Previous Entry Share Next Entry
Приветъ из Портъ-Артура. Часть II.
yanlev
Наконец-то продолжаю. Начало исторического мини-эссе, в основе которого лежит моя поездка в 2010-ом в Порт-Артур (ныне китайский Люйшунь) - здесь

Начало войны между Россией и Японией было в мире насколько ожидаемым, настолько и неожиданным. Сложно было представить себе более странных противников – огромную, старую, консервативную, неповоротливую, очень мощную монархическую державу, и маленькую, юркую, азиатскую, совершенно доселе неизвестную, островную страну.

Тем шире раскрывались от удивления глаза у мира по мере разгара этой войны. Уже спустя полгода всем стало ясно, что это не очередной локальный конфликт, к которым привык мир метрополий и колоний в конце XIX века. Это самая масштабная война за последние треть века.

Напомним, несколько десятилетий в конце XIX века, после завершения франко-прусской войны 1870 года, планета не знала широкомасштабных войн. Казалось, человечество образумилось, научный прогресс, потрясающая плеяда научных открытий, и меняющаяся в связи с этим ментальность показывала – человек наконец-то познал своё я и весь окружающий его мир.

Но нет. Все эти годы, при внешнем благополучии и сытости, были эпохой гонки вооружений – по большому счету, крупнейшие державы искусственно сдерживали плотину, чтобы потом её сообща открыть, явив миру 1914 год и Великую Войну. Все эти годы – это годы накопления ресурсов, годы совершенствования военных технологий и наращивания армий, годы строительства оборонительных рубежей, укреплений, спуска на воду дредноутов и увеличения калибров пушек.

Не удивительно, что крупнейшие игроки пристально следили за казалось бы, местечковым конфликтом на тогдашних самых задворках планеты – Дальнем Востоке. Всем было очевидно, что это лишь разминка. Что это полигон для опробования всех видов вооружений, свежих кораблей, новинок изобретателей, тактики боя, да и просто – человек остался человеком, и истосковался по тому, чтобы поубивать друг друга. Хроники русско-японской войны не пропадали с первых полос газет все полтора года, что она длилась.

А эпицентром этого внимания, магнитом, приковавшего внимание всей планеты, и 46 миллионов японцев, и 141 миллиона русских, и еще многих, многих миллионов жителей других стран, стал небольшой городок на Ляодунском полуострове, о котором я и буду рассказывать в этом повествовании, и имя ему – ПОРТ-АРТУР.

Как же получилось, что еще недавно небольшое китайское поселение стало той точкой, на которой сосредоточилось внимание всего мира?

Как уже было сказано, Россия взяла в аренду Ляодунский полуостров в аренду у Китая на 25 лет. Она строит здесь свою главную военно-морскую базу Тихоокеанского флота, вспомогательной базой становится замерзающий зимой Владивосток.

За 5 предвоенных лет сюда утекали миллионы золотых рублей, но отдача была соответствующей. Здесь, на берегах Желтого моря, рос русский город, строилась русская крепость, развевался российский триколор и Андреевский флаг, сюда протянулась ветка железной дороги, население увеличилось с трех тысяч китайцев до пятидесяти тысяч человек - 15 тысяч гражданских русских (не считая военных) и 35 тысяч китайцев, в основном обслуживающих нашу военную базу.

И всё это – ради одной цели – ради вот этих вот кораблей, стоящих на рейде.



1-я Тихоокеанская эскадра. Семь эскадренных броненосцев, семь крейсеров, ударный кулак, и несколько десятков миноносцев и вспомогательных судов.

Мы понимали, что проблемы с молодой, энергичной, а самое главное – агрессивной Японией неизбежны, и начиная с конца 1890-х годов на Дальний Восток перегонялись все новые и новые корабли. Такая политика привела к тому, что так далеко от наших основных баз, находящихся на другом краю полушария – Кронштадта, Либавы и Севастополя, мы получили мощную группировку, способную выполнять очень серьезные боевые задачи, а простым языком говоря, мы могли навести шороху по всему Тихому океану.



К 1904 году наши военно-морские силы на Дальнем Востоке не так уж и значительно уступали японским, и японцы это знали.

Именно поэтому их основной задачей на первом этапе войны стало блокирование, а оптимально – полное уничтожение этой эскадры, базировавшейся в Порт-Артуре. Японцы понимали, что театр военных действий находится непосредственно у их территории, а значит, в течении двух суток любое мало-мальски крупное соединение русских кораблей в теории сможет зайти в Токийский залив и начать обстрел столицы. А стрелять по столице – это плохо.

Итак, наша эскадра стоит в бухте Порт-Артура. Основная цель Японии – именно этот город. Лишить противника превосходной укрепленной морской базы, любой ценой уничтожить наш флот, ЛЮБОЙ. О решимости японцев взять город говорят их последующие потери, понесенные ими при штурме города.

Такое положение дел, естественно, наложилось на традиционные стратегические промахи русского верховного командования, в лице господина Куропаткина – главнокомандующего всеми нашими силами на Дальнем Востоке. Командование было уверено, что судьба войны решится не на море, а на суше, на огромных просторах Маньчжурии. Но здесь сил у нас было недостаточно – ведь Транссиб был только построен, еще обладал небольшой пропускной способностью (через Байкал еще ходили паромы), а следовательно, из Европейской России при всем желании войска будут ехать месяц.

Следовательно, нужно было время – ведь сухопутная японская армия обладала численным преимуществом. И это время, с точки зрения командования, должен был дать Порт-Артур. Как сильная крепость, обладавшая превосходными естественными укреплениями, при поддержке мощной океанской эскадры, он должен был сковать максимальное количество войск противника, пока мы ждем подхода наших солдатских лавин из Центральной России, и логично щелкаем японцев как орех.

Для этого Порт-Артур что до войны, что в ее начале, лихорадочно укрепляли, и интенсивно усиливали его гарнизон. Частично расчет оправдался – Порт-Артур действительно сковал гигантское количество сил противника, особенно морских. А вот вторая часть расчета провалилась – в сухопутных сражениях подавляющего преимущества нам добиться так и не удалось.

Таким образом, все сошлось – японцы жаждали захватить город, а русские очень хотели дать у его стен жаркий бой.

Нам это вышло боком – заняв выжидательную, оборонительную позицию, мы полностью утратили инициативу, напор, удаль, в общем, защищаться черти где, у черта на куличиках, даже чисто морально оказалось тяжело. Инициатива младших командных чинов и рядового состава, столь многое давшая нам в целой плеяде блестящих военных кампаний, была полностью подавлена верховным командованием. Ситуацию полностью отражает этот плакат, официальная пропаганда, между прочим. Посидим у моря, подождем погоды:



Любопытны фигурки, толкающие кривляющегося, маленького японца на огромную Россию, в виде забайкальского казака. Это Джон Булль и Дядя Сэм, традиционно символизирующие Англию и США. Эти державы «дали добро» Японии на нападение, пообещав свой нейтралитет и моральную поддержку. Все время войны эти страны вели антироссийскую риторику, мол, эти казлы русские уже выходят к Гавайям, они хотят забрать назад Аляску, да и вообще обнаглели, им мало одной шестой суши, куда они лезут на наш рынок со своим ситцем в цветочек? Это переживали американцы.

Англия всегда люто нас ненавидела и была заинтересована в ослаблении своего естественного противника. В эти годы ненависть достигла пика. Конец XIX века – это т.н. «большая игра», целая серия дипломатических, стратегических, и локальных ходов в самом центре Евразии, на всем протяжении южной границы Российской Империи. Русские войска захватывают Среднюю Азию, захватывают часть Памира, «крышу мира», с которой так удобно скатываться дальше – в жемчужину английских владения – Индию! Русские торговцы наводняют Персию-Иран – тоже традиционную зону английских интересов. В общем, нас становилось слишком много, нас не любили. Но, как говорится, никто нас не любит, но нам плевать. За этот постулат надо платить, его надо отстаивать – и мы сделали это на сопках Маньчжурии.

Мы думали, что отстоим наши позиции, наши колонии, нашу политику и наши ценности тех лет одной левой. Мы переоценили свои силы, и недооценили силы Японии. Где Япония, соринка на карте и где мы, недавний жандарм Европы? Такое ушанкозакидательство часто выходит боком. Еще одна официальная пропаганда, точно отражающая настроение перед войной:



Ошибки не замедлили себя ждать и с началом войны. Вместо того, чтобы завязать бои с японцами в выигрышных ситуациях, перехватывать инициативу, мы дождались противника под самыми стенами города.

Однако, хватит прелюдии, можно переходить и к делу. К ГОРОДУ.

Святая святых русской колонизации на всем Дальнем Востоке, город, куда утекали огромные деньги, и огромное количество сил, людей, ресурсов, к 1904 году уже имел не облик грязного китайского рыбацкого поселка, а образ довольно крупного русского города, хоть и с местным колоритом.

Значительная часть крупных жилых и общественных зданий была построена нами за эти пять лет. Успели.

Сохранилось значительное количество зданий, построенных нами в те годы, некоторые по размерам и представительности не уступают столичным. Все они находятся в центре города, в который я почти не заезжал - ездил в основном по местам боев. Поэтому, скоро я отсканирую редкие открытки "русское наследие Люйшуня", а сейчас для примера приведу пару фото зданий, который таки довелось увидеть лично.

Тюрьма. Построена нами, после войны достроена и расширена японцами, им очень надо было:



Купеческий особняк, более характерный для Твери, нежели для Китая:



Порт-Артур делился небольшой горой, названной нами Перепелиной, на две части – Старый город, основанный еще китайцами и населенный преимущественно ими же, и Новый – его мы отстроили с нуля. Казармы, корпуса, жилье офицеров, дачи жен офицеров, в общем, широко.



А вот как выглядело сердце города: железнодорожный вокзал, на это место я заехал специально:



Это тупиковая, конечная станция, ведь Порт-Артур находится на самом кончике Ляодунского полуострова, дальше ехать уже некуда - доя моря 200 метров. Пять лет, с 1898 по 1903 год мы тянули сюда из Забайкалья живительную ленточку железной дороги. Китайско-Восточная Железная Дорога соединила Сибирь и Дальний Восток напрямую по сопкам Маньчжурии, а вот от нее было ответвление, длиной почти в тысячу километров, почти через всю Маньчжурию – ЮМЖД, Южно-Маньчжурская Железная Дорога.

Пройдя через другой наш город на Ляодунском полуострове – Далянь, ЮМЖД заканчивалась в Порт-Артуре. Станция «Порт-Артур» была на тот момент самой далеко лежащей от Москвы – даже Владивосток был дальше.

Вокзал образца самого начала XX века, сохранился за все годы передряг! И даже до сих пор действует:



Есть такая традиция у метрополий – строить вокзалы в местном стиле, но сохраняя европейские черты. Такой колониальный стиль начал складываться и в российском Китае, да так и умер, почти не зародившись. У нас было всего пять лет. В аналогичном стиле были построены и другие вокзалы и станции русских железных дорог в Китае - КВЖД и ЮМЖД, например, в Харбине и Мукдене, но сейчас это многомиллионные китайские города, вокзалы давно перестроены, а здесь вот сохранился.

Если идти по этим рельсам, можно придти в Москву:



В 1904 году скорый экспресс долетал до Питера за 16 суток – по тем меркам, очень быстро. С учетом того, что еще совсем недавно здесь были одни голые степи и сопки – почти невозможно.

Обожаю всякие рельефные макеты. Подобный удалось найти в одной из многочисленных небольших музейных экспозиций, разбросанных по всему современному Люйшуню. Он более менее точно отражает главное: на самом кончике полуострова - городок на берегах уютной бухты. Бухта со всех сторон окружена холмами. На вершинах этих холмов были возведены наши ключевые укрепления и форты, здесь шли самые жестокие бои:



Между холмов тянется черная нитка железной дороги, тянущаяся из России. На самом конце нитки, у моря - железнодорожный вокзал, у которого сейчас и стою я:



Вдоль этой нитки, между холмами, будет развиваться одно из наступлений японцев, туда, к морю, к бухте, к кораблям! Уничтожить русский флот! Только мы одни - хозяева Дальнего Востока!

Невозможно терпеть у себя под боком ЭТО:



Русские здраво отдавали себе отчет в том, что японцы их не любят, и строили на окружающих холмах целую оборонительную систему - пять фортов, пять редутов, масса батарей и большое количество укреплений. Несмотря на то, что полностью реализовать план мы как водится, не успели, даже того, что было проделано, хватило нам, чтобы выдержать многомесячную осаду. Качественнее всего успели укрепить оборону с моря, на случай атаки вражеского флота и высадки десанта, хуже - с суши. Уже первые месяцы войны это показали.

Несмотря на то, что армии японцев находились за многие сотни километров от города, война началась именно в Порт-Артуре. Началась, как водится, неожиданно для нас, хотя вроде как ждали.

В ночь на 27 января 1904 года японский флот, тремя днями ранее почти полным составом вышедший из портов Японии, втихаря подошел к Ляодунскому полуострову и Порт-Артуру. Мы знали, что японцы торопятся и вот-вот готовы начать боевые действия, осознавая, что время работает против них (мы уже начали перебрасывать войска из Европейской России, подспудно лихорадочно укрепляя Порт-Артур, Владивосток, оборону в Маньчжурии). Несмотря на этот факт, японцы застали всю нашу 1-ю Тихоокеанскую эскадру (16 вымпелов), стоящей не внутри гавани, а на внешнем рейде. Она была иллюминирована, с Электрического утеса светили прожектора, дозоров не было, в общем, мы были беспечны.

Только благодаря косякам японцев мы не поплатились за эту беспечность полной катастрофой. Эскадру на внешнем рейде атаковала лишь часть флота противника, японские миноносцы суетились, делали все долго, в то же время торопились, волновались, и вообще, ночная торпедная атака на мощный флот крупной морской державы - для японцев как-то, в новинку.

В итоге ни один из наших кораблей затоплен не был, но три из них, гордость и краса русского флота, - новенькие эскадренные броненосцы "Цесаревич", "Ретвизан", и крейсер "Паллада" - получили серьезные повреждения, что в той или иной степени на многие месяцы вывело их из строя.

С утра этого же дня ко входу в порт-артурскую гавань подтянулись основные японские военно-морские силы. Ураганный огонь с береговых батарей, а также вышедший из бухты русский флот, начавший отстреливаться, убедили японцев ретироваться и выбрать осадную тактику. По сути дела, они блокировали наш флот в гавани, чтобы в свою очередь, он не мешал им, японцам, выгружать свой огромный десант в Корее.

Вот оно, место начала русско-японской войны:



Я стою на Перепелиной горе, внизу подо мной - внутренний рейд, слева - Восточный бассейн (вырытый вручную, отсюда и правильная геометрическая форма), за ним - Золотая гора, откуда и пошел Порт-Артур (именно на ней в 1898 году взвился русский флаг). Справа - полуостров Тигриный Хвост. Далее, за Золотой горой и Тигриным Хвостом - открытое Желтое море, внешний рейд.



Слева - Электрический утес. Именно с него прожектора освещали всю нашу эскадру, стоящую чуть правее, на рейде, как бы загораживая узкий вход в гавань. Здесь на наши корабли без объявления войны напали японцы, здесь в ночь на 27 января 1904 года и началась русско-японская война.

В этот же день в бухте нейтрального корейского порта Чемульпо происходит и едва ли не самое известное сражение русско-японской войны - здесь, на внешнем рейде, дает против 14 кораблей врага свой последний бой русский крейсер "Варяг". Выходящий из гавани "Варяг" знал, на что идет, и шел в море на свое последнее сражение красиво. Говорят, видя эту картину, экипажи английского и французского кораблей, также стоящих в бухте Чемульпо, плакали.

Вернемся к Порт-Артуру.

Японцы осуществляли свой план этап за этапом. Заблокировав русскую эскадру в гавани, они беспрепятственно высадились на территории нейтральной Кореи, уже через пару недель взяли её столицу - Пхеньян, а к концу апреля вышли к реке Ялу, где проходила граница между Кореей и Китаем, вернее, "нашей" китайской Маньчжурией. Здесь уже стояли наши части и завязались первые сухопутные бои.

Первые полгода войны были войной странной, но благодаря этому начальному периоду, в который велись не самые активные боевые действия, мы, в общем то, и забили своей инертностью первые гвозди в гроб нашего общего поражения. После перехода японскими войсками границы Кореи, наши войска плавно откатывались, не оказывая серьезного сопротивления, на север, и на запад, к Порт-Артуру, на Ляодунский полуостров. Японские армии, следовавшие за нашими отступающими частями, постоянно пополнялись и укреплялись новыми войсками из Японии, прибывающими на транспортах.

Практически никто не препятствовал этим масштабным десантным операциям, напомним, порт-артурская эскадра была заблокирована в гавани, а крейсерский отряд, базировавшийся во Владивостоке, и потому сохранивший свободу маневра ("Россия", "Рюрик", "Громобой"), погоды сыграть не мог, хотя и активно шакалил по всему Японскому морю, и потопил некоторое количество японских транспортных кораблей.

В мае японские армии, шедшие из Кореи, отрезали Порт-Артур от остальной Маньчжурии, от основных наших войск, перерезали железную дорогу, и почти одновременно начали высадку крупного десанта в 100 километрах от Порт-Артура, почти под городом Дальним. Никто этой высадке не препятствовал. Русский город Дальний, вторую нашу колонию на арендованном у Китая Ляодунском полуострове, коммерческий центр и крупный порт, сдали без боя, притом японцам досталась неповрежденная инфраструктура.

Японские армии соединились, дождались укомплектации, и пошли на штурм Порт-Артура.



Казалось бы, нелепо, наша тактика выглядит проигрышной, отступающие русские, уклоняющиеся от боя - фантастика! Однако, напомню, это делалось осознанно русским командованием. К Порт-Артуру японцы подошли лишь к концу июля 1904 года, то есть, с начала войны прошло полгода. Все это время из Европейской России текли войска, пополняя нашу армию на севере Маньчжурии. На нее, а также на крупное сухопутное сражение, в котором одним махом планировалось уничтожить все японские войска, тем самым одержав победу во всей войне, и была ставка.

Порт-Артур оказался в этой игре некоей разменной монетой - ему предстояло задержать, сковать японские войска еще на долгое время, тем самым еще более усилив наши части на севере свежими войсками. Порт-Артур с задачей справился, пусть и ценой собственной жизни. Русское командование - нет.

К концу июля 3-я армия японцев под командованием Ноги, в полном составе, отлично экипированная, вооруженная, укомплектованная, подошла к Порт-Артуру с севера. Вот карта, вид именно оттуда, откуда шли японцы. Перед ними - лишь цепочка холмов, за которой лежит город, укрывается уютная бухта, а в бухте он - ненавистный русский флот:



Дело, казалось бы, за малым - смести русские войска, окопавшиеся на той самой цепочке холмов. Оказавшись на вершинах, без проблем можно уничтожить и город, и порт, и флот, и задача выполнена. Русские это отлично понимали, все эти месяцы строили на холмах форты, редуты, укрепления, и поджидали наступавшие с суши японские лавины:



На этих холмах и решалась судьба и Порт-Артура, и всей войны, а следовательно, и позиций России на Тихом Океане - будем ли мы и дальше Владеть Востоком, или хватит, отгуляли своё. Раньше эти холмы, как собственно, и вся местность вокруг города, была неприглядная, каменистая, голая, ни травинки, ни деревца. Многие отмечали неприветливость этих далеких берегов. Сейчас за сто лет несколько изменился климат, и гряда холмов, обильно политых русской и японской кровью, заросла субтропическим лесом:



Я нахожусь сейчас в самом сердце этой гряды - на горе Вантай, она же "Две Пушки", но я же русский, и буду называть её, как русские когда-то назвали - БОЛЬШОЕ ОРЛИНОЕ ГНЕЗДО! Высота занимала ключевое положение. Заняв её, уже было видно невооруженным глазом порт-артурскую гавань, а следовательно, вести огонь прямой наводкой и уничтожить флот. Бухта вдали, в дымке, в день, когда я туда забрался, было очень жарко, в воздухе было сизое марево:



Вероятно, такое же марево было над этими местами и в августе 1904 года, в день, когда японские войска с севера устремились на штурм наших укреплений. Японцы наступали оттуда:



Сейчас, как мы видим, эти некогда почти безлюдные земли, густо населены.

Я стою на высоте Большое Орлиное Гнездо, как русский командующий, осматривая свою линию обороны. Самый ключевой её участок. Лучше точки не сыскать.

Я в восторге, ведь я отчетливо осознаю, ЧТО я вижу перед собой. Вон там, спереди, 1-й и 2-й редуты, вернее, высоты, что занимали эти временные укрепления.

Слева и справа от меня - форт №3 и форт №2 соответственно - у их стен были самые жаркие бои. Взятие этих точек противником означало взятие Большого и Малого Орлиного гнезда, а следовательно, сдачу почти всей линии обороны, и дальнейшее продолжение борьбы было бы бессмысленным.

Вдалеке, на втором холме от меня, форт №3:



Туда сейчас нельзя, там до сих пор стоят части Китайской Народной Армии. Но точное месторасположение этого форта (равно как и других укреплений), помогает определить пятиметровая стела из неотесанного гранита. Такие памятные знаки с надписями на местах самых жестоких боев поставили японцы после окончания войны:



Справа от меня, следовательно, форт №2. Здесь творился настоящий ад. И здесь погиб командующий обороны Порт-Артура - легендарный генерал Кондратенко:



В форт, вернее, его остатки, попасть можно, что я и проделаю. Он сыграл важнейшую роль на завершающих этапах обороны Порт-Артура.

Ну а сейчас... сейчас все только начинается... сейчас 14 августа 1904 года, и японцы, словно лавина, текут по равнине с севера на цепочку холмов, прикрывающих русский Порт-Артур, а с ним эскадру, русскую военную честь, престиж России, да и вообще - быть или не быть нам на этих берегах.

Я - один из тех пятидесяти тысяч русских солдат, защищающих всё это, и сейчас смотрящий с высоты холмов на море японцев внизу. Они были здесь, под холмами, где сейчас автострада Люйшунь - Далянь:



Их до горизонта...

Ну что, заряжай...



ОГОНЬ!!!


  • 1
Потрясающе! Жду продолжения :)

Уххх... прочитал на одном дыхании, спасибо!
ну почему в учебниках истории даже для детей всё так сухо и официозно, что засыпаешь на втором абзаце...

да, как всегда, супер. Давай исчо!!! :))))

Ян Саныч, как всегда огромное спасибо! Исторических эссе в вашем исполнении жду наверное больше всего!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account