Previous Entry Share Next Entry
Охота за страховыми досками. Ярославль, Норское.
yanlev
Норское - самый северный район Ярославля. Крупицы многоэтажных домов, пара фабрик, и гигантский частный сектор, вытянувшийся на два с половиной километра вдоль Волги.

Территория дореволюционной застройки, пожалуй, превосходит и заволжские Тверицы.

Идеал для поиска табличек.

Однако, как оказалось, Норское, по сравнению с другими районами Ярославля, сохранившими свою царскую деревянную застройку, имеет ряд существенных отличий.

Основной причиной тому, естественно, совсем не ярославское "происхождение" Норского. Вплоть до 1944 года Норский Посад, находящийся в 14 километрах от центра Ярославля выше по течению Волги, представлял собой отдельную административную единицу.

Частью областного центра Посад стал лишь в годы войны.

Вплоть до этого момента Норское имело свою, автономную от Ярославля, историю, в том числе историю и экономическую. Естественно, это сказалось и на интересующей нас тематике - страховом деле.

Норское - гигантский заповедник под открытым небом, неиссякаемая кладезь элементов уличной городской культуры XIX-XX столетий, собственно, там эти элементы - часть естественного пейзажа. В ряде уголков Норского не меняется вообще ничего на протяжении последних 150 лет. Сказывается удаленность от центра города и отсутствие районов массовой типовой застройки.

Моих любимых маленьких деталей в Норском - немеряно, и в каждый визит можно найти еще минимум столько же. "Хватаю" первые попавшиеся из фотоальбома:

Очаровательный фонарь между шикарными резными наличниками:





Еще один уличный фонарь, максимум 60-е годы, скорее всего, раньше:



Типовой деревянный дом под модерн, 1900-1920-е гг. По подобному образчику в самом Ярославле и в окрестностях срублено,и сохранилось до наших дней не менее десятка домов, так это только те, что я обнаружил:



Шикарнейшие особняки, стоящие на высокой набережной, "на первой линии", доживают свои дни и смотрят пустыми глазницами окон на Волгу:



А рядом - те, кому повезло обрести новую жизнь. Этому - вполне достойную жизнь:



Дата постройки дома. Александр III.



Ну и всеярославский шедевр - довоенный питерский домовой номерной знак. Невский проспект, 186. Как попал в Ярославль - неизвестно, дом снесен при постройке гостиницы "Москва" в начале 1970-х. Эта деталька нашла отражение в моей книге, и в отличие от массы уже почивших в бозе ярославских деталей, продолжает радовать глаз. Чем дальше от центра, тем дольше проживешь:



Но, однако, к делу. Можно часами бродить по Норскому, выискивая все новые и новые артефакты. Сейчас мы здесь не за этим.

Только переезжаешь мост через реку Нору, и сразу слева вот оно!





Это не табличка, а характерный след от нее. Дом никогда не знал краски, а значит, табличка могла быть снята когда угодно - и два года назад, и сорок, такой след держится долго.

Даже такой след - всегда неплохо, это как маяк - значит, квартал дореволюционный, и хотя бы у одного его жителя имелись денежки на страховку. Состоятельные люди во все времена предпочитали селиться вместе, даже в небольших деревнях зажиточные крестьяне предпочитали строиться рядом.

И верно, проезжаем чуть дальше - а вот и состоятельный сосед:



Это традиционное Ярославское Земство:



Часто встречается - раз, раскрашена хозяином - два. Если табличка раскрашена, значит, владелец обращает на нее внимание и она ему небезразлична. Обычно (если перед нами не редчайший артефакт) такие таблички можно с чистой совестью оставить висящими на доме - не пропадет.

В ходе пары поездок и кружений по бесчисленным норским кварталам было найдено еще несколько табличек, и все - Ярославского Земства, разной степени сохранности:



Это говорит нам об одном: несмотря на близость губернского центра, Норский Посад имел совершенно отличную от него картину страхового дела. В Ярославле - фейерверк акционерных и взаимных обществ, представлены почти все. Жесткий, плотный рынок, конкуренция, платежеспособный клиент.

В Норском мною было обнаружено немалое количество следов от табличек, и все они, судя по характерной форме, принадлежали Ярославскому Земству. Норский Посад, несмотря на близость к городу, был уже провинцией, хоть и платежеспособной провинцией.

Значительное количество посадских, свободных людей, имело денежку на страхование своих относительно дорогостоящих, городского типа, домов, но было деревенским по своей ментальности. Столичные акционерные общества с недешевыми тарифами здесь успеха не имели.

Сколь разителен контраст с селом Диево-Городище, тоже находящимся вблизи города (вниз по Волге) но имевшим совершенно другой экономический фон, а следовательно, иную ментальность. Диево-Городище, в отличие от Норского, было богатым купеческим селом, неудивительно, что в нем на небольшой территории мной были обнаружены либо таблички, либо следы от них аж 5-6 акционерных обществ!

Табличек Ярославского Земства много, и ничего интересного норские находки в коллекционном плане не представляют. Однако, именно в Норском мною был найден один из шедевров моей коллекции.

Как уже было сказано выше, таблички более или менее старого страхового общества (т.е. основанным в 1870-е годы и ранее) как правило имеют две жизни - одну "жестяную", это 1890-е - 1910-е годы, а вторую, условно говоря, "дожестяную". Если рассматривать страховые доски в разрезе материала, из которого они сделаны.

В 1890-е годы практически все страховые общества переходят на штамповку страховых досок из нового импортного материала - листовой жести. Они были красивы, т.к. в основном изготавливались фабричным способом (зачастую новомодным методом хромолитографии), а главное - дешевы.

О их слабой устойчивости перед влагой, короткой жизни и несчастном Яне Александровиче, рассматривающем сто с лишним лет спустя ржавые обломки на старых домах, тогда никто не думал.

До 1890-х годов таблички делались из иных материалов - цинка, чугуна, меди, ну а самым популярным материалом была латунь. Были идейные страховые общества, которые до конца своих дней не переходили на бесовскую заграничную жесть и изготавливали из дорогой латуни красивые таблички вплоть до 1918 года, например, Ярославское городское общество, но таких было немного.

Вдобавок, оборонка диктовала свою волю - на рубеже веков началась гонка вооружений, латунь стала стратегическим материалом - из нее делались патроны, а стало быть, еще более дорогим.

Ну так вот, это я все к чему.

Все таблички Ярославского Земского Страхования, что мы встречали, выполнены в виде вертикального овала. Они жестяные. Листовая жесть появилась в России минимум в 1880-е. А наше Ярославское общество было первенцем, оно появилось на свет (наряду с Новгородским) в 1866 году, сразу после земской реформы.

Стало быть, минимум с 1866 до конца 1880-х общество должно было либо вообще не вешать табличек (что маловероятно), либо вешать другие, из какого-то другого материала.

К моменту начала моего увлечения такие "ранние" ярославские таблички уже были известны, слава Богу.

Они не имели ничего общего со своим более поздним вариантом, были сделаны из латуни, судя по всему, кустарным способом, а форма у них была горизонтального овала.

Я уже успел увидеть такую доску в каталоге, пока не проехал по 1-й Красноперевальской улице, и живо представлял, ЧТО же это за артефакт.

Самое сердце Норского, устье реки Норы, церковь Успения, 1753 год:



Я подъезжаю к ней, прямо у церкви стоит приземистый аккуратный дом:



ВОТ ОНО!



ЕСТЬ!!!



Только сейчас, по приобретении некоего опыта, я могу вполне адекватно оценить свою находку. Я исколесил значительную часть бывшей Ярославской Губернии. Я видел не менее ста, а скорее больше, сохранившихся жестяных табличек Ярославского Земства. Без преувеличения, это самая часто встречающаяся доска на территории нашей области.

Находка в Норском была сделана в апреле 2009 года, с тех пор на все эти сто т.н. "поздних" жестяных табличек Ярославского Земства мною не было найдено ни одной "ранней", латунной.

Лишь летом 2010 года мною была обнаружена и снята подобная - в Большом Селе. Я расскажу об этом эпизоде позже, но факт остается фактом: табличка очень редкая. Еще одна была обнаружена и снята летом 2009 года в Угличе московским коллекционером, еще одна покоится в надежных руках в Ростове.

Еще 2-3 по коллекциям. На сим всё. 5-7 сохранившихся табличек на всю Россию автоматически делают её раритетом.

Тогда я еще не знал этих шокирующих сознание подробностей, поэтому спокойно дождался таяния снега, и лишь в мае подкатил во всеоружии и с другом Валентином на место.

Хозяйка косила траву перед домом. Пожилая женщина с добрыми глазами. Внимательно выслушав нашу просьбу, она сказала - я, мол, так то не против, но пусть решает хозяин. Тут то и вышел хозяин - крепкий старик с лучезарным взглядом.

Давно с такими приятными людьми не общался.

Дедушка Николай прожил в этом доме всю жизнь (по его словам, это с 1939 года, это год, когда он сюда приехал, сколько же ему лет?), табличку конечно замечал, особенно когда недавно красили дом, пытались прочитать, что там написано, всей семьей. Я объяснил.

Николай сразу сказал - раз вам эта вещь нужна и важна, снимайте. Это для истории, для общего дела, для памяти. А мне мол не надо, я не понимаю, что это, а вы понимаете, вам стало быть нужнее.

Я его чуть не обнял.

Дом уже ушел первым этажом в землю, такой старый (табличка это подтверждала, не позже 1880-х), висела низко, и Валентину было не очень сложно орудовать, покуда я общался с дедушкой.



Дедушка шокировал меня все больше. У него есть документы на дом, жаль, не доперло сфоткать, построен в 1804 году!

Это же тотальный еклмн, только в следующем году случится Аустерлиц! Пушкин в прямом смысле слова пешком под стол ходил - ему было пять лет! Дней Александровых прекрасное начало!

Дедушка объяснил и долголетие дома. Он построен из лиственницы, древесины, над которой не властна влага и жучки. При правильной эксплуатации подобные дома могут стоять по несколько сотен лет. Николай сообщил, что когда недавно появилась необходимость прорубить куда-то там лаз внутри дома, то топоры отскакивали от бревен!

Потрясающий дом, потрясающий дедушка, ему искренное спасибо за дар в нашу коллекцию.



Табличка оказалась превосходной сохранности:



Она удивительна сама по себе, даже если отбросить ее раритетность.

Уникальна её форма, подобной такой нет во всей стране. Дело в том, что в отличие от других табличек овальной формы, наша ярославская табличка - выпуклая, то есть она представляет собой некое подобие латунной миски, глубина которой - 3,5 сантиметра.

Скорее всего, производилась она кустарным или полукустарным способом, потому что все известные подобные таблички имеют еле уловимые различия.

Мой экземпляр латунного Ярославского Земства сохранил на слове "Ярославское" кусочки родных красок - из них понятно, что надпись некогда была золотой, фон же - неизвестен.

Ай да Норское, подарившее нам один самых интересных и ценных экземпляров в коллекцию, да еще и свой, родной экземпляр не менее родного Ярославского Земства:


  • 1
Точно ли буквы были золотом на выпуклой земской? Это важно, поскольку все виденные мной экземпляры (их действительно известно считанное число)были девственно чисты.
А документы у дедушки надо бы поднять - полис у земства был интересный.
И еще. Никаких, ни Ярославского, ни Новгородского, ни прочих отдельных земских страховых общество никогда не существовало. Страховали САМИ земства через свои подразделения (отделы).
А в целом, не знаю как для публики, а для коллекционеров Ваши записки любопытны и полезны

вот сказали про позолоту на буквах - и засомневался

посмотрел. Есть некий мазок бледного золота, причем он не только на буквах, но и на части фона. Неясно, что это.

Про земства знаю, что они не являлись страховыми обществами, да все избавиться от речевого оборота не могу)

я тебя видел сейчас)) и даже разговаривал

Очень интересно, А я сама живу в Норском. Обожаю по нему гулять, особенно летом!

Да, там прекрасно

Приходится с сожалением констатировать, что даже этот самобытный район меняется с каждым годом

Еще один дом лишился своей реликвии. Зато некий гражданин пополнил свою коллекцию, чем теперь и хвастает. Так и уходит история с улиц Ярославля, прячется по углам музеев в хранилищах разных гобсеков.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account