Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в деталях о Нью-Йорке. Часть 18. Таймс Сквер при свете дня, ночи, и Брайант Парк.
yanlev
В конце 42-й улицы, вдалеке, там, где она упирается в Гудзон, показались три силуэта.

Три молодых человека, с дьявольским неукротимым блеском в глазах, со стальной уверенностью во взоре, готовы подмять Город Желтого Дьявола под себя.

В свое время им удалось подмять под себя такие крепкие орешки, как город Бологое Тверской области, ночную пригородную электричку из города Ряжска в город Грязи, и ОВД "Хамовники" УВД ЦАО г. Москвы, что им после этого какой-то хваленый Город Желтого Дьявола?

Но город не заметил появления троих импозантных уверенных молодых людей. Городу было насрать, в нем и так людей просто до жопы:



Мы подходили к Таймс Сквер, когда еще не стемнело, и всё воспринимается немного по-другому:



Всё конечно так же по капиталистически сверкает, манит, блестит, переливается, зазывает, но немедленно бежать и тратить денежки, снося всё на своем пути, хочется не так сильно, как ночью:





Вечер субботы, надо скорее протранжирить всё, что заработано за рабочую неделю, конечно же, бухлом и шоппингом снять стресс (всё-таки работали, а после работы всегда стресс), и поэтому на улицах очень много людей:



Помимо людей, много и туристов, но встречаются и характерные местные типажи:



Это Майкл из северного Бронкса. Приехал вечерком потусить с друзьями в переулке у Пенсильванского вокзала, поиграть в баскет, потом в "сокс", потом вместе с пивком послушать рэпачок про поганых белых, у которых всё есть, а у меня ничего нету.

А это - три сестры Скэпмен из Северной Каролины:



Старшая сестра Роуз (по центру) работает в колл-центре в городе Шарлотт, мечтает выйти замуж за своего парня Пола (фитнесс-тренера), а также золотой браслет и новые кроссовки.

Средняя сестра Франсуаза (слева) работает в пригороде Шарлотта на автозаправке, мечтает стать старшей смены, и приехала в Нью-Йорк протранжирить накопления в магазине C&M и ночном чёрном клубе "Коконатос".

Младшая Салли (справа), к которой и приехали сестры из Шарлотта, всегда была не такая, как все. Во-первых, она двоюродная сестра, а не родная, именно поэтому у нее более светлый цвет кожи. Этому факту она обязана своему прапрапрадедушке, который в 1856 году бежал от своих хозяев с плантации в Северной Каролине, добрался до Кентукки, кинулся в светлые воды реки Огайо, переплыл реку и выплыл уже в свободном штате Иллинойс. Там он спутался с белой служанкой из богатой семьи промышленников в городе Спрингфилд, а затем... в общем, это долгая история.

Но с тех пор эта ветвь рода Скапменов была более успешной, чем другие, оставшиеся в Северной Каролине. Салли даже удалось устроиться в бизнес-школу при Колумбийском университете, и затем она очень надеется получить место в крупной межнациональной корпорации.

Но главное что сейчас - все сёстры вместе, и довольные идут в клуб "Коконатос"! Пропустить по бутылке рома.

Ладно, что это я всё о людях, да о людях. Давайте лучше посмотрим на уличную сценку на 42-й улице. Что происходит?



Мужик зазывает на мьюзикл? Реклама новой механической яйцерезки, мечте любой хозяйки? Всего за 0,99 C, + две яйцерезки в подарок?

Нет, нет, и еще раз нет.

Это знаменитый ростовский жиган и шулер Коля по кличке "Вагон" вышел на мировой уровень и знакомит наивных нью-йоркцев с игрой "наперстки".

- Ловкость рук против зоркости глаза - кричит Коля Вагон на 42-й улице.

- Кручу, верчу, запутать хочу! Любимая игра Аллы Пугачевой и Раисы Горбачевой! Не получка, не аванс, но у каждого есть шанс! Мужчина, вы только что выиграли у меня тысячу долларов! Получите приз! Кто хочет попробовать? Ставка полтинник и вы именинник!

А вот этот парень только что всё проиграл Коле Вагону, не понимает, как это произошло, он был так уверен, что шарик был слева!



Да, чего только не насмотришься на 42-й улице в районе Таймс Сквер.

Вечереет. Кровавое солнце садится в Городе Желтого Дьявола:



Реклама с наступлением темноты манит всё сильнее и сильнее, так и хочется что-нибудь потратить:



Вокруг носятся совершенно дичайшие толпы:



Все как заведенные. Интересно, чем заводятся? Не иначе, вот этим целебным бензином, который здесь на каждом углу:



Но надо отметить, что такое большое количество людей лишь в районе 42-й и Таймс Сквер. Стоит отойти чуть в сторону от этих кварталов - и тишь да гладь, да божья благодать, да негр с ножом к тебе неспеша идет.

Ладно, шучу, благодаря Рудольфу Джулиани с его Теорией Разбитых Окон уличная преступность на Манхеттене сведена к минимуму.

Теория мне очень близка - всё начинается с малого, бес в маленьких деталях.

Вот ездили в подземке все нахаляву, никто за проезд не платил - стали ловить безбилетников, на каждой станции усиленные патрули. А среди задержанных безбилетников опачки - и грабители, и убийцы, и воры, и кого только нет. Логика такая, что всё начинается с малого, и что с большой долей вероятности человек, который решился на грабеж, начинал с того, что за вход в метро не платил. И сейчас не платит.

И вообще, кристально честных людей лишь пять процентов. Еще пять процентов - идейные преступники, которые идут на нарушение закона умышленно. А 90% людей совершают преступления и правонарушения по обстоятельствам. И надо их этих обстоятельств лишить.

Ну вот видит более-менее приличный человек - все идут в метро, и никто не платит. Он бы в теории и заплатил, но никто же не платит! Что я, дурак? Не заплачу и я. И так думают все, ну то есть все 90%.

Начали штрафовать - и все сразу начали платить! 5% идейных нарушителей отловили и сказали ай-ай-ай, кому-то штраф два доллара, кого-то расстреляли.

Так и во всем. Профилактика мелких правонарушений, поддержание порядка на улицах привели к снижению и крупных.

Полиция активно борется и с граффити. Казалось бы, это хрень, нет бы грабителей ловили, но Нью-Йорк доказал, что все идет с малого. Что когда район засран граффити, это у 90% обывателей создает впечатление грязи, заброшенности, и значительная часть из них начинает и сама срать себе под ноги, хотя если бы район был с чистыми стенами, они этого бы не сделали. Потом в грязном засранном районе становится меньше приличных людей, в таком районе проще рвануть сумку, ограбить магазин, потом убить, ну и так далее.

Именно поэтому полиция не только Нью-Йорка, но и вообще всяческих продвинутых городов и стран пришла к тому, что если район исписан граффити, значит, он властью не контролируется, или контролируется недостаточно.

Так то в Нью-Йорке и было создано подразделение полиции по борьбе с граффити:



Вот и вся теория, благами которой воспользовались и мы, совершенно безопасно и безнаказанно шарясь по закоулкам города, еще 30 лет назад считавшемся одним из самых криминальных в мире.

Теория Разбитых Окон получила так свое название потому, что некогда было эмпирическим путем доказано, что если в здании разбито хотя бы одно окно (и не будет заделано), то скоро рядом разобьют еще одно. Затем - еще парочку. И скоро в здании таким образом будут выбиты все окна, а затем его вообще могут поджечь, разграбить, ну и так далее.

Хотя еще совсем недавно произошло лишь маленькое событие - в некогда приличном здании разбилось окно.

Вот так вот. Кинете бычок мимо урны - а через год на этом месте, в горе бычков человека убьют. Не кидайте бычок.

Следующее место, докуда доковыляла мимо всех этих капиталистических соблазнов и развратов наша троица - Брайант Парк на 42-й улице. Еще одно подтверждение тому, что мелочи решают.

Сейчас маленький скверик за Публичной Библиотекой - одно из самых популярных мест отдыха у горожан.



Небоскребы неожиданно расступаются, дав небольшой клочок земли деревьям:



Здесь всегда очень много людей, которых притягивает островок зелени посередине каменного моря. За день малюсенький скверик посещает около 20 000 человек. Фонтан - сердце парка и его символ:



Однако, так было далеко не всегда:



Это 1983 год.

В годы, когда NY переживал не самые лучшие времена (1960-е - 1980-е) Брайант Парк в самом сердце Мидтауна имел репутацию крайне криминального места - бандиты, проститутки, наркоторговцы, недобор в армию. Убьют - недорого возьмут.

А он так еще был приподнят над уровнем улиц, туда вели лестницы, и всё за высоким забором - там так и хочется вмазаться и потом кого-нибудь порешить, никто не увидит.

С этой язвой на городском теле власти что только не делали - и охраняли, и чистили, и прогоняли, и арестовывали, и сажали. Все тщетно. Как и Зоя Космодемьянская, нью-йоркские бомжи, проститутки и бандиты взяли девиз "сколько бы не вешали, все равно всех не перевешаете", и после утренней облавы к вечеру парк снова заполнялся городскими обмылками.

Его даже хотели снести и построить там дорогой небоскреб, но тут то и появилась группа богатых инициативных граждан. Они создали фонд, который преобразил парк.

Граждане были поклонниками "теории разбитых окон", и чтобы изгнать криминальную заразу, стали работать с мелочами. Например, убрали ограду, сделав парк открытым городу, опустили его на один уровень с улицами, отмыли все граффити, сделали красивые урны, поставили массу лавочек, тысячи переносящихся стульев (всего их 4200 штук), столиков, зонтиков.

Для детей устраиваются представления, поставили карусель, а для взрослых - концерты, бесплатный интернет, есть летние кафе.

Ну и всё - в парк хлынули тысячи приличных людей.

Здесь видно плохо, но внизу на упомянутых стуликах сидят сотни людей:



А еще в 1984 году здесь было так:



Деньги на все эти блага идут с кафе, с проводимых мероприятий, с традиционной продажи именных табличек на скамейки и стулья, а также с продажи самих фирменных стульев.

Если бабла на содержание парка не хватает, в ход идут пожертвования многочисленных довольных горожан.

Несмотря на тот факт, что парк в федеральной собственности, им полностью занимается и полностью содержит эта частная благотворительная организация, то есть группа инициативных граждан.

Разница с русской реальностью не самая большая - у нас тоже есть большое количество людей, страдающих от отсутствия парков, и немало самих парков, только засранных.

Дело не в национальной ментальности - вон, в хваленом Нью-Йорке в 70-е тоже засрали всё что можно, и всё что нельзя.

Разница же в том, что в штатах много инициативных небезразличных граждан, готовых преобразить парк, и даже сделать его рентабельным коммерческим проектом, а у нас пока таких людей не очень.

Вернее, инициативные обеспеченные небезразличные граждане и у нас есть, но энергия их в основном пока уходит не в преобразование общественных зон родного города, а в преобразование собственного загородного участка, квартиры, имения в Испании, нужное подчеркнуть.

Это нормально, это естественно, надо только подождать, когда придет осознание, что построить райские оазисы в куче говна невозможно, как пришли к этому американцы десятилетия назад.

Если кому-то вдруг взгрустнулось, то давайте переместимся в красивый магазин игрушек на Таймс Сквер.

Валентин предвкушает магазин игрушек, и скачет, как конь, у центрального входа в Нью-йоркскую Публичную Библиотеку:



В её читальные залы, ознакомиться с подшивками "Зюддойче Цайтунг" за 1945 год мы зайдём завтра. Пока не до того, у нас важные дела.

Надо купить подарки детишкам.

Магазин Toys"R"Us позиционирует себя как самый крупный и самый расписной детский магазин на всем белом свете. Да что уж там - во Вселенной.

По-крайней мере, знаменитое колесо высотой в три этажа внутри магазина действительно крутится:



Так-то магазин можно смело назвать "Кошмар советского ребенка". Мне кажется, любой советский ребенок, взращенный на пластмассовой кукле-ляле и азбуке из кубиков, здесь сошел бы с ума за 15 секунд.



Как сейчас помню, однажды, в апофеоз советского товарного дефицита, в 1989 году, среди детей города Мурманска поползли страшные слухи.

А именно, завтра в центральный городской магазин игрушек "Детский мир" (все витрины которого были забиты одними лишь надувными матрасами - очень важной вещи в полярном городе) привезут из Москвы партию МАШИНОК НА РАДИОУПРАВЛЕНИИ.

Откуда информация? А у Сереги из соседнего двора мама работает замзаведующего "Детского мира", так у него уже есть! Вон, посмотри! Серега с соседнего двора важно ходил с пультом в руках, отдавая приказы желтенькой, весьма топорной сделанной машинке. Детская дворовая аудитория восхищено наблюдала за чудом, открыв рты.

На следующий день, прибыв к открытию "Детского магазина", мной была обнаружена очередь длиной в квартал, наверное, не менее пятисот человек. Машинки действительно привезли. Их было мало. Очередь на проспекте Ленина, наполовину состоящая из детей, была квинтэссенцией всех человеческих эмоций, которые только возможны на белом свете. Отчаяние. Надежда. Свет. Страх. Боль. Гордость. Предубеждение. Слезы. Другие слезы, на этот раз радости - выходящих из магазина с машинкой.

Мне эта машинка так и не досталась - их получили счастливчики, которые предусмотрительно пришли за несколько часов. В их числе была и пара ребят с нашего двора - они стали всеобщими кумирами на ближайший месяц.

Ну да ладно, как говорится, зато в те времена все на юг ездили по путевкам, и мы диктовали свою непреклонную волю остальному мировому сообществу. А детские слезы из-за каких-то там машинок - да и хрен то с ними, невелика потеря.

В конце концов, хоть в тридцать лет посмотреть, как оно бывает то:



Я очень удачно выглядел своей авторитетной путешественнице и авантюристке Асе Яновне игрушку, которой она играет до сих пор, так понравилась, а также майку рок-звезды, и был очень доволен.

Мои коллеги не отставали.

Андрюша очень органично смотрится в очереди с неграми:



Пардон, так же нельзя говорить, с этими, с американоафрами.

Затем заглянули в не менее известный шоколадный магазин Hershey's совсем рядом:



Внутри:



Что-то картинки какие-то мутные пошли, уже вечер, и я, наверное, опять под наркотиками, трясутся руки.

Надо идти домой. Завтра опять очень много важных дел - Андрюша пойдет на БиБой Фестиваль, а мы с Валентином опять будем шариться по Манхеттену, куда глаза глядят.

Ночная Таймс Сквер не изменилась, только народу по сравнению с будним днем стало больше раза в три:



Они не могут прожить и дня
Без мордобоя и войн, и других инцидентов.
Как бы вздохнула земля
Без этих орд и племён всех континентов!

О, классный костюм Бубки Гопа!



Где бы взять, хочу пройтись в таком в час ночи по проспекту Дзержинского, что в губернском городе на Верхней Волге.

Народа столько, что начинает давить.



Они смотрят друг другу в рот,
Прячут в больных мозгах крамольные мысли,
Вдыхают мой кислород
И выдыхают яд углекислый.

Слишком много людей...
Слишком много машин....
Дайте мне Чемодан Президента,
Я ТАК ХОЧУ ОСТАТЬСЯ ОДИН!!!

?

Log in

No account? Create an account