Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях о Нью-Йорке. Часть 15. Паром, Брайтон Бич, немного о свободе, эмиграции, и жен
yanlev
Стэйтен Айленд - один из пяти районов Нью-Йорка, который меньше всего похож на Нью-Йорк. Малоэтажный и слабонаселенный, находящийся на отшибе, остров является самой южной точкой не только города, но и всего штата Нью-Йорк.

Провинциальный уклад жизни острова стал несколько меняться после постройки гигантского моста Веррацано, связавший Стэйтен с Бруклином, но быстрее всего все равно на пароме из Манхеттена, на котором мы сейчас и плывем.



Шок - паром бесплатный и ходит каждые 20 минут. Плыть около получаса, потом просьба освободить вагоны, но можно снова зайти и плыть назад. И так до бесконечности. Таким образом очень легко выспаться Розе из Сальвадора, которая 3 года назад приехала в США посмотреть на Белый Дом, но случайно осталась работать нелегальной няней:



По этим своим характеристикам паром - аналог Кольцевой линии метро в Москве. Я когда студентом исследовал Великую Страну без денег, тоже любил там спать, наматывая круги. Один раз даже чуть в депо не увезли.

Помимо людей, на пароме также присутствуют и туристы - с судна открываются прекрасные виды на всю нью-йоркскую бухту, во все стороны, и в первую очередь - на статую Свободы, мимо которой и идет паром:





"Приведите ко мне всех усталых, всех бедных, жаждущих дышать воздухом Свободы"



Усталые и бедные:



Андрей: - Я не могу больше смотреть на эту статую Свободы, достала треклятая

Валентин: - Пойдем со мной в подсобку, девочка, я тебе полный подол барбарысок насыплю

Ян: - Как хорошо, что для открытия портвейна не нужен штопор, обожаю португальцев, все продумано

В принципе, статуя смотрится благостно, особенно если представлять исторический контекст. Чаяния и надежды миллионов обездоленных людей, в том числе наших соотечественников, сосредоточены здесь:



Сижу, пью портвейн, изредка смотрю на лежащую Розу из Сальвадора, о Свободе думаю.

Свобода - она в общем-то у каждого своя. Один человек в тюрьме чувствует себя свободней всех, а может в это же время король Саудовской Аравии чувствует себя жалким заложником и мечтает утопиться в Персидском заливе.

По моему разумению, Америка далеко не такая свободная страна, как могло бы казаться, по крайней мере, для меня. Вот с какого хрена я сейчас портвейн пью из пакета, а не красиво, стоя в эффектной позе, из горла? Меня пытаются лишить моего права на портвейн на пароме. Я не свободен, я страдаю.

Вообще, трындеть - не мешки ворочать, и пофилософствовать я люблю, тем более, с портвейном. В подобного рода дилеммах можно допиться до Теории Общественного Договора Томаса Гоббса.

Если совсем вкратце - человеку свойственно состояние анархии, каждый сам за себя и делает что хочет. Захотел кокнуть другого человека - ну и отлично, молодец, возьми только камень побольше, чтобы кровища красивее хлестала.

Но для разумного существования и более длительной здоровой жизни люди негласно сэволюционировали до Общественного Договора - то есть, я отказываюсь от своего права в любой момент убить Валентина, но только при условии, что он тоже отказывается от своего права убить меня. Общественный Договор.

И вот, в отказе от своей свободы и своих прав в пользу общего блага, можно зайти далеко. Например, до портвейна из пакета, что вообще откат к варварству.

Америка зашла далеко, мир в общем и целом тоже.

На основании этого я считаю, что на данный момент Россия - одна из самых свободных стран на свете. Мало того, что такой свободы у русского народа не было никогда, так еще и по сравнению с другими на данный момент мы в авангарде.

Делай что хочешь. Хочешь стихи пиши, хочешь деньги зарабатывай, хочешь вали на все четыре стороны, хоть в Новую Зеландию, хочешь спивайся, хочешь в других людей стреляй, и еще не факт, что посадят, хочешь - музицируй, да вообще - хоть дрочи вприсядку, всем все равно. Свобода в чистом виде, пенится, льется, идет горлом.

Конечно, печально, что к Свободе русский человек в силу исторической ментальности оказался не готов, она ему нахрен не упала, и в основном пользуется спросом именно свобода спиться, сдеградировать, снариться, свобода воровать и свобода ходить по соотечественникам.

Большей части населения эта свобода даром не сдалась - оно, население, мается, не знает чем заняться, синячит и помирает. Воспользоваться позитивными плодами Свободы выходит лишь у 10, ну максимум 20 процентов русских, что, конечно, мало. Так что до Свободы тоже нужно дорасти, а не вот так вот ррраз - и на тебя ушат вылили, что ты стоишь и охереваешь.

Главное, чтобы перегибов в другую сторону тоже не было, а то вот тоже можно так с обществом додоговариваться, что своего ребенка по попке слегка шлепнешь, а на тебя сразу все соседи разом стукнут, ну и всё, на следующий же день небо в клеточку.

Все должно быть в меру - как обычно срезюмировал Ян Александрович, задумчиво допивая продукт виноделов долины Доуру и подплывая к Стэйтен Айленду.

Всё, дошли, сушите весла, сэр!



Вид Даунтауна со Стэйтен Айленда:



Мост Веррацано, перекрывающий вход в бухту. За ним - открытый океан:



Живописненький Бруклин:



- Господи, не могу я больше на эту Америку смотреть, который день мотаемся:



На этом же пароме развернулись и пошли полным ходом назад. Решили не тратить на Стэйтен Айленд свое время - у нас его впритык, мы очень занятые люди, везде спешим и торопимся.

При прибытию на Манхеттен стояли минут пятнадцать и думали, куда пойти - то ли в Чайнатаун к китайцам, то ли сидеть на пирсе, свесив ноги, и пить пиво, грустно глядя в мутные воды Ист Ривера. То ли, в конце концов, заняться моими любимыми социальными экспериментами.

Например, один из них - лакмусовая бумажка горожан на доброжелательность к туристам. Надо встать на углу с видом деревенского дурачка, сиротливо озираться, и изредка с паникой в глазах вглядываться в мятую карту города у тебя в руках.

Как быстро к тебе подойдут и предложат помощь?

Быстро подходили в Париже. В Китае вообще не подходили - наверное, боялись. В Ярославле, скорее всего, подойдут три человека - я, Валентин, и нашачайкаТерешкова. В Нью-Йорке же с этим все ок - я там на улицах регулярно смотрел в карту, и пару раз ко мне подходили просто так с предложением помочь, и без моего вида деревенского дурачка. Хотя, я наверное себе льщу, может, вид есть, и потому и подходили.

Самый же любимый опыт, который я проводил только раз в жизни - дождаться, когда на улице никого не будет, и лечь бездыханным на тротуар, и ждать прохожих. Как быстро к тебе подойдут и поинтересуются, что же с этим мужиком произошло? Как быстро предложат помощь, начнут вызывать врачей?

Ну, про Америку и компашку речь не идет, все понятно - сбегутся все, даже присесть не успеешь. Наиболее интересен эксперимент в разрезе городов на бывшем постсоветском пространстве. Чуваки давно проводили тест на отзывчивость сердобольных соотечественников.

Быстрее всего подбегают и помогают в южных городах, особенно в бывших республиках. Чем севернее - тем медленнее. В Москве чувака вообще так никто и не поднял. Замерз и сам встал. Наверное, если бы лежал, с утра тихонько оттащили бы в канаву дворники.

Я в Ярославле проводил эксперимент в середине 2000-х, и пролежал всего 20 минут - это очень хороший результат. Правда, мимо за это время прошло около ста человек (в стороне стоял человек и считал прохожих, я то с закрытыми глазами лежал), но все равно это очень круто - у нас очень радушный и отзывчивый город, в Туле вон парень вообще час пролежал, так что добро пожаловать!

Решили не экспериментировать, а заняться любимым делом - ничегонеделаньем. Поехали в Швейный Квартал, недалеко от нашего дома, там и бродили до вечера, пока не смерклось.

Очень приятное оформление магазина старыми швейными машинками:



За торжественным ужином в какой-то мексиканской кантине я опять взял огненные рулетики, и не пожалел:



Кантина запомнилась стартовым диалогом с нашей официанткой:

- Хелло, меньюз плиз, энд фри бирз бефо райт нау
- Можно по-русски, ребята

Я не запомнил ни лица девочки, ни ее имени, зато запомнил, что она из Омска. Память так работает - она вот говорит, мол, я из Омска, тынц, вспыхивает в башке точка на юге Западной Сибири, идет привязка - "девочка из Омска", потом время вымывает и имя, и облик, и детали, а Омск остается.

Наши девушки, да и вообще славянки в целом, с большой долей вероятности определяются издалека по фигуре. Она классическая, там самая, к какой мы все привыкли - мол, вот именно такой фигурой и должна обладать девушка.

А в частности, по попе.

Американский тип женских ягодиц сильно отличается, это мне бросилось в глаза сразу, еще до того, как первый аутентичный люк нашел.

Особенно неважно, какой комплекции девушка - полная или стройная, англосаксонка или латинка. Всех их выдает специфичная попа, где основной центр тяжести находится внизу. Несмотря на то, что крайне полные люди, которыми так любят представлять у нас всех американцев - это как правило представители негроидной расы, либо провинциалы или бедняки (хотя везде конечно есть исключения), людей с небольшим избыточным весом много.

Особенно среди девушек - и потому, что это заметнее, и потому, что слава Богу, на мужские задницы я пока особо не смотрю.

В итоге после серии бессонных ночей и тягостных размышлений, я пришел к выводу, что характерная американская женская попа с низкой посадкой - это результат специфичного питания и образа жизни. В частности, определенных видов жиров, которые содержатся в картошке фри, пицце, чипсах, в общем, в отдельных видах популярного фаст фуда, который в Америке у многих уже далеко не фаст, а основной.

Наверное, это уже в генах, и попа начала передаваться по наследству. У русских девушек, взращенных на салатиках и сосисках, попа сильно отличается - её видно в толпе. Вот идет попа с высокой посадкой - и знаешь, что почти наверняка попа прибыла откуда-то с востока Европы.

В подтверждение своей попотеории я стал обращать внимание, что у отечественных девушек-подростков, которые совращены чипсовым западным диаволом, центр поповой тяжести тоже последние годы пополз куда-то вниз. Раньше такой тенденции не наблюдалось.

Мы продолжим наши поповые наблюдения и исследования.

И в других странах тоже.

А пока - спать. Вроде еще довольно рано, прогрессивная американская общественность только-только начала расползаться по притонам и проституткам, но мы же рано встаем, а следовательно, и спать ложиться надо тоже рано.

Рядом с нашим отелем люди совсем озверели и выбрасывают на тротуар целые квартиры:



Проходя мимо этого места утром, мы увидели, что кресло себе все-таки забрал ночью какой-нибудь негр, зато рядом выбросили очередную квартиру:



... а потом весь мир удивляется, как они смогли 17 триллионов долга набрать.

Обсмотревшись американских фильмов, где все частные детективы и полицейские питаются кофем и пончиками, мы тоже решили прикоснуться к Великому и позавтракать пончиками в Данкин Донатс у себя на раёне:



Кстати, о районе. Наконец-то получилось приглядеться к Адской Кухне чуть внимательнее, а то мы обычно чуть что - и сваливаем на юг острова. А сейчас пошли на севере - на метро, ведь наша цель - проверить, как там без нас все эти годы жили соотечественники на Брайтоне, может, им нужно чем-то помочь, подбодрить, посоветовать.

Но пока немного Адской Кухни.

Это преимущественно малоэтажный краснокирпичный райончик, с элементами зелени, что для Манхеттена в целом нечастое явление:



У здания очень приятный чугунный антаблемент с годом постройки - 1911:



Кстати, словом "антаблемент", как и словом "сиреневенький", очень хорошо проверять степень алкогольного опьянения.

- А ну ка говори, сука, как называется завершение стены, состоящее из архитрава, фриза, и карниза!
- Щас... а... ан...ант... антаблемент, бля!
- Молодец, мужики, ему можно еще одну налить

На следующем антаблементе, если точнее, на фризе - адресное название здания:



Под антаблементом, как мы видим по выброшенному знамени, поселились геи.

"Ты на что, на что ребенка то обрекаешь? Это в Америке он будет уважаемым гэем, а в России - грязный пидарас"

У них тут и газета городская есть - "Гей Сити Ньюз":



В России, соотвественно, были бы "Новости Пидорграда"

Здание с шайбами-стяжками в виде звезды позволяет нам говорить уже о местной традиции:



Знак "детская площадка", интересно:



И вот, нужная нам подземка:



Сейчас метро чистенькое и аккуратненькое. Долгие десятилетия у нью-йоркского сабвея была репутация самого кошмарного в мире, и в общем-то, заслуженно. Здесь было тесно, грязно, крысы, негры, гоп-стопили и убивали постоянно.

Фотография 1973 года примерно дает представление:



Но сабвей изменился вместе со всем городом буквально за десятилетие-два.

Единственное, что осталось из негативного списка - теснота, метро низенькое, небольшое, потолок давит, но это объяснимо историческим развитием, и теперь с этим пытаются бороться путем разного рода подсветки, инсталляций, ну и так далее.

Реклама культового мультфильма в подземке:



Путь держу я в Сауф Парк - пусть с души уходит мрак.

Пилить до Брайтон Бич около часа - в общем-то, довольно далеко.

Район находится на острове Лонг-Айленд, на самом юге Бруклина, на берегу океана.

В общем-то, эта отдаленность и была основной предпосылкой для заселения его соотечественниками - цены на недвижимость там были едва ли не минимальные, а прибыли эмигранты из СССР полунищими.

Приехали!



- Слышь, земляк, а где здесь русские живут?
- Москаль менi не земляк!



Стоит немного углубиться в историю легендарного района.

На юге Бруклина, фасадом выходящим к открытому Атлантическому океану, еще в 19 веке сложилась цепочка курортных местечек. Одно из них опять-таки с рекламными целями, по благозвучию назвали Брайтон-Бич - по аналогии с самым известным и модным курортом Великобритании Брайтоном.

Курортное местечко превратилось в модный приокеанский район, и вплоть до 1930-х застраивалось качественным жильем, тем более, сюда протянули железнодорожную ветку (по которой мы и прикатили).

Поэтому в основном Брайтон-Бич состоит из доходных жилых домов 1910-х - 1930- годов:



Сначала по курортной индустрии ударила Депрессия, а затем, гораздо более сильно - война. Перестали ездить европейцы, да и американцам было не до курортов.

После войны у Америки наступил Золотой Век, и прибабленное население стало ездить не на довольно посредственные нью-йоркские пляжи, где и океан то холодный, а на юга - во Флориду, на Волшебный Остров Удовольствий - Кубу (пока в 1959-ом их оттуда Фидель не турнул), а затем и во всесоюзную здравницу - Мексику.

С 1940-х Брайтон сдох, стал разваливаться, деградировать, недвига обесценилась донельзя, белые свалили, район контролировали банды негров - обычная картина для некоторых окраин Нью-Йорка 1960-х и 1970-х.

Но в 1970-х, в связи с низкими ценами и видом на привычное им море, сюда стали прибывать советские евреи. Они преобразили район, превратив его в Маленькую Одессу.

Сюда же по накатанной дорожке прибывали и другие наши соотечественники, особенно в конце 80-х и начале 90-х.



Современные эмигранты лишь в минимальном своем количестве оседают на Брайтоне, поэтому сейчас это преимущественно район еврейских пенсионеров.

Годы движухи и расцвета остались позади, и судя по внешним признакам, здесь идет спокойное, сытое, затхлое, плавное увядание и старение что населения, что района.

Наверное, такое впечатление еще создалось потому, что было утро субботы, народа мало, много закрыто. Но атмосферу и дух можно прочувствовать и так.

Основная движуха идет под станцией надземки, это известное место по ряду фильмов:



Здесь остановки транспорта, магазины, лавки, да и вообще есть какая-то жизнь.



Опять-таки судя по первичным половым признакам, такие как гастрольные афиши и билетные кассы, культурная жизнь здесь тоже замерла где-то в 90-х:



Мы тихонько поползли от подземки к океану, этот квартал в основном и застроен доходниками 1920-х:



В таких домах детский садик выглядит брутально:



Людей мало. Субботнее утро. Мы же в нашем районе, и это может означать одно - или население обамериканилось, и уехало по паркам да шоппинговать, или же сохранило верность традициям, и валяется дома на отходняках после вчерашнего.

Ан нет. Стоит небольшая толпа народа - какая-то благотворительная организация кормит всех желающих.



Из толпы доносятся колоритные вопли: "Зинаида, комон сюда, тут каша!"

Мы вышли к Атлантическому океану. Самое известное и колоритное место Брайтона - широченный (наверное метров 25) деревянный тротуар-набережная вдоль пляжа, он же бродвок:



Так то это так называемый променад Ригельмана, построенный еще в 1921 году - время расцвета курортной зоны на Кони Айленд, в которую входит и Брайтон.

Здесь, на лавочках, в общем то и бурлит общественная жизнь. Играют в шахматы, читают газеты, рассказывают последние важные мировые события, изменял ли Хиллари Билл Клинтон после Моники или всё-таки держится.



В целом, наличие океана делает место симпатичным:



Ресторан Волна и гриль из Татьяны пока закрыты:



Читал, что у местных обитателей так и не сложилась американская традиция относиться к ресторанам как к чему-то обыденному - то есть ходить туда каждый день да через день. Традиция осталась отечественная - выход в ресторан - по важным поводам и торжественным случаям, на которые надо одеть все самое лучшее. И дело то, в общем, как обычно, в голове, а не в деньгах.

Во многих заведениях Великой Страны, если не берешь горячее, а берешь просто чай да пирожное, на тебя смотрят, как Пол Пот на интеллигенцию. Даже в пот бросает, а потом озноб.

Совсем рядом виднеется знаменитая парашютная вышка Кони Айленда, символ, 1939 год:



Старое фото неплохо передает времена расцвета курортов:



Теперь тут так:



Лишь какие-то томные молодые люди задумчиво смотрят в сторону Азорских островов:



Да читают интеллектуальную прессу:



Ееее, я такое обожаю! Колдун совратил 300 клиенток! Сперма Жириновского лечит запоры! Авианосец "Авраам Линкольн" незаконно перевозил китайские лосины! Пингвины насмерть запинали полярника! Мальчик оказался запертым в туалете и через месяц сожрал собственную ногу! Алла Пугачева и Раиса Горбачева были любовницами! КТО ответит за сломанный клык Алены Апиной?

Определенно, если бы жизнь не так бросала, пошел бы работать в редакцию писать тексты - вон какая преданная аудитория, сколько поклонников - аж в Нью-Йорке!

Здесь реально много всяких интересностей, которые, казались, бы, остались в 90-х:



Блин, я тоже готов гадать всем за пять баксов! Возьмите хотя бы в помощники шаманке!

Самое главное событие в вашей жизни у вас впереди.

Как там...

[i]Честь имею представить вам знаменитую прорицательницу мадемуазель Жанну из Парижа и Сицилии!

Мадемуазель угадывает прошлое, настоящее и будущее! А равно и семейные тайны.

Сделай загадочное лицо, дура (прорицательнице)

Мадемуазель Жанна!

Однако не следует думать, что здесь какое-то колдовство или чудо! Ничего подобного! Ибо чудес не бывает. Как это доказал наш профессор Преображенский, всё построено на силах природы! С разрешения месткома и культпросветкомиссии, и представляет собой виталлопатию, на основе учения индийских йогов, угнетаемых английским империализмом!

Прошу вопросы, товарищи!

- Какое самое главное событие
в моей жизни?

- Впереди (шепотом, прорицательнице)

Прорицательница: - Самое главное событие в вашей жизни у вас впереди.[/i]

Ну или вот:



АААААА, я не могу. Мосвидеофильм диагностирует чакры! Возьмите в совладельцы, можно я тоже поработаю над аурой?

Как у вас третий глаз, не болит? Дай пять долларов, я тебе сейчас полную сансару устрою. Вам защиту "Золотой купол" за десятку над писей поставить, или обойдемся "Благостным дождем" на почки за пятак?

Или вот, принимает доктор:



Не хирург, не офтальмолог, не уролог. Доктор ПО БОЛЯМ.

Есть доктор-глазник, есть зубник, а есть болевик.

- Вы что закончили в Меде, какая специализация?
- Болеология

Или вот, казалось бы, что общего между Украиной, Грузией, Мексикой и Сальвадором? Правильно, Рабинович:



Мы решили прогуляться по миленькому одноэтажному райончику, лежащему за железной дорогой. Здесь хорошо:



Живут те же лица:



Обнаружен новый люк типа "соты":



Ну а также, в Брайтоне было обнаружено и поймано рекордное количество штатов, штук шесть новых. О них я расскажу более подробно чуть позже, а пока пришла пора срезюмировать.

Конечно, на Брайтон-Бич интересно, и интересному в первую очередь любознательному человеку - если кому-то интересна история страны, этнография - очень любопытно. Но вряд ли более, потому что кроме океана, пляжа, и с каждым годом тающего легкого колорита отечественной эмиграции смотреть можно разве лишь на пенсионеров.

Застройка в районе довольно однообразная, ритм и образ жизни - прост.

Вообще, я регулярно думал, почему, в отличие от множества других народов, русским так и не удалось организовать на территории Нью-Йорка внятного национального анклава. Тот же Брайтон Бич - больше советско-еврейский, чем русский, район.

К выводам я пришел традиционным.

Почему люди одной нации селятся на чужбине компактно? Правильно, так проще, друг другу помогать, от чужаков защищаться. В общем, в основе лежит взаимопомощь. Члены общины помогают каждому прибывшему освоиться и встать на ноги, потому что взаимовыручка в ценностях у большинства мировых культур.

И у русских она была, да за советские годы куда-то улетучилась. Куда и почему - можно написать гигантские труды, да так и погрязнуть.

Но каждый русский знает - если он приедет, ему не помогут, а в лучшем случае будут учить жизни из серии "нам было поначалу херово, теперь и ты хлебни с наше", а в худшем - обманут.

Неспроста сейчас во множестве центров русской современной миграции (те же штаты, Чехия, Таиланд) значительная часть эмигрантов занимается тем, что как минимум зарабатывает деньги на свежеприбывающих, продавая и сдавая им недвижимость, оказывая втридорога услуги, ну и так далее.

Именно поэтому идея русских национальных анклавов, как и они сами, на территории других стран ушла еще вместе с белоэмиграцией.

Русские заграницей не объединяются, чтобы помогать друг другу, а наоборот, стараются разбежаться, затеряться среди местного населения, чтобы не нарваться на неприятные эмоции и на проблемы от себе подобных. Подтверждением тому может служить сам Нью-Йорк, в котором живут и работают сотни тысяч русскоговорящих, но ни о каких "Маленьких Россиях", в отличие от анклавов других национальностей, существовавших на территории города испокон веков, говорить не приходится.

Будем считать это не самой лучшей современной национальной особенностью, и поедем назад, на Манхеттен. Город ждет!

  • 1
Интересно, а конструкции из деревянных столбов у причалов служат демпферами?

Мы Гусские не обманываем дгуг дгуга :))

Интересный анализ по поводу сплоченности тех или иных народов иммигрантов на чужбине. Если еще и судить по собственному опыту (живу я в Германии) В принципе - согласен, нету у русских особой сплоченности и взаимопомощи. Это не турки, которые тут часто образуют настоящие монокультурные гетто. Хотя русский район в Ахене есть. Тут наверное еще и многое зависит от конкретного человека, вращатся в кругу эммигрантов, или нет. Меня как-то не тянет и не тянуло никогда, и бываю я в том районе раз в несколько месяцев, купить в русском магазине товара, которого нет в немецких. А вот некоторые мигранты стараются селится именно там.

Серия постов про Нью Йорк - супер! Люблю такой подробный и детальный разбор :) После прочтения этой серии гораздо интересней ехать туда будет :)

Стёб стёбом, но pain management - это вполне серьёзное направление в западной медицине, можно посмотреть одноимённую статью на Википедии. У нас такого вроде как нет, поэтому и смотрится смешно специализация "доктор по болям".

Грузинский флаг тоже устаревшей модели :-)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account