют почем зря. Криминал, бандитизм, проституция, недобор в армию. Бардак, одним словом.

К концу 70-х Нью-Йорк был на грани банкротства, но кое-как выплыл, и если бы не железная рука мэра Рудольфа Джулиани, который драконовскими мерами вытащил город из говна, вряд ли бы поднимались сейчас три простых ярославских паренька на Рокфеллер Центр.

Получили бы они по шилу в печеночку еще на своей 10-й Авеню.

Но мэр неплохо поработал, и вот мы на смотровой площадке - одной из самых известных в городе. Точнее, из двух.

Вид на юг, прямо по центру - Эмпайр Стейт Билдинг:



Там, к слову, находится вторая самая известная смотровая.

Но оттуда не видно Центрального Парка, который находится на север от нас:



Что, и вы не видите? А он есть.

Огромное прямоугольное темное пятно в центре.

Поскольку все фотографии с этой площадки как инкубаторные, давайте честно украдем одну из интернетов, что нам теперь, без Центрального Парка оставаться? Тот же ракурс днем:



Площадка, кстати, разноуровневая, большая, там можно бегать и прыгать, что мы, собственно, с удовольствием и делали:



Огорожена толстенным стеклом, в котором есть дырочки для объективов фотиков. Не, зачем все продумывать, огородили бы все просто деревянным заборчиком, как в нормальных странах, ну свалится какой-нибудь дурачок из Китая, да и черт то с ним, все равно никто не заметит:



Внизу - неоготический собор Святого Патрика на Пятой Авеню.

Да, я разве не сказал, что Рокфеллер Центр стоит на Пятой Авеню?

Панорама на Восток:



5-я Авеню далеко внизу:



Юго-Восток наиболее ярко освещен:



Оттуда постоянно доносятся всполохи электрического пламени, которое бьется из ущелий-авеню. Именно там находится Таймс-Сквер:



Здание пирамидкой с часами - это как раз кинокомпания "Парамаунт" на Таймс-Сквер. Строительство небоскребов "уступами", или сетбеками - это стиль, который стал изюминкой Нью-Йорка.

Дело в том, что если небоскребы строить прямыми и стройными, они будут загораживать дневной свет, и люди внизу будут лазать как крысы в темных канавах. А люди в начале XX века жить, как крысы, не хотели, и потребовали от властей бороться с капиталистическим беспределом, типа, делайте что хотите, а чтобы дневной свет на улицах был.

Выход был найден - если здание строить уступами-пирамидками, то свет будет доходить до самого низа, до самых жалких людишек, которые там ползают.

Был принят соответствующий закон, и в итоге Нью-Йорк 1930-х выглядел так:



Закон распространялся только на Нью-Йорк, в других крупных городах положили болтяру на жалобы жалких граждан, и по итогу пирамидальное строительство стало чисто нью-йоркской фишкой. Хотя, конечно, не совсем.

Вся эта уступная архитектура ничего не напоминает?

Ну конечно же!



Истоки сталинской архитектуры, нежно лелеемой мной, надо искать в массе разнообразных источников, но один из самых больших - здесь, в Нью-Йорке.

По легенде, Сталину очень понравилось здание нью-йоркского Муниципалитета (мы до него еще добредем своими ярославскими ножками), и с тех пор, кто делал похожие проекты, получал усиленный паек, а кто нет, ехал проектировать Алма-Ату и Ашхабад.

Из нью-йоркского ар-деко сталинским стилем похищено еще больше, нежели уступы, в первую очередь детали, но до деталей мы доберемся при свете дня.

А сейчас - сейчас мы по-прежнему на крыше, возбужденно щелкаем затворами своей самой современной высокоточной мыльной техники:



Ракурс днем, гулять, так гулять:



Детали фасада, венчающие RCA Bulding:



Естественно, кругом стоит возбужденный гвалт. Все празднично фотографируются, ищут позы, сверкают вспышки, на ладошках пытаются удержать Эмпайр, а он, сволочь, не влезает, в общем, феерия!

Все пытаются придать своим лицам празднично-беззаботное выражение - все-таки в Нью-Йорке!

Выражение лиц на фотографиях - это отдельная тема, попадающая под мой разряд "фотка на фоне Эйфелевой башни", желающие могут ознакомиться в моем рассказе про Португалию-Испанию-Парыж:

[url=http://forum.awd.ru/viewtopic.php?f=1012&t=138821]http://forum.awd.ru/viewtopic.php?f=1012&t=138821[/url]

Если вкратце - когда люди фотографируются на фоне достопримечательностей, они фотографируют не достопримечательность (иначе бы они сфоткали её саму по себе), а своё тщеславие. Собрать цикл "Великий Я на фоне какой-то очередной херни".

"Тщеславие - мой самый любимый из грехов! Это естественный наркотик! Он так фундаментален!"

В общем-то, тщеславие - штука порочная, но я отношусь к этому спокойно, потому что все люди порочны в той или иной степени, это человеческая сущность, естество человека, и что теперь, кровью блевать что ли.

Другое дело - тонны лицемерия, которым это самое тщеславие вольно или невольно покрывается. Если совсем коротко, сказать "да, я тщеславен, есть такой грех" - это вполне нормально. Сказать - "да не, я фотографировал в первую очередь панораму Манхеттена, а я так, случайно тут" - это не вполне нормально.

Ну да по всему этому поводу я уже распинался, стоя у подножия Эйфелевой башни и наблюдая за творящимся там бардаком, а сейчас можно остановиться на лицах.

Многим просто своей фотографии на фоне чего-либо недостаточно. Надо прекрасно выглядеть. Эту категорию можно узнать по постоянно переделываемым кадрам ("Блин, я по-моему моргнула, давай еще разик! Блин, я улыбнулась как-то не так, косяк, давай чикни еще, лапусь!"), по регулярно доставаемым косметичкам и зеркальцам, и конечно же, по обворожительным сладким улыбкам.

Стремление человека выглядеть привлекательно - это естественно, неестественно, когда это несет гипертрофированный характер. Как правило, это свидетельствует о комплексах, а нация у нас, как известно, сверхзакомплексована.

Человек со здоровой психикой воспринимает себя адекватно - он понимает, что да, он не идеален внешне, что у него может быть кривая ухмылка вместо улыбки, дергаться правый глаз, виден небольшой живот, и вообще, он, человек, может быть сегодня не накрашен, потому что лень. Все это нормально.

Но если где-то там, глубоко в сознании, не всё окей, предпринимаются активные попытки спрятать все свое типа негативное добро хотя бы на фотографиях. Все эти потуги втянуть животы, улыбнуться, как в Голливуде, со стороны выглядят всегда странно.

Сладенькие фотографии, когда ты знаешь, какой человек на самом деле, выглядят еще нелепей.

И вот, наша героиня, Юля из Зеленограда, в первый день после отпуска торжественно проходит на свое рабочее место, в свой отдел, включает комп, откидывается на кресле, и как бы невзначай бросает коллегам:

- Девчонки, я кстати по дороге фотки из Нью-Йорка забрала из салона. Вроде ничего...
- Из Нью-Йорка?! Юлька, да ты что!!! А ну скорее показывай! Блин, что ты молчишь, интересно же! Из самого Нью-Йорка!!! (со всех углов слетается весь отдел, работа бросается)

... - вот это я у Статуи Свободы... вот у бутика Картье... это Бруклинский мост... вон я внизу... на кораблике плывем через Будзон... а это на крыше этого... как его... Пропеллер центра!

- Блин, Юлька, ты здесь очень хорошо вышла. (читаем: - Ах ты сучка крашеная, кто хоть тебя в Нью-Йорк взял то, ненавижу, ненавижу, НЕНАВИЖУ)
- Да ну, немного не выспалась, всю ночь в клубе на Манхеттене гуляли
- (сукасукасука)
- Вот снова на крыше... другой ракурс
- Кофточка у тебя классная... Барберри, настоящая?
- Да-да, вообще супер (дружный хор)
- Да ну что хоть вы, девочки, обычная вроде...

Примерно ради этого вокруг и происходит то, что сейчас происходит вокруг нас.

Национальностей вокруг много, но смысл один, и кстати, русская реакция на комплименты в этом вопросе вне конкуренции.

Вот скажешь американцу, что мол, вы прекрасно выглядите!

Ответ:

- Да, большое спасибо, я знаю.

Скажешь француженке, ответом будет:

- Спасибо, но вы меня еще вечером не видели!

Скажешь русской. Какой будет ответ?

- Да не, ну что вы... неправда... (подразумевается: - Скажите еще раз, гады! ЕЩЕ!!!)

и... вот оно!

- Юля, не наговаривайте, вы сегодня - просто блеск!

Душа у Юлии ликует. ЕЕЕЕ!!!

Это всё они - КОМПЛЕКСЫ.

Ну да ладно, что-то я разошелся. В любом случае, надо быть проще.

Мне просто все это знакомо, потому что я сам - классический советский закомплексованный мальчик, воспитанный женщинами, обычная советская школа, в которой главный девиз - "не высовывайся, говно!", и потребовались годы большой и упорной работы, которая продолжается до сих пор, чтобы выбить всю эту дурь. Хорошо хоть с 15 лет на вольных хлебах, иначе не крутилась бы у меня в голове здесь, сейчас, на крыше Рокфеллер Центра, великая песня.

Никто, никто, из волею судеб собравшихся в тот поздний вечер на смотровой площадке RCA Building людей, на семидесятом этаже, не знал о существовании города Омска, легендарной группы ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА, и песни "МНЕ НАСРАТЬ НА МОЕ ЛИЦО"

Никто, кроме нас:



В это трудно поверить,
Но надо признаться,
Что мне насрать на мое лицо!
Ей насрать на мое лицо!
Вам насрать на мое лицо!
Всем вам насрать на мое лицо!!!

ЕЕЕЕЕЕЕЕ!

Это мы, кстати, запечатлелись у тех самых пуленепробиваемых водонепроницаемых стекол, которыми огорожена площадка, чтобы китайцы не выпали.

Полюбовавшись ночным городом, мы уже дело собрались дружно топать вниз, ну то есть на нанолифт, но тут увидели нанокомнату и зависли еще.

Нанокомната находилась прямо на крыше, по пути к лифтам, и фишка в ней заключалась в том, что там были развешаны датчики объема, которые реагировали на твои движения.

Реакция заключалась в том, что там, где ты двигаешься, мигает на стенах разноцветная подсветка и по-разному звенит. Прыгая, скача, и валяясь, можно выбивать из комнаты различные композиции и световые вспышки. Мечта советского ребятенка. Естественно, не имеет смысла и упоминать, что мы сразу же кинулись в бой:



Валюша, естественно, сразу сошел с ума, его хлебом не корми:



По непонятной причине комнату моментально очистили другие посетители:



Точнее, они уважительно наблюдали за происходящим выступлением из-за толстого стекла. Благо смотреть было на что, ведь и Андрюша раздухарился:



Подумаешь. А я... а я... а я вот так могу!



Наконец, Валентину все-таки включили невесомость:



Звенела комната так, что Эмпайр Стейт Билдинг вибрировал.

После такого супер-шоу грех было не собрать с благодарных зрителей по соточке:



Но пора бы и честь знать. Нанолифт наконец выбросил довольных русских соискателей иностранных эмоций на улицу.

Здесь нас ждала Нижняя площадь. Поскольку комплекс задумывался как мини-городок, здесь между зданиями есть и переулки, щедро усыпанные элитарными и псевдоэлитарными магазинами, есть и своя главная площадь.

Валентин быстренько пополнил свою коллекцию фотографий с Майклом Корсом:



Кстати, Валентин какой-то желтый. Вряд ли он ходит по соляриям (хотя я допускаю всё), так что мы имеем дело, наверняка, с т.н. "печеночным загаром".

Обычно здесь многолюдно, но сейчас поздно, и шляются одни импортные придурки:



Вот и сама разноуровневая площадь перед входом в RCA Building, или как его называют, Rock. Свежее название Дженерал Электрик приживается плохо. Символ всего Рокфеллер Центра - золотой Прометей:



Зимой здесь каток, и зажигают главную ёлку города Нью-Йорк. Сейчас пусто, тихо, лишь флаги полощутся на ветру. Флаги пестрые, разномастные, очень похоже на слет корсаров и флибустьеров всех мастей на острове Тортуга, но этого всего лишь флаги штатов США.

По всему рокфеллеровскому центру, площади и переулочкам щедро разбросаны произведения искусства, их несколько десятков:



Много симпатичных деталей:



Римского бога Меркурия очень любят в США, и в Нью-Йорке особенно, потому что Меркурий - бог торговли. Его изображение востребовано, сейчас мы видим лишнее тому подтверждение.

У бога все необходимые атрибуты (не хватает только небольшого денежного мешочка в потных ручках), такие как крылатые шлем и сандалии, и жезл кадуцей.

Торговля - дело быстрое, поэтому перемещаться надо живенько, отсюда крылатые сандалии. Кстати, планета Меркурий была названа так потому, что она вращается быстрее всех, т.к. ближе всего к Солнцу. Хитрые римляне все давным-давно заметили.

Кадуцей - магический жезл, символ примирения и посредничества. У Меркурия же все крылатое, и шлем, и сандалии, и даже вот жезл. Однажды он увидел двух кусающих друг друга змей, и не в силах терпеть такой бардак, сунул между ними свой жезл. Змеи обвились вокруг него и кусать друг друга перестали.

С тех пор он и стал символом посредничества, а сам Меркурий, следовательно, первым посредником, то есть спекулянтом. Статья 154 УК РСФСР от 1960 года.

Но времена изменились, и скоро символ торговли попал на эмблему государственной службы РФ, вместе с ключом.

У кого ключ от отечественной торговли? У Дерипаски? Абрамовича? Прохорова? У меня? Конечно нет.

Вот у кого ключ:



Так, установив причинно-следственную связь между федеральной налоговой службой РФ и Рокфеллер Центром, переходим к следующей детали.

Доска с рокфеллеровскими "Я верю":



Послушать - так вообще соловьиные трели. Бальзам на душу винтика капиталистического мира, масло, которое его смазывает. Сюда надо сотням тысячам мелких нью-йоркских клерков приходить каждый день, для подзарядки.

- Я верю в высшую ценность человека и в его право на жизнь, свободу и стремление к счастью.

- Я верю, что каждое право подразумевает ответственность, каждая возможность - долг, каждое владение - обязанность.

- Я верю, что закон сделан для людей, а не люди для закона; что государство - слуга людей, а не их хозяин.

- Я верю в величие труда, будь то умственный или физический; в то, что мир не должен людям жизнь, но должен каждому человеку возможность зарабатывать на жизнь.

- Я верю, что правда и правосудие - основа соблюдения общественных порядков.

- Я верю в нерушимость обещания, в то, что слову человека следует быть таким же хорошим, как обязательство; в то, что личность не богата силой или положением, а богата высшими ценностями.

- Я верю во всеведующего и вселюбящего бога, как бы его не называли. Совершенство человека, величайшее счастье, наибольшая польза заключаются в жизни в гармонии с его волей.

- Я верю, что любовь - величайшая вещь в мире; она одна может преодолеть ненависть; в то, что право может восторжествовать и восторжествует над силой.

Неспроста Рокфеллера называли "долларовый пастор". Он действительно был очень верующим человеком, не курил, не пил, держал слово, мыл руки перед едой, но искренне верил, что его Божий Дар и его божественное предназначение - зарабатывать деньги.

Ну да ладно. Оставим Рокфеллера и его центр за кормой.

Зайдем в бар опрокинуть для свежести, и пойдем к следующей городской известнейшей достопримечтальности, к которой приложили руку еще одни американские магнаты - Вандербильты. Вокзал Гранд Сентрал.

А пока - примем, как и все приличные люди, красивые позы, поправим челочки, втянем животы, наденем смазливенькую улыбочку, и постер "Влюбленные на 5-й Авеню" готов:


  • 1
Вандербильды там железную дорогу и центральный вокзал отхапали)))

(Deleted comment)

Элит досуг

(Anonymous)
Приветствую пользователей ресурса! Представляем досуг с элитными девушками все подробности можно узнать по мылу dosug-elitei@mail.ru

  • 1
?

Log in

No account? Create an account