Previous Entry Share Next Entry
Охота за страховыми досками. Ярославское Земство в Тверицах.
yanlev
... после нескольких удачных снятий в марте 2009 года меня охватил азарт.

Это напоминает некую захватывающую игру в реальной жизни, главный участник которой - ты сам. Каждый этап подобной игры может приносить несказанное удовольствие.

Ты осознаешь, что являешься обладателем неких знаний, некоей информации, которой владеют, дай Бог, пара сотен людей на всю сто сорока милионную Россию. Ты знаешь, что существуют такие страховые таблички, ты в них разбираешься, ты понимаешь, что перед тобой, когда и почему оно здесь оказалось.

Ты понимаешь, что перед тобой антиквариат, сама история, антиквариат, который более чем сто лет провисел в открытом доступе на улице, и мало кто обращал на него внимание. Процесс поиска - вот едва ли не самый интересный этап охоты. Ты чувствуешь себя неким конкистадором, первооткрывателем Америки.

Правильно продумать район, проанализировать его исторический и географический контекст, выехать на место, и тщательно прочесать его, смотря на фасады домов с легчайшим волнением - в точку твои доводы или нет?

И вот, бинго! Ты видишь замазанный, закрашенный артефакт, он висит на доме, гораздо выше уровня глаз, на нем виднеются какие-то буквы, что это, что? Популярка или раритет? Ты на 90 процентов уверен, что ты первый человек, который за последние сто лет обратил на него внимание. Это добавляет немножко газировки в кровь, заставляя ее бежать быстрее.

Даже не коллекционируя страховые таблички, даже первый этап, этап ПОИСКА, доставляет несказанное удовольствие. Но уж если ты решил пересечь Рубикон, и порешил собирать подобный антиквариат, у тебя впереди множество не менее интересных этапов.



Следующая, далеко не последняя, стадия - ПЕРЕГОВОРЫ. Как правило таблички висят на домах, у которых весьма четко можно идентифицировать владельцев - как правило одного, реже нескольких. Ты начинаешь общаться, а вот тут все зависит от тебя, от погоды и от настроения владельца. Умение трепаться в таких делах очень важно.

Кто-то пошлет, с кем-то можно договориться. За редкую вещь надо ломать копья, если табличка распространенная - можно при первой фразе хозяина развернуться и уйти.

Договориться - это пол-дела. Мы с вами, дорогие мои радиослушатели, плавно перетекаем в этап номер три - СНЯТИЕ. Табличка может висеть очень неудачно, что даже с лестницей не достать, она может быть приколочена насмерть, она может оказаться настолько трухлявой, что рассыпается практически в руках.

Третий этап реальной игры под названием "Охота за страховыми досками" в отличие от второго зависит уже не от погоды и не от настроения обитателей, а только от тебя. Здесь можно схватить и легкий экстрим, так как ты лезешь на высоту, и совершаешь там такие телодвижения, какие в обыденной жизни в голову тверезому человеку в голову не придут.

Например, подняться на пятиметровую высоту, лавируя при всей твоей замечательной комплекции между ветками рябины, внизу на дальнем плане надрывается хозяйский волкодав, сам хозяин внизу стоит со скрещенными руками и выражением лица "да снимай скорее свою ржавую железяку и уматывай, сумасшедший придурок, у меня там Папины Дочки начались", а ты балансируешь на стремянке, левой рукой держась за наличники, а правой пытаешься подковырнуть заветную цель, а гвозди, естественно, сука, кованые. Дореволюционные, дюймовые.

На втором этапе, более важном, надо уметь работать языком, а на третьем - руками. Но это еще не всё. Предстоит уже четвертый этап - ОБРАБОТКА. Нужно почистить табличку, превратив её из ржавой железки в приятную глазу старинную вещь, нужно чуток поработать с информацией, поняв, что же ты действительно нашел.

Каждый из этих четырех этапов приятен по-своему, они настолько разные, настолько мобилизуют и открывают в тебе самые разные, так сказать, знания, умений и навыки (блин, все не удается засунуть в попу свое педагогическое образование), что вся эта реальная, не виртуальная игра становится частью жизни.

Это была лишь небольшая теоретическая прелюдия.

А теперь к практике. Надо же потихоньку продолжать описание того, как формировалась коллекция.

Со вторым этапом, этапом переговоров, мне до этого как-то не везло. Я, казалось бы, уже потерял веру и в адекватность нашего народа, и в успех предприятия.

Но я же настырный. Табличек висит много, пропадают, а у меня их мало. Всех убью один останусь.

И вот, в марте 2009 года мои разговоры с владельцами дома впервые увенчались успехом. Напомню, у меня уже были в коллекции первые экземпляры из сел Диево Городище и Большие Соли, ныне Некрасовского, но они в силу ряда причин были сняты без душещипательных бесед с аборигенами, об этом мои дорогие читатели могут прочитать несколько выше.

В данном случае с первым этапом - анализом места и непосредственно поиском на нем, проблем не возникло. Заволжские Тверицы - моя родная сторона, туда уходят корни, там уже все хожено-перехожено. Единственное, что раньше я под коньки деревянных домов не смотрел.

Район был в дореволюционной черте города, при пожарах 1918 года пострадал, но, в отличие от центральной части города, лишь местами, застройка в целом сохранена.

И вот значит, на выходных свернули мы с тогда будущей, а теперь нынешней, любимой женой вглубь с родного прошпекта Авиаторов в лабиринт Тверицких улиц.

Почти сразу же - удача.



Небольшой закрашенный зеленый овал под самым коньком. Ничего не видно, разве что лишь контуры медведя с секирой - герба Ярославской Губернии.

Включаем режим "обаяние" четвертого уровня, стучимся, открывают дети, зовут маму. Первый раз в жизни после небольшого объяснения сказали сразу же - "Это вон та хрень сверху что ли? Никогда бы не обратили внимания. Берите конечно, нам не нужна"

У меня чуть скупая слеза не скатилась по небритой щеке. Быстренько пронеслись перед глазами положительные персонажи русских сказок, образы добрых русских мужиков, снимающих последнюю рубаху, рассказы Льва Толстого.

Снимать лучше было из чердачного окна, нежели приставлять лестницу. Хозяйка быстренько загнала куда-то собаку, и под позитивное звуковое сопровождение нескольких детишек я потащил лестницу в дом - на чердак.

Дом по словам хозяйки, был построен в 1913 году и внутри выглядел соответствующе. В задней части дома шел вечный ремонт, комнаты пустовали, потолка не было, и следовательно, чердачного пола тоже - были лишь одни мощные стропила. Забравшись наверх балансируя на них с отверткой в зубах, я и пробрался к баклончику.

Откинул проволочку и отворил потихоньку калитку:



Дальше - дело техники, гвозди попались вменяемые, страховой агент при вешании доски особо не лютовал



Да и сама табличка попалась добротная, крепкая. Видимо, закрашена она была очень давно, после чего несколько раз перекрашивалась. Чем больше слоев краски - тем лучше сохран, влага до хрупкой жести не добралась.

Жена экспериментировала с фотиком, значительная часть снимков вышла словно из фильмов ужасов. Мрачный, брошенный дом, в темном небе луна, на крыше, копошась словно медведь, виднеется орудующий отверткой упитанный Фредди Крюгер в полосатом свитере:



А на самом деле все выглядело так:



И вот, успех. На мое удивление, обратная сторона таблички блеснула золотом:



Это была моя первая снятая табличка, сделанная из жести, то есть самая распространенная. С обратной стороны жесть для защиты от влаги покрывалась желтым лаком, быть может, кто-то помнит, как выглядели раньше консервные банки без этикеток. Они тоже покрыты желтым влагозащитным лаком.

Тогда я этого ничего не знал, и очень радовался. Как никак, первый трофей, добытый при добросоветсном прохождении всех этапов.

Оставался последний, тяжелый для меня этап - реставрация.

Вот как выглядела табличка до реставрации.

Тыловая часть прекрасна:



а вот о фасадной этого пока не скажешь:



Но не беда. Мы уже владеем секретами чистки жести. Путем сотен экспериментов было выявлено, что лучше всего очистки от краски и ржавчины жести подходит ничто иное, как средство для прочистки унитазов "Крот". Он уже помог нам отчистить первую табличку из Некрасовского.

Однако, по мере погружения в унитазный мир, выяснилось, что средств "Крот" существует множество, а нужный кротяра достаточно редко. Пришлось экспериментировать с несколькими сомнительными крото-клонами, например, "Крот-Тараном", и пришлось пойти на сделку с т.н. "Розовым Кротом".

Розовый крот подвел.

Берем очень полезный судок, доставшийся по блату из поликлинники:



берем предательского розового крота усиленного:



Наливаем его на дно судка и кладем туда табличку фэйсом вниз:



Эффект нулевой. Розовый крот опростался на полную катушку.

Где же ты, старый добрый Крот из Щекинского района Тульской области, рабочий поселок Первомайский, ул. Симферопольская, 19, ОАО "Щекиноазот"

Нет тебя в магазинах, нет тебя в гипермаркетах. Гипермаркеты любят рекламируемый мажорный "Тирет" и "Силит", какой им Щекинский район. Лишь пару недель спустя искомый товар удалось обнаружить на стихийном колхозном рынке в левобережном Тутаеве, там то он и был скуплен на корню.

После обнаружения истинного Крота, и налаживания дальнейших поставок, дело пошло как по маслу:



Все отчистилось идеально, и после натирания свеженькой отчищенной жести графитовой смазкой для автодвигателей ШРУС табличка приобретает приятный глазу тефлоновый вид, и от дальнейшей коррозии антиквариат защищен. Вот что получается из ржавенькой закрашенной хрени мутно-зеленого цвета после реставрации:



А теперь собственно, информация, которая окончательно окружает старинную вещь определенной аурой, шармом, и вкупе с тем, что ты сам её обнаружил, снял, отреставрировал, окончательно превращает в одухотворенную часть твоей жизни.

Перед нами табличка Ярославского Губернского Земского Страхования.

Земство - это выборный орган местного самоуправления, которые появились в России после Великих Реформ 1860-х годов.

В основном земства занимались образованием, медициной, развитием инфраструктуры, и, как мы видим - страхованием.

По итогам тех же Великих Реформ впервые законодательно был засвидетельствован тот факт, что каждая дом, каждая постройка на территории Российской Империи должна быть застрахована от огня. Пожары были бичом того времени, и государство в целом, и население в частности несло огромные убытки, с которыми западные общества давно уже научились справляться путем обязательного страхования имущества от огня.

Теперь подобная практика добралась и до нас. Население поначалу высказывало явное недовольство, называя обязательное страхование новым налогом, но довольно быстро оценило все плюсы нововведения.

Обязательному (окладному, как его называли) страхованию подлежали все постройки, которые находились в черте крестьянской оседлости, то есть, по-большому счету, в деревнях и селах. Все без исключения постройки в сельской местности были застрахованы по окладному страхованию, но страховая доска в подобном случае не выдавалась.

Она выдавалась в двух других случаях земского страхования - дополнительного и добровольного. Дополнительное земское страхование осуществлялось опять-таки только на селе.

Например, дом уже застрахован по обязательному страхованию на пять тысяч рублей. Но хозяин считает, что его имущество стоит дороже, десять тысяч. И он стрaх@ется дополнительно, на большую сумму. В таком случае земство поощраяет стрaх@емого и в качестве своеобразного приза выдает ему страховую табличку - молодец, хороший мальчик.

И земству реклама, и хозяину статусность, вся деревня видит, что он богатенький, раз раскошелился на дополнительную страховку, значит, есть что страховать.

Третий вариант земского страхования - добровольный.

Постройки в городах, рабочих поселках, садоводствах, а также помещичьи усадьбы не подлежали обязательному страхованию. Как правило, помимо многочисленных коммерческих страховых обществ (о них мы поговорим позже), в крупных и не очень городах существовали свои городские страховые общества (опять-таки позже)

Вся эта серьезная конкуренция создавала препоны на пути Земского страхования в городе. Поэтому, если владелец, горожанин ДОБРОВОЛЬНО страховался ни где-нибудь, а в Земстве, то цены такому прекрасному человеку в глазах земства не было. Ему и доску, и почет, и уважение.

Позиции Ярославского Земства и в губернии, и в Ярославле в частности, были очень сильны.

Страховать Ярославское Земство начало первым в России (наряду с Новгородским) в 1866 году.

История у общества богатая, богатым было и оно само.

Именно этим объясняется большое количество застрахованных строений, дополнительно и добровольно, а следовательно, и немалое количество сохранившихся страховых табличек Ярославского Земства.

Она красивая, одна из самых красивых табличек земств в стране.

Земство имело право страховать постройки лишь на собственной территории, в данном случае, на территории Ярославской Губернии.

Зачастую, но не всегда, табличка земского общества страхования содержит геральдику соответствующей губернии. В нашем случае перед нами герб Ярославской Губернии, учрежденный 8 декабря 1856 года

Описание герба: "В серебряном поле черный, идущий на задних лапах, медведь; голова прямо, держит в левой лапе золотую секиру на таком же ратовище. Щит увенчан Императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевскою лентою".

Четкая прорисовка герба крайне удачно удалась неведомому нам "дизайнеру" конца XIX века. Над гербом полукругом идут слова: "ВЪ ЯРОСЛАВСКОМЪ ГУБЕРНСКОМЪ ЗЕМСТВЕ ЗАСТРАХОВАНО"

Сделана из жести. Изначально она была окрашена фабричным способом, двумя-тремя цветами, но, к сожалению, выводы о раскраске пока сделать сложно - такой таблички с сохранившимися "родными" красками я на своем пути не встречал.

Тираж подобной доски был велик, зданий было застраховано много, губерния была богатая, досок сохранилось прилично, и табличка в наши дни считается распространенной.

Однако, есть один фактор, и этот фактор, как говорится, трактор. У Ярославского Земского Страхования самая длительная и насыщенная история в России. Этот вариант таблички получил распространение ориентировочно лишь с конца 1880-х - начала 1890-х годов XIX века. Земство начало страховать от огня в 1866 году, следовательно, в 1860-х - 1880-х годах существовал некий иной вариант страховой доски. Он есть, его не может не быть, и мы его обязательно найдем.

Относительно же данной конкретной таблички можно сделать и первые нехитрые выводы.

А заключаются они в том, что в период между 1913-ым годом (дата постройки дома) и 1918-ым (ликвидация земств в целом и страхования в частности) хозяин дома по 3-ей Тверицкой улице, что в Ярославском Заволжье, выразил желание добровольно застраховаться именно в Ярославском Земстве и получил за это желание страховую доску, которую и прибил под конек дома страховой агент Земства.

А спустя 90 лет снял Ян Александрович.

  • 1
Я не силён в реставрации, но, как мне кажется, пользоваться кротом - кощунство. Может для определения истинных цветов таблички наждаком стоило поработать? слой за слоем ;)
Ну, или профессионалам отдать её, чтобы почистили.

Просто шикарно. Я понимаю, что у меня просто другая реальность, но в вашей я бы не отказался побывать. Каждый рассказ читаю с удовольствием. Ищите и находите, снимайте и пишите!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account