Previous Entry Share Next Entry
Ярославль. Ляпинская ЯрГРЭС. Фотоэкскурс.
yanlev
Ляпинская котельная - городская легенда, на наших глазах уходящая в прошлое.

Сейчас ей роль в энергетике и жизни города неприметна, однако, так было далеко не всегда.

Градообразующий объект, давший жизнь, в виде электроэнергии, многим крупным промышленным предприятиям, осветивший город, его площади и улицы, историческая веха между темным прошлым и светлым электрическим будущим, стройка века, положившая начало целым двум ярославским микрорайонам - Среднему и Нижнему поселку, и конечно, памятник архитектуры. Всё это - Ляпинка!



До сих пор характерные контуры котельной с двумя трубами видно из многих точек города.

Вот, например, вид с Волжской набережной, с крыши Ильинско-Тихоновской церкви:



Она парит над сизыми заволжскими лесами, словно гигантский пароход:





Сейчас на смену Ляпинке пришли другие источники электроэнергии. Основная её функция - отопительная. Благодаря Ляпинке получает горячую воду и греется зимой значительная часть Заволжского района.

Однако, и этой легенде приходит конец. В ближайшие 2-3 года рядом будет возведена новая котельная, а старая будет навсегда остановлена.

Грех было бы упускать возможность и не зафиксировать ту старую добрую Ляпинку, которую знает Ярославль на протяжении уже 85 лет. Архитектура её со времени постройки претерпела не сильные изменения, оборудование - тоже старое, в общем, смак!

И вот мы на месте. Проходная, 1930-е годы, приятное небольшое здание в светлых тонах:



На проходной - табличка:



Здесь и стоит сделать небольшой экскурс в историю вопроса. Вот правильно написано на табличке - ЯрГРЭС, я тоже её всегда называю не котельная, а по старинке - электростанция, ГРЭС, именно в амплуа электростанции она и прослужила большую часть времени.

В общем, в чем смысл.

1920-е годы. Электричество семимильными шагами шагает по планете, а Ярославль в попе полной. Мощности местной небольшой электростанции, построенной еще бельгийцами в 1900 году для нужд открывшегося в том же году трамвая, было явно не достаточно для крупного города. Её (мощности) хватало лишь на вышеупомянутый трамвай, скудное освещение улиц города, госучреждений да лучших жилых домов.

Ни о каких заводах и фабриках речи быть не могло. А заводы и фабрики новая советская власть строить желала. Да и о людях можно подумать, а то что они с керосиновыми лампами по домам сидят, когда есть такой халявный, приятный источник энергии.

Вдобавок Ленин был утопистом, именно ему принадлежала в 1920 году центральная роль в создании ГОЭЛРО - комиссии по ГОсударственной ЭЛектрификации РОссии. Это был комплексный план по развитию всей экономики, в котором ключевую роль занимала энергетика.

В рамках этого плана в 1921 году решили - в Ярославле будет крутая электростанция, мощностей которой хватит не только на сам город и предполагающиеся свежепостроенные в нем заводы, но и на окрестные города.

В качестве топлива предполагалось использовать халявный торф, которым богаты здешние места, ибо нефть и уголь далеко, с ними перебои, а дрова как-то совсем не комильфо.

Гигантские запасы торфа были обнаружены буквально у самого Ярославля - в заволжской его части, у деревни Ляпино. Место было идеальным - рядом запасы топлива, рядом Волга (оттуда надо брать воду), рядом трудовые ресурсы, рядом и конечный потребитель - Ярославль.

Подфартило и со свежепостроенным в 1913 году железнодорожным мостом - по нему из Заволги в центр можно было кинуть высоковольтный кабель. В общем, одни плюсы, и 4 ноября 1923 года около гигантского Ляпинского торфяного болота была забита первая свая.

Бабла было мало, материалов - тоже, строили вручную, в общем, затянулась стройка. В 1925 году с баблом стало получше, экономический кризис был преодолен (во многом благодаря НЭПу), стройка ускорилась, и в 1926 была сдана первая очередь станции. В том же году пошла в город пошла первая электроэнергия.

Теперь можно было смело строить заводы, что и было проделано. Шинный, Автозавод (будущий моторный), синтетический каучук - все они обязаны самому факту своего развития именно току с Ляпинки. В 1932 году была сдана вторая очередь станции, и она приняла тот самый внешний вид, который мы можем лицезреть и поныне. А мощностей станции после сдачи второй очереди хватило и на Кострому, и на Рыбинск, и на Ростов - туда пошли первые ЛЭП.

Параллельно стройке станции рядом с ней шло и строительство поселка Энергетиков, сейчас известного как Средний поселок, а чуть дальше, возле торфоразработок - поселок Гидроторфа, ныне Нижний поселок.

Торф начали добывать и поставлять еще в 1922 году инновационным методом - его размывали мощной струей воды и в таком виде гнали по трубам на станцию. Вдоль этой трубы и развивались навстречу друг другу два поселка - Средний и Нижний. Основной магистралью стала улица Клубная.

Давным давно от добычи торфа не осталось и следа. Станция давно работает на газе, а о массовой добыче торфа напоминает лишь большое количество карьеров, в которых любят купаться горожане, да географическая карта:



Все эти маленькие голубые озерца - это бывшие торфоразработки.

Однако, что-то заболтались мы.

Электростанция является памятником архитектуры, выполнена в стиле промышленного конструктивизма, айда на территорию, смотреть!



От проходной к станции ведет симпатичная аллейка:



Клумбы сделаны из старых фонарей, вышло симпатично:



Фонари постарше, тоже симпатичные, и самопальный "кирпич":



Перед основным объемом станции - источник Теплой канавы, всезаволжской легенды, в которой омыли и омывают свои телеса тысячи горожан и поныне:



Вот он, живой целительный источник, всему начало здесь:



И вот мы стоим непосредственно перед станцией:



Обратите внимание - кирпич левого объема темнее, правого объема - светлее. Это объяснимо. Перед нами две очереди станции - слева, потемнее и пониже - 1926 года, справа, повыше и посветлее - 1932 года.

Вот вид станции со спутника. Очередь 1926 года Г-образная, а потом к этой букве Г пристроили в 32-ом почти квадратный объем новой котельной, она с двумя трубами:



Вот она, граница светлого и темного кирпича, 1932-го и 1926-го:



Как раз на рубеже 20-х и 30-х происходит перелом в строительстве. Вместо кирпичных сводов оконных и дверных проемов (слева), окончательно приходят балочные (справа). Всю жизнь мечтал о таком наглядном примере.

А теперь о конструктивизме.

Здание ЯрГРЭС было выполнено в конструктивизме - революционном стиле тех лет. Это реально было крутой новинкой. Основные приметы конструктивизма - игра с разными объемами в одном здании, и гигантское количество стекла.

Да уж, в стекле не откажешь, машинный зал, южная сторона, 1926 год:



Да и в 1932-ом конструктивизм не изжил себя. Объем котельной 1932-го выполнен поскромнее, но все-равно с конструктивисткими фишками:



Во втором окне часть стекол выпала, но и производить, и менять их к моменту выпадения уже разучились:



Обойдем здание. Идем к восточному фасаду. По пути встречаются всякие ништяки:







Восточный фасад:



Главная достопримечательность восточного фасада - линия для вагонеток:



Итак, торф по трубам пригоняли на станцию с болота, здесь грузили в вагонетки, вагонетки по этой линии ползли на третий этаж, а оттуда, с высоты, его сыпали в топки котлов. Архивное фото, вагонетки ползут:



Сейчас, естественно, вагонеток нет, торфа, естественно, тоже. Станция давно на газе.



Как хищный ястреб я пикирую к рельсам линии подачи. Старая линия образца 1926, клейма, здесь должны быть царские клейма!

ДА!



Старина! Князь Белосельский! 1907 год, Усть-Катав.

Линия вся сделана из обрезков царских рельс. Вот еще:



1916 год, Нижнетагильские заводы Демидова.

Наверху, наверняка, еще есть.

Интересно, а когда вагонетки ездили, проходящим под линией людям за шиворот торф падал?



Мы идем к северному фасаду, пожалуй, самому выразительному. 1926 год, здание старой котельной и административный корпус:



В 1926 году еще строили так, что никто не отличил бы такое здание от дореволюционной постройки:



Подозрительно смотрятся лишь огромные пролеты окон, напомню, один из основных признаков конструктивизма. Судя по цвету кирпича, они были еще больше, но низ подзаложили:



Еще:



К линии подачи вдаль уходит замурованная в асфальт узкоколейка, по которой подвозили торф:



Торец:



Фасад:



Невозможное для 20-х годов: ощущение легкости при взгляде на промышленное здание. Это всё окна и стекло:



Между двумя корпусами даже уютно:



Деталь:



Западный фасад, машинный зал:



И снова игра с кирпичом и стеклом, именно она делает конструктивизм конструктивизмом. В промышленной архитектуре в провинции это - редкость:



А вот и знакомые нам арматурные стяжки. Здесь не очень выразительные, наверное, выразительным подобное пытались делать только до революции:



Угол буквы Г 1926-го года, угол машинного зала и старой котельной:



Дверь и застекление выдает, конечно, парадное. Подобные встречаются во всех конструктивистких жилых домах Ярославля:



Заходим вовнутрь:



Конечно, парадное! При взгляде наверх может закружиться голова:



На лестничных площадках бережно хранятся артефакты:



Двери в загадочные места:



Мы поднимаемся наверх, последний взгляд вниз с последней площадки:



Здесь, сверху - сердце всей станции:





Здесь почти ничего не изменилось за 85 лет.

Одни мраморные плиты пульта чего стоят:



Сам пульт:



Глядя на подобное раритетное оборудование, иностранцы говорят "Музеум":





Надеюсь, скоро, после закрытия котельной, все это действительно будет музеум, а не бездарно пропадет.

Изнанка сердца станции:



Идем в машинный зал, он рядом. Плитка, наверняка, тоже царская, глаза автоматически шарят в поисках надписи "Бергенгеймъ г. Харьков":



... и вот машинный зал, мы выходим в него под самой крышей:



За 85 лет тут многое изменилось, но кое-какие агрегаты остались еще со времен открытия:



Эти пятнадцатиметровые перекрывающие балки в 1925 году устанавливали под чутким руководством специалистов с завода-изготовителя:



На них наверняка тоже есть какие-нибудь клейма, но летать пока не научился.

Пол машинного зала тоже выложен старой плиткой, всех фасонов и цветов. Наверное, как водится, перепала с каких-нибудь складов царской эпохи:



Спускаемся вниз, на этот самый пол, на бренную землю:



Цеховой шкапчик с лекарствами никто не открывал, судя по внешнему виду, лет 30:



Неожиданно внизу нашелся обычный письменный стол. Судя по внешнему виду, он ровесник ГРЭС:



Одна из плиток откололась, естественно, надо глянуть, раньше была такая хорошая рекламная традиция - на каждой плитке клеймо завода ставить. Клеймо хорошо зеркально отпечатывается в растворе:



В цехе очень душно и жарко. Кабинка единственного на весь зал оператора оборудована кондеем:



Наверняка, раньше здесь трудились десятки человек. Сейчас на весь огромный зал ОДИН оператор. Да что там говорить. Для меня было откровением узнать, что на всю такую дуру, на всю станцию, одна рабочая смена - всего лишь СЕМЬ человек.

Общее количество сотрудников - 54 человека. Вот что значит автоматизация производства. Несмотря на тот факт, что значительная часть оборудования - старая, какие-то агрегаты - ровесники самой ГРЭС, всё пашет исправно. На века.

Однако, всему приходит конец, близок и конец Ляпинки в том виде, котором мы её видим сейчас.



Приборы показывают, сколько на данный момент тратится воды миролюбивым населением богохранимого Заволжского района, и какой она температуры:





В некоторые углы залезать страшно - злое машинно-энергетическое чудище откусит любопытный нос, переварит, превратит в горячую воду:



Кстати, о чудищах. Гуляя по машинному залу, тебя не отпускает чувство, что тебя кто-то сверлит глазами. Куда бы не зашел, за какой бы агрегат не спрятался, всюду преследует тебя этот несколько тяжелый, лукавый, с прищуром взгляд. Ну конечно!



Ленина гений в делах поколений:



В машинном зале становится отчетлива видна и практическая составляющая конструктивистких фишек. Благодаря огромным застекленным проемам, цех залит дневным светом. Ассоциация с цехом завода - в полутемном прелом ангаре копошатся люди, воняет, стоят редкие механизмы, дети чумазые полуживые на снопах соломы лежат. Для 1920-ых такой подход стал революцией:



Просторно, душно, светло:



В помещении старой котельной 1926 года:



Детская игра "какая из труб приведет человечка к финишу?"



Вообще, неоднократно, и не от одного человека, мне приходилось слышать байку, что на Ляпинке до сих пор сохранилось трофейное немецкое оборудование, которое мы вывезли из Германии в 1945-1946 гг. в качестве репараций. И мол, на этой технике до сих пор сохранились шильдики со свастиками!

Визит расставил точки над i. Это всего лишь одна из многочисленных городских баек, однако, имеющая под собой и реальную почву.

Немного старого немецкого оборудования на Ляпинке все-таки есть, но оно не трофейное, а куплено на кровную советскую валюту на рубеже 20-х - 30-х годов. До сих пор в строю. И шильдики есть:



Вот на этом желтом пузатом друге:



Однако, большая часть машин - родная, старая, отечественная:



Прячется во мгле котельной загадочный для меня, инженерно-технологического тупаря, бак:



На этой мажорной ноте мы и покидаем промышленную зону и переходим в административную часть:



"Не кури":



Какой шрифт! Даже этот по большому счету советский ширпотреб - верх совершенства по сравнению с современными безликими распечатками, засунутыми в файл. Людям стало впадлу тратить свое время и старания на симпатизацию окружающего их пространства. Рядом с такой табличкой и не курить приятно.

Классические советские заводско-конторские часы, и плафон:



Плафон загадочен. Если горит - значит сегодня день охраны труда, если не горит - значит сегодня не день охраны труда?

Парадная административной части. Эти симпатичные окошки мы уже видели на северном фасаде, 1926 год это:



Перила незатейливы, но симпатичны:



Хотя, по сравнению с сегодняшними экземплярами, они очень затейливы и вообще верх перильного искусства.

Объем парадного:



Стенд с фотографиями:



Крупнее парочка:



А это, что будет, вопрос 2-3 лет:



Сначала ужаснулся, что это существующую постройку эдак переделают в духе унылого плексикгласового-сайдингового РЖД, но потом успокоили, что это абсолютно новое здание. Судьба старого - пока неизвестна.

Картина:



Ну и на этом всё по интерьерам этого чудесного места с хорошей энергетикой... В прямом смысле слова энергетикой.

На выход



попалась!



А вот и конкурирующая фирма. Завод не завод, предприятие не предприятие, если на его проходной не живет заводская собачка, которую все подкармливают:



Встретились два одиночества:



Хм, а в проходной то очень симпатичная, и судя по всему, родная, дверь, верхняя часть - точно. 1930-е:



Традиционные часы, и еще один момент - эти два столба, видимо, раньше и служили воротами проходной. Нынче закрыты бетонным заборам и не несут вообще никакой функции. Остались петли от ворот:



На этом мы покидаем территорию легенды ярославской энергетики, да и просто ярославской легенды. Славно, что удалось столь тщательно зафиксировать все это, жизни в нынешнем состоянии котельной осталось совсем немного.

Уходим, сжимая в счастливых потных ладошках сувенир на память:



За оградой - море всего интересного. Поселок Энергетиков, построенный для работников Ляпинской ГРЭС, он же Средний - прекрасный образчик хорошо сохранившегося образцового рабочего поселка 20х-50-х годов.

Ну вот например, ровесник самой станции - бревенчатый одноэтажный т.н. "барак-коммуна":



А вот жилье поэлитней - двухэтажный, и не барак, и не коммуна:



А местный Дом Быта?



Вернее, .О.БЫ.А.

Средний поселок - отдельный мир, безумно интересный, и отдельный разговор. До которого мы, конечно, рано или поздно доберемся.

Любите свой город)

Ну и конечно же,

пока)

  • 1
Спасибо! Отличный фоторепортаж.

Огромное спасибо за экскурсию. Да, кирпичным конструктивизм был,наверное, только в СССР :) Кстати! У нас похожая ГРЭС, только покрупнее. Как руки дойдут- выложу в ЖЖ ВОт одна фотка: http://s60.radikal.ru/i168/1005/51/e1bfd647b457.jpg

А пока можно про Фабрику кухню почитать, вылком ко мне.



Самарская ГРЭС впечатляет.

Сверху - закрытая линия подачи? придает колориту

Спасибо, очень интересно. А что, там пускают на территорию?

Можно ли утащить вас пост к себе? У вас ничего не написано про политику копирования.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account