yanlev (yanlev) wrote,
yanlev
yanlev

Categories:

Боможовка по Восточной Европе образца 2001 года. Часть II.

По-польски я знал (помимо ряда страшных ругательств) лишь фразу "Иле коштуе?" - сколько стоит. Знание этой фразы было зело актуально.

Английский был слабоват, но по-крайней мере, заблуждение что вокзал по-английски - это "вокзолоу" (что я с пеной у рта всем пытался тщетно доказать), тоже ушло. На разговор из серии бе-ме, а вы не подскажете, где у вас здесь медсанчасть, хватило бы.

Но далеко не каждый человек в Польше или Венгрии знает английский, тем более английский Яна Саныча.

Азов навигации в Европе я, естественно, тоже не знал - откуда, я же в ней не был, а большая часть информации от соотечественников, побывавших ТАМ, сводилась к эмоциональным описаниям, как же тесно было ночевать в переполненных автобусах с тургруппами по маршруту Набережные-Челны-Осло-Лиссабон.

Конечно, сейчас-то всё просто, как три рубля - ставишь машину на улице, ищешь взглядом парковочный автомат. Нет автомата - парковка бесплатная, есть - идешь, читаешь правила. Кидаешь монетки, вываливается карточка, карточку со временем парковки кладешь на торпеду, и все, спокойно идешь в свой порноклуб.

Но тогда-то Яну Санычу 19 лет, ебаный в рот, смотри что делается - ПАРКОВОЧНЫЙ АВТОМАТ! Ну и диво.

На вокзалах ничего не ясно. Карт городов нет. Что откуда и куда уезжает - непонятно. На самый важный вопрос - ПОЧЕМ? - нет ответов. Почти никто тебя не понимает. В каждой стране своя валюта, когда на счету каждый рубль, он же бакс, курс играет значение. В каждой стране свои правила въезда, да и выезда тоже. Везде всё свое, а ты еще и не был нигде, чтобы хотя бы сравнивать.

Тебе все в новинку, ты бродишь, как тень, в легком ахуе. В тебе смесь восхищения (ЗАГРАНИЦА же!) с вечным "Чувством Александра Матросова" - что вот, сейчас приедешь в следующую точку и надо решать очередную проблему, на амбразуру, воин Света.

Воин Света с половиной палки колбасы в рюкзаке.



Наверное, никто не ехал в рейсовом автобусе Калининграде так, как я. Я прилип к стеклу и так не отрываясь проехал все шесть часов дороги. На границе сняли какую-то отечественную леди, у которой запалили несколько литров водки - этим делом всегда выгодно заниматься. Скоро за стеклом впереди показались шпили соборов - Гданьск!

Гданьск и стал моим первым заграничным городом. Я как только вокзал а ля романтический модерн увидел - так чуть в обморок не упал. И чисто кругом! И люди вокруг - НЕРУССКИЕ.

Очутившись на ИНОСТРАННОМ вокзале, я, сначала пройдя туда-сюда пару раз, и по вслушиваясь в польскую речь, начал осваиваться. В конце концов, вокзалы во всем мире одинаковы, и работают по одним законам, в этом плане этот романтический гданьский модерн ничем не отличается от засранной станции Мамедова Щель между Туапсе и Сочи, где нас ночью высадила проводница за нелегальный проезд в тамбуре полугодом ранее.

Да простят меня мамедовощельцы за столь мерзкие прилагательные в отношении их станции, но смотрите правде в глаза, ребята - станция засрана. По-крайней мере была. В 2000 году.

Законы одни - есть зал ожидания, есть кассы, табло, перроны, в общем, в принципе все просто. Оставалось самое главное - купить билет. Вообще, на будущее хотелось бы описать схему моего общения в кассах самых разномастных вокзалов и вокзальчишков.

Тогда я еще был зелен, дьявольски юн, и не знал азов общения с мало-мальски приличными людьми. Воспитанный в русской среде, я автоматически был уверен, что я своими проблемами даром никому не сдался, никто тебе не поможет, кроме тебя самого, ты лох и вообще иди лучше выпей водички, девочка, она на кухне.

Проблема была в том, что у меня стопудово проблемы с произношением, или я не знаю каких-то слов, я боялся, что меня не поймут, или ответят, а я стою столбом и молчу, как выходец из Таджикистана.

Теперь-то конечно легко говорить. Все крепки задним умом. Теперь то ты точно знаешь, что подавляющее большинство людей пойдет к тебе навстречу, если видят твою улыбку, твое желание объяснить, твое желание понять, твое желание выговорить хоть и исковерканные, хоть и с акцентом, но все-таки слова на языке их, людей. Люди очень ценят эти потуги, включают режим "ой, иностранец, ой, смотри какой миленький, бедняжка, ты потерялся?", и не успокоятся, пока ты с их помощью не достигнешь цели.

Но тогда ж Ян Саныч Джуниор этого не знал. Весь мир идет на меня войной. А я - воин Света. Проблема была, её надо было решать, выход был очень просто - я взял с собой блокнот и ручку.

Пишешь название города, например Warszawa, знак вопроса после название - и суешь в кассу. Тебе начинают что-то лопотать, пшикать, но ты жестом показываешь (улыбаясь, конечно, улыбайся, сука!), мол, пишите!

Кассир пишет время отправления поездов до Варшавы. Я тыкаю на то или мное время и жестом, известным во всех странах, языковых культурах, ареалах распространения рас, известного даже пигмеям Конго, этот жест делается пальцами - СКОЛЬКО? И снова, пишите, пишите. Кассир пишет - столько-то злотых.

Ептить, в Польше же злотые, надо менять.

Поблагодарив кассира, я топаю в обменник и меняю десять баксов на злотые.

Сумма, озвученная мне кассиром на проезд по маршруту Гданьск-Варшава, была слишком велика для Атоса. Наверное, долларов 20 на наши деньги. Если я буду такими темпами перемещаться, максимум, докуда я доеду - это до отделения милиции города Львова, за попрошайничество и растление.

Спросил в справочном, где автовокзал. Оказалось - рядом, надо лишь пути перейти по переходу. Замечательная традиция - соединять автовокзал и железку воедино, как раз для таких, как я.

Бинго. Автобус до Варшавы ходил, но всего лишь раз в сутки (оно логично - поездом гораздо удобнее и быстрее), зато недорого. Снова обмен бумажками, и я беру билет на свежеобменяные злотые.

Проблема до следующей точки большого пути решена. Можно расслабиться и спокойно погулять по городу. Будет бессмысленным описывать город Гданьск - он хоть и восстановлен после войны, но очень красив, колоритен, а главное, цель моего бомж-ностальж-эссе - это не описание красот городов.

Я бродил по нему как во сне, впитывая остроконечные крыши, старинную сохранившуюся кладу купеческих особняков, готику, шпили, арки, суда, верфи, нерусскую речь, брусчатку, рекламу, поляков, - ЗАГРАНИЦУ.

В переходе у вокзалов я позволил себе раскошелиться на глазированную булочку - уж больно манила витрина кондитерской. Что делать, сладкое - это порок, жить с ним до конца дней, и уж лучше Ян Саныч сдохнет безымянным и грязненьким, в агонии в овраге под Альметьевском, на в лишнем эклере себе не откажет.

Также мною было посещено гданьское интернет-кафе на чердаке какого-то элегантного дома, где я отбил информацию на Родину, что пока еще жив, и эти варвары-поляки меня еще не порешили, а мое имущество (рюкзак с трусами, колбасой и файером), не отобрали.

Пришлось менять еще пять долларов - нужно было купить открыток, да и в Варшаве ночью совсем без денег не хотелось оказаться, кто их знает, этих варшавцев, говорят они лучами в мозг проникают.

Две открытки с волнующими душу и сердце панорамами Гданьска были приобретены. Это было нужное приобретение - фотоаппарата у меня не было. Во-первых, у меня его не было в принципе, все-таки дорогостоящая высокоточная техника, а во-вторых, я планировал приобрести какой-нибудь дешевенький "в Европе" будучи уверенный, что там дешевле.

Эту затею я бросил еще в Варшаве, после поиска фото-магазинов и обследования оных, я понял, что я и мои 75$ на оставшуюся часть маршрута не вписываются в капиталистический уклад современного общества. Пришлось приобретать открытки. Вернее, это поначалу я их приобретал, когда мне море было по колено, а в Венгрии я заговорил по-иному.

В общем, автобус Гданьск-Варшава, ехали очень долго, заезжая в каждую польскую пердь (мне даже запомнился город Ольштынек), зато на основании этих заездов я сделал вывод, оставшийся со мной на всю жизнь - польские девочки - самые красивые в мире.

Потом, когда я в 2005 году посетил Словакию (ту самую, которая побрезговала Яном Александровичем в 2001-ом, подло введя визы), пальму первенства пришлось поделить. Вопреки всем доморощенным патриотам и болотным куликам, я и на данный момент, спустя 10 лет, считаю, что польки и словачки - самые красивые девачки по стандартам Yan Sanych Agency Inc.

Варшава.

Я сразу напрягся. Скудная информация, что все-таки проникла в мое не менее скудное подсознание до поездки, гласила, что хуже места, чем вокзал "Варшава Центральная", не сыскать.

Опасаться надо было своих собственных соотечественников, которые разводили там своих же собственных земляков-челноков, да и просто земляков. Наверное, моя информация люто устарела, действительно, такие коллизии имели место быть в волшебных 90-х, но тем не менее, я все-равно волновался и косился на каждого встречного.

Было темно и холодно. Одиннадцать вечера. Вокзал - совсем не романтика в Гданьске, а какое-то советское говно. Кругом какие-то обмылки и люди с сомнительными рожами. Атмосфера нагнетает. Я вышел на улицу, прошелся метров триста, посмотрел на сталинскую высотку - одну из трех, которая находится за пределами Москвы.

Хороший повод полезть в справочники, не так ли?

На улице было еще хуже. Добавились цыгане, пронизывающий ветер, и отсутствие всяческих перспектив в ночь. Ночевать здесь, даже в зале ожидания, не хотелось.

Вернулся на вокзал. Поездов на нужное направление нет. Но меня же хранят Нужные Силы - они направили меня на перроны. Здесь стояло немалое количество поездов, но я оказался именно у поезда Варшава-Киев, стоящего под парами, за три минуты до его отправления!

Профессионально подхожу к проводникам, судя по внешнему виду, обладающих даром великого языка (культура общения с проводниками у меня была уже отработана года как полтора). Стало быть, говорю:

- Братья-славяне, не подбросите во внештатном порядке соотечественника до родной земли?

Улыбаются.

- Тебе куда, брат ты наш?

- Так то мне во Львов, но главное, пересечь границу. Там свои, они не подведут. Разберусь.

- Поезд фирменный, идет до Киева, если хочешь во Львов, тебе нужно до Ковеля.

- Я согласен. Ковель - звучит прекрасно.

- А чем богат то, земляк?

- Денег очень мало. Могу ехать в вашем купе и рассказывать похабные анекдоты всю ночь.

- У нас пустой вагон, так что ложись где хочешь. Анекдотов не надо, давай 15 долларов.

Быстренько проанализировав ситуацию (за пятнадцать баксов я уже буду на Украине, ночую в положении лежа, еду в купе один, можно отдохнуть), я сразу же достаю носок, в котором и был завернут мой капитал, и отслюнявливаю Линкольна и Гамильтона. Отслюнявливаю - громко сказано, потому что я их отслюнявил от еще двух купюр - Гранта и еще одного Гамильтона.

Сказка!

Вагон действительно фирменный, действительно пустой, там нет никого, кроме одной одинокой молодой польки, которой я немедленно бровями сделал "Ура капитану Смолетту!". Полька не оценила порыва, и пришлось идти в соседнее купе. Здесь мне выдали белье, и я, порядком подзаебавшись за день (напомню, утро я встретил еще в доме бывшего немецкого мясника на окраине Калининграда), вырубился моментом.

Проснулся я от того, что какой-то мерзкий подонок светил мне фонарем прямо в глаз.

Граница!

Поляки поставили выездной штамп без проблем - слава богу, проваливай, одним долбоебом в Речи Посполитой меньше. Прождали час, я опять уснул, и снова фонарь в глаз!

Что ты будешь делать.... Украинские погранцы были сильно пьяны, от них тащило водярой, и, задав мне несколько вопросов (кроме меня и польки в вагоне никого не было, скучно наверное было), один из них стал ставить штапм в паспорт. Промахнулся мимо паспорта, поставил в стол. Выругался. Поставил в паспорт, и еще написал что-то размашисто на всю страницу, весь мой новенький паспорт измарал - мол, транзит через Великую Украину максимум трое суток.

Мне хватило бы двух. Я опять уснул, но спал совсем недолго - максимум пару часов, потому что великопрестольный город Ковель находится совсем близко к польской границе.

Я открываю глаза, за окном - ковельский вокзал.

Я на Украине!
Tags: Весь мир. Все страны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments