Previous Entry Share Next Entry
Охота за страховыми досками. "Из грязи в князи"
yanlev
В предыдущей серии мы рассказали о рабочих окраинах губернского города Ярославля, в частности, о Новодуховской слободе, сейчас это Красноперекопский район города.

В новом выпуске нашего "Yaroslavl's Fire Marks Times" мы поведаем о еще более интересной и захватывающей истории, связанной с этой, крайне малоизвестной, рабочей слободой. Наверное, рассказ следовало назвать "Эволюция одной страховой таблички, или из грязи в князи", но обо всем по порядку.

Если представить себе карту нескончаемых частных секторов Красноперекопского района, то исторически Новодуховская слобода занимала район современных 3-ей Новодуховской и улицы Маланова, начинаясь сразу за Донским кладбищем и тянувшись в сторону нынешней окружной дороги.



Табличка, о которой шла речь в предыдущем повествовании, Русского страхового, находилась в самом начале рабочего поселения, совсем недалеко от кладбища. Это самая развитая часть слободы, она ближе к фабрике, она отсюда начиналась. Недалеко я нашел еще пару следов от табличек.

Чем дальше от кладбища, тем застройка хуже, беднее, современнее, так и растворялась старая слобода в новоделах 40-х - 50-х годов, которых в этом районе до горизонта.

Каково же было мое удивление, когда спустя два месяца после снятия Русского страхового, в июле 2009 года, я выскочил на велосипеде вот на этот дом:





Кругом безтабличное царство, совсем уже рядом окружная дорога, находящаяся минимум в пяти километрах от исторического центра, вокруг дома, от которых явно не дышит временем, и на тебе! Я долго вглядывался, щуря глаза на ярком июльском солнце, может, это просто металлическая заглушка, такое сплошь и рядом, но нет! Табличка!



По дате сразу понятно, что это "Санкт-Петербургское".

Такая в коллекции у меня уже была, в гораздо лучшем виде, мы сняли её недалеко от Ипатьевского монастыря в Костроме (этому будет посвящена отдельная серия), поэтому этот экземпляр снимать не спешили.

Прикатили мы с Валентином сюда лишь осенью, в субботу, под сурдинку, во время нашего традиционного патрулирования родного города. Утро, открывает дверь мятый, добродушный хозяин.

Все просто, классика: - Нет, никогда не замечал, вот эта хрень что ли? Вам правда очень надо? Ну вы даете, чудаки, снимайте конечно.

Сняли, это было просто, некогда табличка держалась аж на пяти гвоздях, один был вбит для верности аккурат по центру, сейчас только он и остался держать, остальные уголки подсгнили.

Эта табличка из разряда популярных, самая распространенная у этого общества, а подвидами знаков данное общество и так не балует. Такие доски я часто встречал во многих городах, общество имело довольно сильные позиции, досок было прилично. Однако, стоит отметить, что в Ярославле этот экземпляр - единственный. Или местный агент работал плохо, теснимый конкурентами, или просто знаки не сохранились, хотя, с другой стороны, характерных прямоугольных следов я на ярославских домах тоже не встречал.

Интересно, а что же делало Санкт-Петербургское общество в Ярославле? - спросят миллионы поклонников страхового дела в Российской Империи. Оно же должно страховать в Санкт-Петербурге!

Мне часто задают такой вопрос, поэтому нужно в очередной раз провести грань между взаимным и акционерным страхованием.

Взаимное страхование - земское и городское. Было и страхование Санкт-Петербургского земства (соответственно, его знаки можно обнаружить на территории нынешней Ленинградской области), было и собственное городское общество Санкт-Петербурга, оно имело право страховать только в городе. В Питере и надо искать его, мягко говоря, нечастые знаки.

А перед нами акционерное общество, направленное на получение баблоприбыли, страховавшее по всей стране. Просто у него название такое, так как основано оно было в столице Империи, и штаб-квартира у него находилась там же.

Кстати, вот она:



Вообще, крупные страховые компании были в России некими капиталистическими гигантами, обладавшие огромными средствами, и имевшие возможность эти средства вкладывать, на благо своих акционеров. Вкладывали в недвижимость, строили свои собственные доходные дома, гостиницы, вкладывали в ценные бумаги. Например, именно данная страховая компания, "Санкт-Петербургское общество страхований" построило в Москве, и было собственником легендарной гостиницы и ресторана "Метрополь":



Стоит сделать традиционный, более глубокий экскурс в истории общество. Вновь предоставляю слово Владимиру Борзых, вернее, его книге "Исторические бумаги российского страхования", отрывок:

"Учреждено 12 мая 1858 года под названием «С.-Петербургское страховое от огня общество», и 18 июня того же года выдало первый полис. В число учредителей вошли генерал-лейтенант Павел Николаевич Игнатьев, иностранный гость Карл Белль и нидерландский консул Фридрих (Федор Карлович) Фелькель. По Уставу, основной капитал составлял 2,4 миллиона рублей и был разделен на 12 тысяч акций номиналом 200 рублей каждая.

Первые годы работы оказались неудачными, и дела стали налаживаться только с приходом в 1865 году на должность управляющего делами Л.А. Кремерса, оставашегося на этом посту 30 лет.

В последней четверти XIX века общество вошло в число лидеров российского страхового рынка, а его акционеры ежегодно получали значительные дивиденды. С 1896 года компания, переименованная в «С.-Петербургское общество страхований», дополнительно занялась транспортным страхованием и страхованием от несчастных случаев. С этого времени начался кризисный период, затянувшийся на полтора десятка лет. Возникновение проблем деловая пресса связывала с деятельностью Н.А. Нечаева, руководившего делами общества в 1896-1901 гг.

В результате его правления урегулированием внутренних конфликтов вынуждено было заниматься правительство Империи.

Вмешательство правительства восстановило порядок в управлении компанией, но не привело к улучшению её финансового состояния. В ноябре 1902 года 200-рублевые акции С.Петербургского общества котировались на бирже чуть выше 100 рублей. В следующем, 1903 году, для покрытия тяжелых убытков пришлось списать с основного капитала 0,9 миллиона рублей и отказаться от хронически убыточного транспортного страхования. К общим для российского предпринимательства проблемам, связанными с революционными событиями в стране, общество в 1906 году получило огромный убыток от своего участия в перестраховании рисков в США, где произошло катастрофическое землетрясение.

Ситуация оказалась настолько тяжелой, что 200-рублевые акции были официально превращены в бумаги номиналом 50 рублей.

Правительство продолжило деятельное участие в судьбе общества, поскольку после начавшейся в 1907 году ликвидации компании «Надежда» не могло допустить закрытия второго крупного отечественного страховщика.

Постепенно положение компании стало улучшаться. В 1914 году её активы превышали 29 миллионов рублей. Из этой суммы более 11 миллионов рублей стоила недвижимость, а 6 миллионов были вложены в русские ценные бумаги.

С 18 августа 1914 года из-за переименования столицы общество стало называться «Петроградское общество страхований».

Правление с конца XIX века находилось в собственно доме на Невском проспекте, дом номер 5."

И вот в моих руках табличка такого общества, уже после традиционной расчистки от домовой краски:



А вот как она выглядела некогда, родные цвета. К сожалению, этот экземпляр все-таки некоторое время провисел на доме, цвета потускнели, особенно полоса по центру, она должна быть синей:



А вот табличка, выпущенная после патриотического переименования столицы (а следовательно, и страховой компании) на фоне антинемецких настроений в 1914 году. Это редкий зверь. Выпускалась соответственно с 1914 по 1918 год и встречается в живой природе крайне редко. Мне, по крайней мере, не встречалась ни разу:



Наш экземпляр выпущен после 1896 года, в этом году поменялось название с "Санкт-Петербургского страхового от огня общества" на "Санкт-Петербургское общество страхований", а у нас именно последний вариант, самый популярный.

Вот старый вариант доски до переименования, латунь, тоже редкая вещица:



Что еще интересного рассказать про данное общество. Ну вот копилка его сохранилась:



Страховая культура плотно пропитала жизнь российского общества, помимо досок, полисов, зданий, гостиниц, общества также активно распространяли сувенирную и рекламную продукцию. Например, это копилку, кстати, а вот и рекламный плакат:



Однако, достаточно теоретических экскурсов, вернемся к нашей табличке из Новодуховской слободы. У нее необычная судьба.

Изначально ничто её не предвещало - сохранность у неё не очень, она распространена, поменять не на что, так как никому толком не нужна, у всех коллег есть. Так и пролежала она у меня почти полтора года, пока не пробил её звездный час.

Я занялся реставрацией родных цветов на табличках, и набив руку на маленьком убогоньком "Госстрахе" и полуразвалившемся "Русском", взялся за работу посерьезнее - отреставрировать эту доску "Санкт-Петербургского".

Процесс шел в несколько этапов, пара дней и, опуская детали, готовый результат:



Синий цвет не очень подобрал, но во многом умышленно - золото на голубом приятнее смотрится, и голубой не так тускнеет со временем, как синий.

Сложнее всего прорисовывать буковки - зато только сейчас обратил внимание, какой оригинальный шрифт использовали "дизайнеры" конца XIX века! Аж буквы О разорваны.

А теперь... что теперь...

... теперь приделываем сзади таблички пластиковую основу, не берущуюся влагой... всю конструкцию густо обрабатываем лаком... выцарапываем надпись на пластике, ручкой, даже если ручка сотрется, прорези глубокие, прочитать можно... и снова обрабатываем сверху надпись лаком:



... и используем табличку по первоначальному предназначению!

Вешаем на улицу!



Это центр Ярославля, улица Революционная, бывшая Воскресенская. Памятник архитектуры, середина XIX века, жилой дом. Здесь я работаю:



Табличка висит между окнами моего кабинета на высоте около пяти метров, с земли все отлично видно и читабельно:



Мотивы моего поступка просты, я неоднократно повторяю, что в своей книге, что во всяких трешовых интервью, что на своих редких экскурсиях, что воспринимаю город как совокупность мелких деталей, небольших штрихов материального пространства.

Они делают город таким, какой он есть.

Мне нравится самому вносить лепту, пусть и весьма малую, в облик Ярославля. Это маленький нюанс, но и мне, и многим будет приятно. Проезжая или проходя мимо, всегда буду смотреть - и на сердце будет чуточку теплее, ведь это кусочек старины в потихоньку, незаметно теряющим свой самобытный облик, любимом родном городе.

Поэтому и можно назвать очередную серию из цикла "Охота за страховыми досками" как "Эволюция одной страховой таблички, или из грязи в князи"

По иронии судьбы, эта табличка - самая дальняя из обнаруженных от исторического ядра города, дальше некуда. Мог ли подумать хозяин дома, сто лет назад застраховавший свой дом в "Санкт-Петербургском", мог ли подумать агент, прибивавший табличку, что спустя век она перекочует из забытой Богом окраинной рабочей слободы в сердце города, на престижную, центровую, купеческую Воскресенскую?

Такие вот коллизии иногда случаются с вещами с немалым историческим прошлым.

Конечно, есть логичный аргумент, что табличку с улицы сопрут, но выступив в роли страхового агента, попав в его шкуру, я приколотил табличку как можно выше - как собственно, делали все и всегда. Кроме того, сама табличка никакой особой ценности не представляет в силу своей распространенности, жалко будет только свою работу. Ну и вообще, как во времена изготовления этой таблички любили поговаривать - "Добрая слава под лавкой лежит, плохая слава по дорожке бежит".

Для меня гораздо важнее осознание того факта, что палитра городских деталей пополнилась хоть одним, малюсеньким, но СВОИМ штришком. Даже если хотя бы один гость города, турист, командировочный, которые, в отличие от коренного населения, всегда шарят глазами по фасадам непривычных им домов, найдут эту вещь, удивятся, а потом наберут в сети "Санкт-Петербургское общество страхований" - значит, я уже это сделал не зря.

Да собственно, и ярославцам ничто не мешает приходить и смотреть на этот исторический экспонат прямо под открытым небом - приходите и смотрите, разве что потрогать нельзя.

Вдобавок, я планирую этот своеобразный "музей" со временем пополнять.

Фасад-то немаленький.

  • 1
Хм, интересно. первая мысль: "А вдруг сопрут, что тогда?"
а вообще - молодец! Вторая жизнь предмета - это всегда интересно.
И порадовало вот это "спросят миллионы поклонников страхового дела в Российской Империи". :))) а почему не миллиарды? :))))

После твоих историй начал смотреть на все дома по дороге. И недавно вот углядел под крышей овальный светлый след. Чуть чуть не успел блин ... )))

Ответь плиз, а когда их перестали вешать ?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account