?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Охота за страховыми досками. Город Любим.
yanlev
Определенных успехов в деле изучения страховой культуры Российской Империи, и коллекционирования страховых досок, как неотъемлемой части этой культуры, можно достичь лишь при смеси недюжинного упорства и большой удачи.

Классическим подтверждением этой нехитрой идиомы стали невероятные находки в городе Любим Ярославской губернии.

К истории вопроса.

Как и почти в любом уездном городе Ярославской губернии, в Любиме было свое городское страховое общество, причем из ранних - основано в 1877 году.

Таких городских страховых обществ в империи было больше двух сотен, но именно любимскому удалось выделиться - оно успело разориться еще до революции. Подобная история произошла еще лишь с Ирбитским городским обществом, в городе Ирбит Пермской губернии, за Уралом.

Маленький Любим, со всех сторон окруженный лесами, постоянно преследовал бич пожаров, и вот, в самом конце XIX веке очередной грандиозный пожар почти полностью уничтожил город, деревянная застройка которого была уничтожена на 90%.

Местное страховое общество, конечно, не смогло справиться с объемом выплат, разорилось, и было ликвидировано. В Ирбите, если я не ошибаюсь, произошла подобная история.

Кстати, это было одной из причин, во избежание подобных ситуаций, создания Российского Союза Обществ через несколько лет - чтобы городские общества могли перестраховать друг друга в случае глобальных пожаров. От которых, действительно, еще сто лет назад могли гибнуть целые города. Да что уж там - уже в 1926 году город Котельнич Вятской губернии за три часа сгорел на три четверти.

Таким образом, с точки зрения нашего дела, шансы на то, что табличка Любимского городского страхового общества сохранилась, не то, что минимальны - они почти ничтожны.

Лучшая, центральная часть города (где жили наиболее обеспеченные горожане, которые и были в состоянии застраховать свои дома), почти полностью сгорела, в огне погибли и таблички.

Даже если эпизодично они где-то и сохранились, мотивов на то, чтобы оставлять доски обанкротившегося общества, у жителей нет. Разве что забрать на сувенир. Видимо, так-то и дошла до наших дней единственная сохранившаяся табличка Любима, она находится в местном музее:



Но вдруг все-таки чудом что-то осталось и на улицах? Вдруг еще где-то уцелели дома, из тех 10%, что не сгорели, а на них чудом сохранилась хоть одна табличка?

Эти надежды развеялись еще в 2009 году, когда я основательно прочесал Любим от и до.

Наверное, из всех уездных центров Ярославской губернии (а я, конечно, обкатал их все, некоторые не по одному, не по два раза), Любим - самый бедный и на страховые таблички, и даже на признаки их былого существования.

Это объяснимо - сам по себе изначально небогатый, маленький лесной городишко, не мог похвастаться большими успехами в области страхового дела. Удар 1898 года окончательно подкосил его. Даже если тот или иной город беден на таблички, всегда можно сделать вывод о их былом существовании - по многочисленным следам, например. В Любиме следов практически нет. Архитектура тоже весьма скромная, дома небогатые. На весь город, наверное, около десяти-пятнадцати примечательных домов, все они находятся в центральной части, то есть в погоревшей.

В общем, обнаружил я тогда лишь пару табличек Ярославского Земства, в неважном состоянии, и парочку табличек Первого Страхового - видимо, в период с 1898 по 1918 год все-таки кто-то отстроился, и раскошелился на страховки.

Чуда не вышло.

В 2010 году я снова заглянул в Любим, по дороге в Костромскую губернию, и снова пусто.

Так и осталась любимская табличка в моем сознании в категории "несбыточных". Разве если не произойдет чуда, кто-нибудь когда-нибудь найдет где-нибудь на чердаке не сгоревшего в 1898 году дома ржавую хрень, и не выкинет её, а отнесет антиквару, а тот её перепродаст человеку, который поймет, что это такое, а она потом где-нибудь всплывет на рынке, а приобрету её именно я, в общем, шансы на подобное в случае с Любимом были явно меньше процента.

Конечно, жаль, особенно с учетом того, как дороги мне таблички именно родного края, но что поделать - это объективные обстоятельства. В конце концов, чудо, что известна хотя бы одна табличка в музее, а то вон, Ирбит до сих пор неизвестен.

Но в феврале 2012 произошли события, которые иначе, как чудом, не назовешь.



Я и думать не думал снова ехать в Любим искать таблички, так как считал его в этом плане городом решенным - там нихрена нет, и искать еще что-либо - бесполезно.

Но по любимской дороге у меня находится гасиенда, и однажды прекрасным зимним днем поехали мы туда с родственником Андреем по делам.

Думаем ехать назад, в Ярославль, но есть два-три часа, прикидываем, доехать что ли до Любима, развеяться, пропитаться зимней русской сказкой? И...всё-таки... чем черт не шутит?

Стоим на распутье... налево по трассе в Любим, или направо, в Ярославль, домой, к женам?

- Поехали в Любим! - и жребий был брошен.

Город, надо отметить, за последние полтора года, что я там не был, не изменился. Как не меняется он последние сто лет.

Любим - очень небольшой, находится в глухом северо-восточном углу области, один из самых маленьких городков края - всего 6000 человек, причем население за век увеличилось всего в два раза.

Назван так, по преданию, в связи с Иваном Грозным, который очень любил соколиную охоту в здешних лесах, и соответственно называвшем это место.

Леса до сих пор подступают к городу вплотную. Густые, почти таежные, народа в этих краях немного. Любим что до революции, что сейчас - это символ некоего медвежьего угла, что и говорить - даже асфальтовая дорога, связавшая город с Ярославлем, построена лишь в начале 1980-х годов!

Промышленности и не было, и нет, жители испокон веков и вели, и ведут практически деревенский образ жизни. Как они созрели до создания аж в 1877 году своего страхового общества, непонятно, видимо, появилось оно на всегубернской страховой моде того времени - в 1876 году появляется Ростовское общество, в 1877 - Ярославское, а еще с 1860-х ведут отсчет Рыбинское и Даниловское, причем Данилов - ближайший сосед Любима.

В общем, покатались по городу - все то же, выходной, людей нет, добрая четверть домов брошена, ни намека на новые находки, а старые как висели, так и висят.

Неожиданно Андрей соколиным глазом замечает некое маленькое пятнышко, которым мы заинтересовались. Дом огромный, брошенный:



Клянусь честью, я бы в жизни не заметил бы на нем страховую табличку. Маленькое пятнышко, похожее на сучок на деревянной доске:



Что, и сейчас не видно?

Можно представить, как мучались мы, не имеющие никаких увеличивающих приборов (даже фотик не взяли, так как поездка вышла спонтанной). Доска или нет? С дороги не понять точно. Лишь проломившись сквозь сугробы на крыльцо, и посмотрев снизу, с некоей долей вероятности можно было сказать, что это все-таки табличка, и даже не по тексту, который закрашен, и который невооруженным глазом незаметен, а по двум ушкам, которых у сучка быть не может.

Квартирная? Но почему так высоко - метров пять? Её и в свежем виде с земли было незаметно. Или обычная металлическая заглушка? Или все-таки сучок? Я давал за то, что это квартирная табличка, процентов 70-80, но всё выяснится потом, через неделю. Итак, цель № 1 есть.

А пока мы продолжаем кружить по Любиму.

Ржавое Ярославское Земство на брошенном доме на месте, в 2009 году снимать не стал, потому что оно в последний мой визит показалось сильно истлевшим, но, как выяснилось, это не так. Сейчас яркое зимнее солнце, а тогда были сумерки, и сейчас видно, что табличка более-менее вменяемая, в руках не развалится. Итак, вроде и вторая цель в Любиме есть.

Ну а потом произошло чудо.

Еще при въезде в Любим я сказал Андрею - "если мы найдем городское, это будет просто взрыв. Но мы не найдем его, шансов нет".

- Надо искать, сказал Андрей, и мы медленно колесили по городу, тщательно оглядывая каждый фасад, памятуя о квартирном, так похожем на обычный сучок.

Заглянули на далекую окраину, пошла откровенная советская застройка, звезды, деревянные серпы-молоты, даты а ля "1951", ну и тому подобное, в общем, верный признак, что здесь делать нечего.

Дорога впереди заканчивается, а с ней и город, виднеется кладбище, и тут черт дернул свернуть в тупичок. А там стоит, закрытый деревьями, огромный, но непритязательный домина. Не заметить прямоугольную табличку было невозможно. Меня сразу затрясло - я всё понял.



Понял, что это действительно Любимское городское, первоначальный, прямоугольный вариант, а в музее хранится обрезанный овал (как в случае с Ростовским и Саратовским), и что дом находится очень далеко от центра, и потому его пощадил пожар 115 лет назад.

Стало ясно, почему сохранилась и сама табличка - она очень высоко прибита, ну и из окон её не достать тоже. Чтобы снять её кому-либо, нужно серьезно поработать, для начала - найти огромную лестницу, ну а кто ж будет заморачиваться. Тем более, табличку заслоняют деревья.

Дом не видно издалека, несмотря на размеры. От центра города его отделяет речка Уча, видимо, она и не дала огню перекинуться на эту сторону. Совпала сотня факторов, начиная от вышеперечисленных объективных, и заканчивая тем, что вы вообще свернули в этот тупик, тем, что мы вообще собрались в Любим. И вот, результат совпадений. Красава на доме.

Уже по дороге в Ярославль начали продумывать операцию по снятию. С вышки табличку не снять - деревья мешают, машина не подъедет. Только лестница. Но крайне высоко - обычной лестницей не взять. Какая высота? Прикинули - дом обшит досками, ширина каждой доски в две трети от таблички. Высота таблички такого типа - 23 сантиметра, то есть 18 сантиметров каждая доска, а всего досок 34. Итого 6 с лишним метров!

Поскольку и предполагаемое квартирное также требовало большой лестницы, решили заморочиться. Достали лестницу, наметили дату выезда.

Часа три убили на то, чтобы приделать к релингам на автомобиле багажник, а к багажнику намертво примотать лестницу, у которой только один пролет почти четыре метра, это ее длина в собранном виде.

Морозно, холодно, минус 22, багажник при прикручивании лопнул на морозе, его примотали проволокой, в общем, было сложно, но в итоге все сделано, терпение и труд все перетрут, и мы взяли курс на Любим.

Ничего не изменилось - все на месте.

Цель №1 - предполагаемая квартирная. Теперь телевик с собой... увеличиваем еле заметный сучок на доме... ну да!



Первое Российское!

Здание пустует не первый год, судя по всему, здесь было какое-то учреждение, разрешения спрашивать не у кого - приставляем лестницу, Андрей полез наверх. Приколочена намертво. Неожиданно гвоздь вылетает с размахом, Андрей не удержался, потерял равновесие, и стал падать. Четырехметровая высота!

Если бы не сугробы, скорее всего, пришлось бы тяжко, я, впрочем, и с сугробами наверное костей бы не собрал, но у Андрея оказалась хорошая реакция и подготовка - поняв, что падает, он не свалился, как мешок, а оглянулся, успел увидеть сугроб, развернулся, и прыгнул туда сам - все за секунду!

Всё в порядке! Никто даже испугаться не успел.

И вот, маленькая квартирная досточка у нас в руках. Хоть и не раритет, но у меня такой нет, да и любая квартирная - всегда здорово.

Единственно, что непонятно - какой смысл было прибивать её так высоко, ведь основная цель - рекламная, в таком случае совершенно не достигается - доску то никто не видит. Непонятно, чем думал агент, прибивший её.

Но нам только лучше - зато в таком состоянии она незамеченной провисела столько времени, и теперь в наших руках. Наверное, мы первые люди за последние сто лет, кто обратил на нее внимание.

Цель №2 - Ярославское Земство на брошенном доме.

Я уже давненько живу без родненького земства, потому что еще в сентябре раскрасил и повесил на Дудки-Бар на улице Собинова свою коллекционную табличку. Рано или поздно подвернется легкий вариант, сниму - рассудил я.

Вот он, легкий вариант, низко, дом брошенный:



На фото не видно, она за деревом, в левом углу сверху:

Лестницу даже раскладывать не пришлось - просто прислонить к дому.

Гвозди надежные, кованые.

Когда после снятия доска в руках как бы нехотя начала раздваиваться, меня заколотило.

Слипшийся бутерброд! Невероятная удача!

Смысл в чем. Страховой агент, прибивающий табличку к дому, зачастую отслюнявливает её от столбика новеньких досок. Они слипшися, нулевенькие, только что с хромолитографии. И случайно агент отделяет не одну табличку, а две слипшихся, и не замечает этого! Лезет на дом, и прибивает обе!

Дальше - все как обычно. 100 с лишним лет верхняя табличка висит на доме, ржавеет, и превращается в традиционный невзрачный овал. Она прикрывает собой нижнюю, та плотно приклеилась к ней, в щелочку между ними почти не попадает влага и воздух, итог - вторая табличка как только что с завода:



Я первый человек, который разлучил этих двух сестер-близняшек, больше века пробывших вместе.

Подобный случай - большая удача, мне известно о трех-четырех таких находках, и вот, и на моей улице праздник, да еще с какой табличкой! С родной, ярославской!

Табличка прекрасна. Ярославское Земство, одна из самых красивых табличек земского страхования во всей стране, и в ржавом виде впечатляет: тонко проработанные детали, большое количество изящных мелочей.

В цвете - полная феерия. Большое количество тонов и полутонов, яркость красок, только земля, на которой стоит медведь, имеет 5-6 тонов! А сам мишка? Теперь уже и язык не повернется назвать его "беременным" (в ржавом виде очень похож). Класс!



Малюсенькие буковки по нижней кромке щита позволили узнать и производителя. Это известная контора господина Жако:



Надпись справа: "МЕТАЛЛ ИЗД А.ЖАКО И КО МОСКВА"

Надпись слева еще любопытней: "ДОП К ЦЕНЗ МОСКВА ОКТ 10 Д 1898 г."

Свидетельство о прохождении таблички цензурой! Как известно, Российская Империя имела ряд цензов, так, в частности, цензуре подлежала печатная и рекламная продукция. Теперь нам известна дата, когда ценз прошла табличка Ярославского Земства!

Более того, она позволяет более точно датировать и саму табличку. Судя по всему, невидимый рубеж смены латунных табличек (горизонтальный выпуклый овал) на жестяные, произошел в земстве именно в конце 1890-х годов.

Известен и точный период, когда представитель ярославского земства в Любиме приколотил табличку на дом - это двадцатилетие с 1898 по 1918 год.

1898 год - мы второй раз сталкиваемся с этой датой. Напомню, именно тогда разорилось Любимское Городское, и город начал по сути дела отстраиваться заново после пожара.

Я решил не разделять любимских сестер, и оформить эту одну из жемчужин своей коллекции соответствующим образом - вместе. Классический пример "бутерброда", из серии "до" и "после", или во что превращается табличка за век:



И вот, самое главное. Цель №3 - Любимское Городское.

С замирание сердца подъезжаю к дому - висит! 140 лет провисела, и протянула еще неделю. Дом многоквартирный, одного владельца нет, стало быть, спрашивать можно кого угодно... главное, чтобы повезло... повезло! Заходит в подъезд бабушка, вкратце объясняю, и без проблем! Никому до таблички дела нет, висит высоко, не видно. Кстати, из-за огромных деревьев её летом не видно с дороги совсем, так что тот факт, что мы случайно заглянули в Любим именно зимой, когда нет листвы - опять-такие везение.

Высоко... раскладываемся... огромной лестницы без проблем хватает, Андрей больше не хочет прыгать, на этот раз с шести метров, и осторожничает, перекусывая огромные кованые гвозди.

Любопытно, что табличка держалась изначально всего лишь на двух гвоздях, но каких! Шляпки диаметром по сантиметру, и шестиконечной формы. Жаль, не удалось сохранить для истории.

И вот, полный, тотальный триумф:



Давненько я так не радовался какой-бы то ни было доске.

Не секрет, что для меня наиболее дороги таблички, связанные с моей Родиной, Ярославщиной, и, наверное, табличке аналогичного по судьбе общества, но из другой губернии, я бы конечно тоже радовался, но меньше.

Мне это важно.

Теперь, с Любимом, таблички ВСЕХ городских обществ Ярославского края оказались у меня в коллекции. Еще год назад я даже и мечтать не мог о таком собрании.

Города Ярославщины сейчас в целом очень небогаты на доски именно городских обществ, по ряду причин, зато богатая история у городского страхования в губернии. Хотелось бы несколько в нее углубиться, и зафиксировать формирование моей самой желанной части коллекции.

Традиции страхового дела в Ярославской губернии очень сильны, страховаться здесь любили - богатый промышленный, а главное, торговый край, с развитыми социальными и экономическими институтами. Были сильны здесь и традиции городского страхования.

Так, из десяти уездных центров губернии, городские общества имелись в восьми - в процентном соотношении это по всероссийским меркам круто. Не имели своих собственных обществ лишь совсем крохотные Мышкин и Пошехонье.

Причем ярославцы стояли в числе первопроходцев городского российского страхования - пять из восьми обществ относятся к числу т.н. "ранних".

Вообще, первое городское страховое общество появилось в России в 1863 году, в Туле.

Уже через два года первые эксперименты с городским страхованием начались и на Ярославщине. Удивительно, но первопроходцем в деле стал маленький Данилов (1865 год). Годом позже пример подхватил Рыбинск (1866 год).

Ростов Великий - 1876 год, лишь годом позже созрел собственно губернский центр - Ярославль (1877 год), и в этом же году, видимо, на гребне моды, создает свое страховое общество и Любим (1877).

Появление прочих городских обществ в уездных городах относится уже к началу XX века:

Молога (1913 г.)
Романов-Борисоглебск (1913 г.)
Углич (1917 г.)

Поскольку организации данных городов входили в Российский Союз Обществ, они уже не имели своей собственной оригинальной доски, и выдавали таблички данного Союза.

Так, две-три таких таблички обнаружено мной в Романове (ныне Тутаеве), успел выдать клиентам в революционную пору аналогичные союзные доски даже Углич, видимо, даже в 1917 году страховые агенты в провинции еще работали на совесть.

Ну а что за таблички висели на улицах Мологи, мы уже никогда не узнаем - она покоится на дне морском. В любом случае, на 99% можно быть уверенным в том, что и здесь местным городским обществом выдавались таблички Союза.

Таким образом, свои оригинальные таблички имели лишь пять городов губернии - Данилов, Рыбинск, Ростов, Ярославль, Любим.

Первой из этой пятерки у меня появился Данилов. Почти сразу же повезло достать у себя в городе и раритетный Ярославль. Ну, собственно, и всё... остальные города обкатаны не по разу, там ничего нет.

Конец?

Нет. Проходит время, и ситуация потихоньку меняется. Летом 2011 года удается приобрести цинковый Рыбинск. Зимой 2012 года случайно всплыл на рынке и был выменян латунный Ростов. Любима, как я предполагал, не будет никогда.

И вот, февраль 2012 года... я стою на любимской улице... в руках самое уникальное звено!

Все пять досок городских обществ Ярославщины у меня!

Можно представить, с каким чувством удовлетворения я уезжал из Любима.

Однако, на этой ноте волна сегодняшнего фарта не закончилась - удалось на обратном пути снять еще две доски.

По дороге заглянули в пару крупных сел этого лесного уголка - Закобякино и Рузбугино. Оба очень интересные, самобытные, но табличек шаром покати - все-таки страхование в сельской местности имело совершенно другие масштабы, вернее, почти не имело их вовсе.

Но села такие замечательные, с такими обалденными добротными домами, что просто не могу не выложить фото.

Вообще, этот край - абсолютно не сельскохозяйственный, здесь больше были развиты ремесла и лесорубство. Отсюда и совершенно не крестьянские дома.

Кстати, сам Любим прославился на всю страну тем, что там жили целые династии профессиональных трактирщиков и кабатчиков, которые массово уезжали в Петербург и держали там десятки заведений (один известный трактир "Любимъ" чего стоит!). Цитата журналиста конца 19 века:

"Любимцы, французы и татары держали в своих руках все трактирное дело нашей столицы".

Вообще, местные жители были оборотисты, ушловаты, предприимчивы. Подтверждением - дома в Закобякино, крупном селе любимской земли:



Каково для лесного села?



Еще:



Жаль, что со временем они превращаются в подобное, но все равно не сдаются:



А вот неплохой пример поддержания старого дома в порядке:



Удивительное дело - закобякинская пожарная вышка из чугуна, поставленная обычным крестьянином на сельских торговых рядах в 1915 году:



Мне очень понравилось в Закобякино, даже не ожидал.

Табличками же разродилось Вятское, уже знакомое нам село, в котором я неоднократно бывал, вояжи подробно описывал. Мне была известна там ранняя латунная доска Северного общества, как это ни странно, у меня такой до сих пор не было. Она хоть и не редкий зверь, но и далеко не частый.

Не снял я её по той же причине - высоко. Но сейчас же у нас на багажнике большая лестница, грех не зарулить! Табличка висит, не пропала - все-таки дотянуться до нее нелегко:



Дом обитаемый, в отличие от значительного числа домов в том же Закобякино и Любиме (эти края за последние тридцать лет обезлюдели просто катастрофически), стучусь.

Хозяева очень доброжелательны, против ничего не имеют, о существовании таблички знают, но им на нее все равно - обычная история. Традиционно дарю книгу ("дадим детям почитать - пусть развиваются"), ну и поехали!

Под сурдинку решили, раз лестница разложена, снять и загадочный ржавый овал с соседнего дома, который я заприметил давным давно, и был уверен, что это убитая в дрын трафаретная доска, так как никакие буквы на ней не читаются:



Но чем черт не шутит? Соседи дают отмашку - "там все равно никто не живет", минутное дело.

Черт действительно не шутил - еще с земли я долго щурился, вглядываясь в подобие букв внизу, и на поверку доска оказалась "Товариществом Саламандра", только сильно истонченной и ржавой:



У меня такая есть, вещь, конечно, нередкая, но лучше я её отреставрирую, покрашу, и повешу на какое-нибудь здание в Ярославле, нежели она окончательно сгниет в таком состоянии на фасаде нежилого дома.

Помимо фейерверка страховых досок, с брошенного дома в одной из деревень еще снял любопытную советскую эмаль. "Товарная контора". Судя по шрифту, это скорее всего 40-е - 50-е.

Фото всего улова:



Само село Вятское продолжает процветать и пахнуть. Дома реставрируются, улочки обрастают новыми деталями.

Очередной классический пример того, во что можно превратить деревенский купеческий дом:



И новые уличные детали:



На сим, наверное, главу под названием "Любим" можно закрыть.

Сочетание невероятного везения и изрядного упорства в достижении целей принесло свои плоды. Таких удачных поездок у меня не было давно.

Как знать, какие еще сюрпризы готовят нам улицы и закоулки русских городов? Сколько еще таких вот красочных приветов из прошлого, как доска Ярославского Земства, может скрываться под ржавыми жестянками?

  • 1
Поздравляю с бутербродом! =)

мерси, мерси)

О-Ф-И-Г-Е-Т-Ь! именно такое слово я громко и (уж признаюсь искренне с ноткой некой завести) произнес на всю комнату. на крик подошла жена, я ей все объяснил, показал.
Ян, это просто потрясающе. Это изумруд твоей коллекции. Искренне поздравляю с бутербродом. Просто нет слов, какая удача. и главное дом нежилой. хоть ногами стучи в него. аааа. вот это удача.

пацаны шли к успеху, и вот фартануло (с)

кстати, это не ты продаешь немецкую страховую табличку? ник нейм у продавца точно такой же, как у тебя

именно я ее и продаю.

Ян Саныч, мои поздравления с недостающим "пятым элементом" из ярославской губернии!

спасибо

А ведь действительно, хорошая аллегория

надо будет так главу назвать

The Fifth Element

Ахринеть. А эмалированные советские - не?
Весной поедем в Вологодчину и Костромщину... можт ещё чем разживёмся... Ту кстати отреставрировал насколько рук хватило...

Посмотрел - хорошо отреставрирована! Украшение коллекции)

а что эмалированные советские?

ну в смысле - советские не добываете? а то мы вот даже медные советские с индексами начали собирать - всё у нас исчезает, поэтому сохраняем как-то...

не успеваю)

только если случайно - дарят, или на сгоревшем или брошенном доме висит что-то уж совсем симпатичное

вот вроде "Товарной конторы"

хотя что-то уже многие склоняются к тому, что это дореволюционная, а не советская табличка

Кстати, мы вот "Готов к ПВХО" гипсовый реставрируем потихоньку...

Вчера к нам в Ангарск приезжал Ярославский "Локомотив", проиграли :) технично играли и атаковали постоянно, но, видимо, неповезло

как так? я шокирован

да ладно, на домашнем льду отомстят :)

Такая удача!Мои поздравления,Ян!

Здравствуйте, не могли бы вы оставить свой номер телефона? Я корреспондент газеты "Родной город" и мне хотелось бы написать статью о ваших находках.

Варвары!разрешения им не у кого спрашивать!!!Лестницу бы эту об вас сломать!не ценители, а воры. Так и растаскивают таблички, лепнину, чугун, а цель одна продать и набить карманы!!!фууууу!

  • 1