Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях об Израиле. Часть VI.
yanlev
Храм остался для меня таким же неоднозначным местом, как и Стена Плача, с той только разницей, что здесь сбылись мои страшные пророчества - между священниками и молящимеся действительно в разных направлениях шарятся чуваки в панамах "Я люблю Нью Йорк", сандалиях, и майках с надписями на пузе "для пива". Ну и фотики наперевес, конечно.

Я, конечно, очень рад, что изначально довольно костная, негибкая христианская религия так толерантно относится в этом свое Главном Месте ко всем людям без исключения, и к верующим, и не к верующим, но выглядит все это еще более дико, чем у Стены.

Не знаю конечно, но доктор, со мной последнее время что-то не так, для меня выглядит дико, когда одни люди молятся о спасении своих близких, кто-то плачет, а другие люди их фотографируют - себе на память.

Я понимаю, что если ты по-настоящему веришь, то твоему общению с Господом уж точно не помешают всякие казлы в панамах, но не все же такие крутые и независимые, и кому-то, наверняка, все это тяжело дается.

Для меня сущность типичного современного человека в этом кадре:



Исписаны все поверхности, какие только можно. "А я был на месте, где распяли Иисуса Христа. Ы-ы-ы-ы, клево". Наверное, эта тема еще почище, чем фотографии на фоне Эйфелевой башни. Пройтись бы по ней своим беспощадным ржавым катком острословия, ну да ладно, мы же в христианском храме, надо быть смиренным, уметь прощать.

"О, человек! Как судия, ты судишь,
По полкам разбирая грех,
Но, осуждая, ты себя погубишь,
Ты ж на себя наваливаешь грех."

В связи с подобными эмоциями в храме я практически не фотографировал.

Но, тем не менее, общее впечатление составить можно.

Храм Гроба Господня - не храм в привычном понимании слова, а целый комплекс, который покрывает гору Голгофу, в первую очередь - сам Гроб Господень, и место распятия.

Храм состоит из десятков разного рода приделов, часовен, вспомогательных помещений, двориков, лестниц, разноуровневых комнат, все постройки разных времен, все это поделено между конфессиями, которые постоянно грызутся друг с другом - в общем, думаю, Христос вряд ли бы обрадовался, если бы узнал.

Чувства "вот именно здесь", столь знакомое многим, я не испытал, наверное, потому что я циничный советский гад с критическим мышлением, и регулярно читал, что местонахождение Голгофы установили много сотен лет назад практически нашару - может быть здесь, а может и нет. Ну ладно, пусть будет здесь - и начали строить храм.

Основную часть построили крестоносцы в романском стиле, когда Иерусалим у сарацинов отобрали. Потом все надстраивали-перестраивали.

Купол Ротонды несколько напоминает языческий римский Пантеон, прости, Господи:





Кувуклия (часовня, накрывающая сам Гроб Господень), в своем современном виде, построена лишь в 1810 году:



Чтобы попасть внутрь, надо пройти сквозь маленькую низкую дверку - не поклонившись, не зайдешь. Там тесно, и желающих пускают маленькими порциями под присмотром полиции и священников:



Очередь большая, ну и вообще в храме народа много, в основном, конечно, туристы:



Ленточки "ду нот кросс", "полис", толкотня, возня, если бы не антураж, можно подумать, что ты проходишь на стадион:



Думаю, Христос бы расстроился.

Но стоит только отойти в сторону, и спуститься вниз, как люди сразу пропадают:



Тут уже можно как-то поорганичней пообщаться с Ним:



Но мое мнение неизменно - чтобы общаться с Ним, вообще ничего этого не надо.

Но здесь, в тишине, уже как-то больше веришь, что всё случилось именно Здесь.

"Над Голгофой - траур мглы! Ты чувствуешь беду! Ты сам не свой!
Меж солдат, от зноя злых, твоих решений ждут два вора, и святой!

Ты безумен - видит Бог!
Виноват, лишь в том, что одинок!
Но ты шепчешь приговор!
Иудейский царь распят как вор!!!"

Камень помазания:



На сим достаточно. Мне и эти то фотографии было не очень приятно делать, но что только не сделаешь ради расширения кругозора, своего собственного, и множества других людей.

Мы поспешили выйти. На улице группируются новые толпы любопытных:



Кстати, да, там на фасаде храма лестница стоит, я же про нее еще в детстве читал, в какой-то книжке а ля "Религии мира для самых маленьких", такие книги еще спонсировались всякими сомнительными благотворительными гуманитарными организациями. Ну, такие, знаете, из тех, вступишь в них , а потом сам не заметишь, как вечерами голый танцуешь с тридцатью волосатыми мужиками в чулках, и твою квартиру на какого-то святого под шумок переписали.

Запомнилась мне эта лестница, в общем:



Лестница стала своеобразным символом статус-кво, которое зафиксировали все шесть христианских конфессий, поделивших храм между собой (греко-православные, католики, армяне, сирийцы, эфиопы, копты), это случилось в середине XIX века.

Гроб Господень - ведь такое дело, не передраться бы. Поскольку святыня была постоянным местом склок, фанатичных драк и резней, аж кровища во все стороны хлыщет во имя Господа нашего, то решили все-таки как-то по спокойнее, 19 век, как никак, на дворе.

Все части храма поделили по-братски, расписали время службы каждой конфессии и определенных святынь, в общем, идиллия. Лестницу эту оставили строители, ремонтирующие фасад, а поскольку после статус-кво ничего трогать нельзя, так она там и стоит, только поновляют иногда, чтобы не сгнила.

А то, если не дай Бог кто тронет лестницу, то все, трындец хрупкому религиозному миру, да и всему христианству в целом.

Только тронь эту лестницу - и сразу начнется светопреставление, конец света.

"После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего. "

А чему надлежит быть после сего, все знают - полному бардаку. Снятие семи печатей, четыре всадника апокалипсиса, 24 седых старца падают ниц, и понеслась...

В общем, всю публику с Масличной горы к всеобщей радости воскресят первыми.

Нет, определенно, в подобных местах тянет на религиозную тематику.

Способствовало ей и наше продолжение пути - он проходил по Виа Долороза.



Виа Долороза, Путь Скорби - это последний путь Иисуса Христа на Голгофу. Сейчас это обычная улица.

Здесь, в общем-то, нет ничего благоговейно-религиозно-замирательного, обычная оживленная арабская улочка-барахолка.



С толпами перевозбужденных интуристов:



И только обозначения так называемых "станций" постоянно напоминают о том, что перед нами последний предполагаемый (напомню, месторасположение Голгофы неоднозначно) путь Иисуса.

Станция - это остановки Христа на его многострадальном восхождении на Голгофу. Слово "восхождение" как-то сейчас не совсем уместно, потому что улица практически без перепадов, а сама Голгофа даже на маленький холмик не похожа, не то что на гору.

Всего таких остановок-станций 14, из них 9 находятся на улице, а 5 внутри Храма Гроба Господня.

Все они отмечены, например так:



Так, читаем... я пока еще не такой опупенный схоласт, чтобы знать все станции наизусть, это же не столицы стран Океании.

"Станция VI. Место, где Св. Вероника вытерла лицо Христа своим шёлковым покрывалом"

Или вот:



"Станция V. Место встречи Христа с Симоном Киринеянином, которому дали нести крест до Лобного Места"

Кажется, как я помню из тех же религиозных книжечек для самых маленьких, солдаты из конвоя выловили какого-то чувака из толпы, Семена Киренаикского, и заставили его помочь нести крест.

Кстати, с крестами тут до сих пор ходят. Самые ретивые христиане повторяют путь Иисуса с крестом на спине, правда, стараются делать это по ночам или рано утром, когда народа нет, чтобы никто не мешал. Поскольку сделать крест - задача для современного человека не из легких и не из быстрых, кресты сдаются желающим напрокат.

Вообще, интересно тут.

Я лично всю свою никчемную сознательную жизнь представлял, что Голгофа - это такая горка за пределами старого Иерусалима, далеко, за городом, и Иисус тащил туда крест по жаре полдня, исстрадался, мучения, тяжело, долго.

Оказалось, что вся Виа Долороза - это 500 метров, и на этих пятиста метрах Христос успел упасть три раза, обратиться с воззванием, ему успели утереть лицо, понести крест, встретился с матерью, с какой-то другой благочестивой женщиной, в общем, можно переделать очень много дел.

Нет-нет, я ничего лишне-крамольного не имею ввиду, просто в голове вышел некий диссонанс - казалось бы, дворец, приговор, долгий путь, легионеры, жара, вороны, страдания, Голгофа маячит где-то вдали, чуть ли не на линии горизонта, а на деле - короткая улочка, сувениры, горланящие арабы.

Тут кто угодно задиссонансит.

Ну ладно... пора бы уже и прощаться с христианской частью города, идем на Масличную гору, Понтий Пилат, пятый прокуратор Иудеи.

В голове по прежнему крутится мелодичное

"В серебристый сон
Ты бы с ним ушел
По дороге вечных звезд
Над простором строгих гор

Ты бы перед Ним
На колени встал
Не стыдясь ни слов, ни слез
Кто любил - тот и распял... "

... пройдя по Виа Долороза, мы решили покинуть Старый Город, вскарабкаться на Масличную гору, посмотреть, как там без нас жили все эти годы. Хотя, глагол "жили" для Масличной горы не очень уместен, скорее, наоборот.

Мы вышли через Львиные Ворота:



Сулейман Великолепный, 16 век.

Мне всегда нравился этот османский мужик, который построил ворота, из-за своего погоняла. Пойти что ли на поводу у всемирного тренда и когда будет сын, назвать его "Иван Великолепный", вернее, Иван "Великолепный" Янович, парню будет хорошо идти по жизни.

Спуск от Львиных ворот в Сумрачную Долину:



За высокими стенами слева и справа лежат усопшие, мусульманское кладбище, его мы соколиным оком узреем с горы.

Мы пытались просочиться и в самое сердце Старого Города - Храмовую Гору, но мусульмане не пустили, мотивировав, кажется, что у горы сегодня выходной, да и рожей небось не вышли. Ну и черт с ним. Вот пусть только приедут в богоспасаемый город на Верхней Волге, я на Советскую площадь тоже никого не пущу.

Кедронская долина отнюдь не покрыта кедрами, она так называется из-за речки (вернее, какого-то жалкого ручья с сомнительной репутацией, который регулярно пропадает), и переводится с пуштунского как "Сумрачная".

Только спустились - и опа! Золотые купола душу мою радуют:



... а то не дождь, а то не дождь, слезы с неба капают... Золотые купола на груди наколоты, только синие они, и ни крапа золота...

на Штирлица вновь пахнуло Родиной...

Церковь Марии Магдалины построена в 1885 году по распоряжению царя-медведя, Александра III.

Именно у этой церкви нам удалось заарканить таксомотор, и вознестись на Масличноелеонскую гору. Она довольно высокая, я, конечно, и так запыхтел бы туда, я при желании и наличии пол-литра ликера "Старый Кашин" и на Эльбрус бы залез без снаряжения, но я же не один, и нас даже не двое, нас трое, надо думать о девочках, их то за что.

Сверху на горе оборудовано подобие смотровой площадки. Не знаю, как её там оборудовали, как нашли местечко, с учетом того, что на всей горе и окрестностях ожидающие страшного суда лежат в десять слоев.

Собственно, именно отсюда и разворачиваются классические панорамы на Храмовую Гору и на весь город:



Как раз недавно я прикупил некую приблудунасадку на фотоаппаратирен, которая безбожно увеличивает - щелкать страховые таблички на домах, я без этого сильно страдал, а теперь мучениям конец. На горе нашлось применение такой шайтан-технике - ни одна букашка в Кедронской долине не скрылась от моего ока. Вернее, ока приблудонасадки.

Храмовая гора, Купол Скалы, внизу зеленеет Кедронская долина:



Мечеть Купол Скалы крупнее:



Именно с этой, и только с этой скалы, Мухаммед вознесся на небеса, и с тех пор Иерусалим и стал мировой мусульманской святыней третьего класса, после Мекки и Медины. Не силен в правоверной схоластике, но даже по законам логики не понимаю, зачем Мухаммеду понадобилось для старта в небеса переноситься из Мекки в еретический Иерусалим, да еще ночью, когда темно.

Мечеть покрывает место взлета:



Но мечеть Купол Скалы - это серебряная медаль. Золотая у мечети Аль-Акса, это самая крутая мусульманская святыня во всем городе. Как и полагается самой крутой святыне, она не золотая, а скромная, с сереньким куполом, находится на южной стороне Храмовой Горы, на месте, кажется, храма царя Соломона:



Развалины внизу - это дворцы Омейядов, крутые мужики такие были, а дворцы, в свою очередь, построены на месте Соломоновых конюшен, а Соломоновы Конюшни построены на месте... ну и так далее, вплоть до того, когда обезьяна догадалась острым камнем убить другую обезьяну, отобрать у нее банан, и стать человеком.

Приблуда в состоянии дострелять через мусульманскую Храмовую Гору и до христианской части с Храмом Гроба Господня, хоть она и дальше всех отсюда. Храм Гроба и парочка храмов рангом пониже:



... и аж отель наш видно, с подъемником, с подъемником этим штопаным! Никуда от него не деться!

А вот панорама Кедронской долины, откуда мы пришли. Внизу - сама долина, наша церковь Марии Магдалины, церковь Всех Наций, и мусульманское кладбище на той стороне:



Ручья как такового не видно, лишь узкая полозка зелени, которую с двух сторон заблокировали мусульманское кладбище (на дальнем плане), и еврейское (на ближнем). Еще немного, и они сомкнутся, но Господь этого не допустит:



Чахлые кустики сдерживают противоборствующие стороны в самом низу долины:



Мусульманское кладбище крупнее. Здесь лучшие из лучших:



Еврейское кладбище прямо под нами, вся Масличноелеонская гора - одно огромное кладбище:



Здесь не то что лучшие из лучших, здесь такие, что просто птицы падают на лету. Быть похороненным на этой горе - высшая честь для любого еврея. Но свободных мест нет, и так лежат в десять слоев. Здесь сотни тысяч человек, если не миллионы:



Камешки на могилах - знак уважения к покойному, знак того, что могила посещается, не забыта. Посетил могилу - положи камешек. Много камней - много людей было, значит, уважаемый человек, прожил достойную жизнь, его помнят, это важно:



Назад мы решили спуститься пешком. Дорожка идет между высокими стенами, ограничивающими многочисленные сектора кладбища. Вернее, это дорожка жалко вьется посреди огромного погоста:



Взгляд наверх - там и находится смотровая площадка:



Заборы заботливо украшены осколками бутылок от Ярпива Оригинального - никакой живой козел не должен нарушать покой мертвых:



Здесь чинно, благостно, спокойно. Сотни тысяч усопших по всей Иософатовой долине (библейское название Кедронской) ЖДУТ. Они будут первыми, кто услышит звук ТРУБЫ, который ознаменует - все, хватит, жалкие людишки, достаточно вы погадили на планете, понеслась!

Мне понравилось на горе и в долине - на планете мало подобных мест по своей атмосфере, и, не побоюсь этого пошлого слова, энергетике.

Вся эта территория, находящаяся к востоку от Старого Города, относится к Восточному Иерусалиму (что логично), а следовательно, очень долгое время была арабской. Евреи очень переживали по этому поводу - такая гора, такая долина - и невесть у кого.

Времена меняются. Огромный флаг, развевающийся над горой, всем четко дает понять, красные или белые сейчас в Городе:



Мы спустились в долину. Здесь появились дороги, машины, и вообще, тут форменный Амстердам:



Здесь же, у подножия Елеонской горы, находятся Гефсиманские Сады - место, где Иисус проводил беседы с учениками, где его предали и схватили:



Здесь шумно, многолюдно, очередь, в общем, никакой благостности, но мы все равно решили заглянуть.

Вот именно здесь Иуда поцеловал Христа, под левым деревом:



Конченый я человек, конечно. И откуда во мне столько диавольского скепсиса, меня же после звука трубы последним заберут. И почему я такой циничный, как же засунуть поглубже в жопу критическое мышление, куда деть подозрительность, недоверчивость, как же уйти от постоянного ощущения того, что за тобой следят.

Недавно вот был в городе Санта-Барбара, казалось, куда уж дальше - но за мной следили и там. Наверное, все-таки, как говорится, если у вас нет паранойи, это еще не значит, что за вами не следят.

К чему все эти тысячи прочитанных книг, к чему все это образование, весь этот историзм, тупые причинно-следственные связи, широкий кругозор, его тоже надо засунуть в жопу - и жить станет проще. Живешь не тужишь, ходишь в церковь, платишь десятину, и все у тебя в гармонии.

Зачем, о, зачем, я узнал о том, что десятину можно не платить? Какой добрый человек поселил во мне зерна сомнения, чтоб ему сралось ежами?

Вот о чем мне думалось, бродя по Гефисманскому саду. Кругом десятки людей замирают в благоговении, кто-то аж плачет, а я шатаюсь между куцыми деревьями, как оболтус - и ноль эмоций. За что мне чаша сия?

В подобных эмоциях мы и поехали на таксо, пойманном в Геене Огненной, в сторону родного дома, то есть башни-отеля.



Вообще, подобный отпечаток и оставил у меня древний град Иерусалим. Это великолепный город, очень интересный, самобытный, и, конечно, уникальный, другого такого нет. Даже если выкинуть всю историю из башки, а просто ходить по улицам, долинам и горам, и смотреть, не представляя, что перед тобой - и все равно впечатлишься.

Я представляю, и, наверное, это сказалось. Да, город перепичкан святынями, всех религий и течений, их сотни, тысячи, здесь своя особая атмосфера, и огромное количество людей пропитывается этой атмосферой. Многие едут сюда только за ней, кто-то вдыхает её невольно, не знамши, не гадаючи, да так и сохраняя в сердце.

Кто-то видит определенное место, пропитывается этим иерусалимским духом, который можно назвать "именно здесь", и верит. И ему хорошо. Я вижу определенное место, а в башке сумасшедший компот из тысячи картинок - а вот не факт, что именно здесь. Потому что вот мусульмане думают по-другому (ты же знаешь, ты дурацких книжек обчитался), христиане иначе, а евреи вообще по-третьему - в общем, неоднозначно все. И ты сомневаешься, потому что точек зрения то масса, и тебе они все известны, и все они имеют право на существование.

И благодаря этому тупому широкому кругозору и всем этим долбаным книжкам ты ходишь, как мудак, и не веришь, что именно здесь. Вернее, допускаешь, но очень, очень сомневаешься. Потому что знаешь, что миллионы людей думают иначе. И еще миллионы - совсем по-другому. И потому что знаешь, что десятину то можно и не платить.

Это осознание не вносит покой в душу, но зато дает много чего другого.

Что ж, это мой путь, и мне самому всю жизнь тащить своё критическое мышление на свою Голгофу. И я дотащу. Я же сильный, я большой, я больше центнера вешу. Я даже получу от своего собственного восхождения довольствие.

Для меня два дня в Иерусалиме - это достаточно. На деле, там можно зависать неделями, пропитываться.

Но... как говорится, у каждого своя дорога.

Наша дорога лежала дальше, через Мертвое Море, через пустыню Арава, дальше, на Юг, к третьему израильскому морю - Красному, в город-герой Эйлат.

  • 1
Прекрасные рассказ, спасибо! Про лестницу не знала. Смешно. Из таких мелочей картина и складывается.
Вот интересно, многие, приехав издалека, потом говорят, что почувствовали, что "да, на самом деле, было, там".
А тамживущие арабы и евреи - не чувствуют.

Edited at 2012-04-04 06:00 pm (UTC)

ну, бытовуха все и везде сжирает)

люди, живущие в великих городах с выдающимися историко-архитектурными памятниками, относятся к ним как к естественным декорациям своей жизни, нечто обыденному

хороший анекдот в этом плане про Питер, заканчивается на "а зачем тебе Смольный? Ссы здесь, на Зимний!"

ой)
а можно наоборот?

контраст видимого и невидимого.для себя решил, что на Святую землю не поеду.

только на основании моего рассказа или еще из-за каких-то факторов?)

Ян ты мое "заочное" "впечатление" и размышления подтвердил точь в точь, так сказать.
ехать в паломническую поездку И Не сохранить Свою Душу от ВНЕШНИХ зацепок, а абстрагироваться от святотатства уже не можешь, тогда возникает вопрос зачем вообще ехать?не будет ли такая поездка во вред?
за "чудом"?так я каждую литургию в своем городке соприкасаюсь с реальным чудом которое как там грится "здесь и сейчас"=)
не знаю, в общем как-то эта точка на планете Земля слишком..., слишком серьезна для меня.



стена не преграда для тех кто в пути)

все эти внешние зацепки легко отбросить при должном состоянии души

уверен, рано или поздно там побываешь - притянет)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account