Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях об Израиле. Часть VII.
yanlev
Эйлат - это такой еврейский Владивосток.

Символ дальнего расстояния, крайняя точка, дальше которой в Израиле ехать некуда. Там край правильной земли, за которой находится бездна, и все люди падают за Эйлатом вниз, к дьяволу в лапы. Городок находится на Красном море, где государство владеет навскидку десятью километрами побережья. Вроде и ни о чем, а очень круто со стратегической точки зрения. Опять-таки, на Красном море круглогодично тепло, и можно омывать свои изможденные чресла среди кораллов и крабов, чем и пользуются местные жители и сонмища импортных туристов.

Кроме того, Эйлат - важный морской порт, через который осуществляется часть внешней торговли Израиля. Там, на кончике Акабского залива Красного моря, сходятся четыре государства - Египет, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия, и не побывать в таком культовом месте было бы делом кощунственным, это прям как за Путина, да в России - и не проголосовать. Вот что значит не побывать в Эйлате, будучи в Израиле.

Чтобы попасть в далекий город-оазис, оторванный от основной территории страны, нужно пересекать пустыни, которые занимают добрую половину Израиля - Негев и Арава. Из Иерусалима ехать более трехсот верст - расстояние смешное, но это больше половины государства:



Ехать вдоль Мертвого моря, в котором мы возжелали бесплатно искупаться, чтобы не платить на Родине втридорога за обтирания популярными солями и водорослями (я, само собой, делаю эту процедуру каждое утро).

Все утро я готовил авто к длиннющему перегону через бесплодные безжалостные пустыни, ведь каждый знает, что сломаться в пустыне - это верная смерть. Никто не остановится, как не маши руками (а мне то какое дело до этого плачущего сломавшегося упыря на дороге, буду я еще на него свое драгоценное время тратить, я домой спешу, к Балтике Трешечке, и вообще, на трассе лучше не останавливаться - вдруг маньяк?)

Вот я и готовился - сверлил капот глазами, осмотрел бампер, пнул левое переднее колесо, хлопнул дверью - работает ли. Ну и поехали.

Выехав через арабский Восточный Иерусалим, милостью Аллаха еще находящийся в руках правоверных, мы довольно быстро стали спускаться в долину Мертвого Моря:





Тематические столбики, которые мы даже не успевали запечатлеть, так быстро они свистели мимо, показывали, на сколько метров мы уже ниже уровня моря, насколько наши души приблизились к преисподней.

Мертвое море - самая низкая точка суши относительно уровня моря - минус 422 метра.

Когда я был совсем маленьким, сопливым, я не понимал, как это море может быть ниже уровня моря. Не укладывалось это в детской голове. Я переживал, плакал по ночам, повышенное чувство тревоги, сбитое одеяло, ну в общем, все проходили в детстве такие страдания - переживания относительно уровня моря по ночам.

Еще тяжелее обстояло дело с самой низкой точкой России. Её, естественно, знает каждый человек, даже таджики, едущие на работы в эшелоне Душанбе-Москва, зубрят эту информацию всем вагоном.

Самая низкая точка России находится на Прикаспийской низменности, у Каспийского моря. Минус 28 метров.

Все детство прошло в парадоксах. Прямо у Каспийского моря лежит точка, которая ниже его уровня! Чтобы успокоиться, я так и представлял себе - вот море, огромная дамба, которая оберегает Прикаспийскую низменность от затопления, а там далеко внизу, под дамбой, в 28 метрах, земля.

Но в 2010 году я съездил в Астрахань, чтобы убедиться - это не так.

Все объясняется проще. И Мертвое море, и Каспийское - это де факто озера, не имеющие отношения к мировому океану, относительно которого и замеряют высоты. Они расположены в континентальных впадинах, которые, как и положено любой порядочной впадине, находятся ниже уровня моря. Вот и всё.

Ну и раз уж пошла такая пьянка, раз уж я тут пытаюсь иногда поднять валяющийся нынче в углу и в говне Факел Просвещения, а не только бухаю, то поделюсь своими бесценными детскими географическими знаниями про уровень моря вообще.

Уровень моря - штука хитрая. Мировой океан не плоский, как блюдце, относительно которого можно что-то мерить. Он постоянно меняется, приливы, отливы, вращение земли, ледники, испарение, закон тяготения, ля-ля-ля.

Нужно что-то среднее.

Что-то среднее определяет уровнемер, называется футшток. Мне очень нравится это слово.

Если ты русский, или хотя бы нас уважаешь, ты должен мерить высоты и глубины относительно Кронштадского футштока - он установлен на Синем мосту в городе Кронштадт. Вот он:



Иногда в детстве я очень хотел быть учителем географии. Но проклятые капиталисты, как обычно, все испортили.

Итак, дети, повторяем. На территории бывшего Советского Союза, а также в ряде других соседних стран, уровень моря определяет Кронштадский футшток.

Амстердамским, а также Марсельским футштоком, пользуются только пидарасы.

Повторяем, дети, за мной, вот так вот: ПИ-ДА-РА-СЫ.

Ну да ладно, что-то я увлекся. В общем, Мертвое Море расположено в очень глубокой котловине, поэтому там микроклимат и почти всегда жарко.

Совсем скоро внизу показалось и оно:



Мертвое море так называется, потому что если туда зайдешь, сразу станешь мертвым. Настолько оно соленое.

Поэтому все оно обнесено колючей проволокой. И лишь в некоторых местах колючая проволока прерывается, чтобы допустить к водам редких экстремалов.

Ладно, шутки шутками, но мест для купания действительно немного - они напоминают оазисы на довольно таки пустынном берегу, и благоустроены. А то, если море не огородить, из соленых вод довольно скоро начнут выходить, как тридцать три богатыря, иорданцы, с кынжалами в зубах.

Вот она, Иордания, напротив:



А как это мы оказались у кромки воды, коли огорожено? Так заехали в такое спецместо для купания:



Здесь мило и сладостно:



Но народа совсем нет - море то Мертвое ж:



Бэкпекеры и вольные бюджетные путешественники, Люся и Коля из города Копейск Челябинской области, скрываются в палатке от беспощадного апрельского еврейского солнца:



Внизу под обрывом собралась немногочисленная аудитория:



Далее, конечно, по законам жанра, должны были следовать фотографии меня с супругой, как мы сидим на воде, как ноги выталкивает вверх, как я читаю газету, лежа на водной глади, как это пиздато, интересно и самобытно - побывать на Мертвом море, но таких фотографий не будет, потому что я лох.

Будет фотография одной из самых интересных береговых линий в мире - каменно-соляной:



Бросил такой камушек в кипящие пельмени - и нормуль!

В общем, хорошо там, на Мертвом море, идиллия, пальмы, песочек, соль, и только мрачная нависающая Иордания все портит:



Ширина моря всего около 15 километров, поэтому в бинокли все как на ладони.

Справедливости ради стоит отметить, что когда мы в 2008 году мчались по тому берегу, арабскому, израильский тоже мрачно угрожающе нависал. Наверное, это больше психологическая составляющая.

Однако, пора бы и честь знать. Омытый живительными солями, помолодевший сразу на 30 лет, я вцепился в баранку и вырулил на трассу:



Кругом лежали соляные поля:



И соляные реки не несли свои соленые воды в соленое море:



... а наша дорога все петляла и петляла вдоль берега:



И у черта, и у Бога
На одном, видать, счету,
Ты, еврейская дорога -
Семь загибов на версту.

Мы проехали вдоль всей длины моря, с севера на юг - 90 километров.

Из космоса отчетливо видно, что с южной частью моря что-то не в порядке. Кто-то её нарезал и что-то замышляет:



Вот эти насыпи:



Это вот все они виноваты, проклятые капиталисты:



Расхищают природную социалистическую собственность, а потом продают по дорогасу миллионам баб по всей планете.

Ну да ладно, расхищением грешат все без исключения, так что пусть.

Там же находится и единственный курорт на израильской стороне, куда регулярно забрасывают десанты европейских пенсионерок, которые обчитались сказок братьев Гримм, и хотят вернуть молодость. Называется Эйн Бокек.

Вот он виднеется прямо по курсу:



А потом море кончилось, и мы начали пересекать пустыню Арава.



Ну что можно сказать... ну пустынно здесь как-то:



Лишь редкие оазисы вокруг кибуцев, одного из символов страны (это сельскохозяйственная комунна, относительное равенство в труде и потреблении, общность имущества), да небольших городков, хоть как-то оживляли ландшафт:



Освоение пустыни финансируется государством. Стимулируются кибуцы, основываются новые городки. В связи с небольшой площадью и окончанием эры колониализма у Израиля один вариант для дальнейшего развития территории - осваивать пустыню.

Один из таких городков с заправкой. Йод, вата:



На заправке встретился открытый джипарь с израильской военщиной - оказывается, эти сверхлюди тоже ездят на бензине, и им не чуждо ничто человеческое.

Вообще, военных объектов по пустыне разбросано прилично, везде мелькали то дула танков, то палатки, то тенты, то вышки.

Дорога идет аккурат по границе с Иорданией, слева, в двух километрах, через границу, тянется точно такая же дорога, но иорданская.

На бреющем полете вдоль границы, прямо над нашими головами, на бреющем полете прошли два израильских истребителя. Даже сфоткать не успели, так браво прошли.

Я успел лишь открыть окно и проорать вслед:

- ЙУ-ХУ! АРМИЯ ОБОРОНЫ ИЗРАИЛЯ МЕНЯ БЕРЕЖЕТ!

- Ага, сначала сажает, потом стережёт - добавила жена с соседнего сидения окончание одной из моей любимых поговорок.

Вообще, все это сочетание военщины и кибуцев (близких родственников совхозов), в пустыне особенно ощутимое, как никогда напомнило мне о крайне интересной истории этой страны.

Ну а сегодня, перед тем как я написал эту серию, в машине по пути на работу, я как обычно слушал бравые отечественные песни образца 1939 года, и вдруг подумал, что одну из них ну точно надо слушать при перемещениях между израильскими городами. Потому что она местная, потому что про Израиль. С такой песней страна зацветет всеми нужными оттенками.

Сияет солнце над счастливым краем,
И не скупится щедрая земля, -
Покрылись небывалым урожаем
Еврейские колхозные поля!



А если вновь картечь посыпет градом
И закипят бои у рубежей -
Мы с тракторов на танки пересядем,
Мы оседлаем боевых коней!



Арабских гадов, банды самураев
На их же землях мы их разгромим!
Ни одного вершка родного края
Мы никогда врагу не отдадим!

О, ЭРЕЦ ИСРАЭЛЬ!

Где жизнь найдешь прекрасней и чудесней?
Любовь - сильней, а сердце - горячей?
ИНЫМИ стали праздники и песни,
Плечистей парни, девушки стройней!

ФЕЕРИЯ!

Ну ведь все слово в слово же, не в копилку только "банды самураев", но я думаю, что местная военщина рано или поздно доберется и до них.

В общем, три часа пустыни пролетели незаметно, и с превосходным настроением мы вылетели с желтых каменистых холмов к Красному морю, к Эйлату.

Своему существованию город обязан ПАЛЬМАХУ - крутому подразделению в составе армии, которые захватили этот кусок моря в 1948-1949 годах. С боями ПАЛЬМАХ преодолел пустыню, феерический марш-бросок, и тут-то в штаб летит легендарная радиограмма: "Мы дошли до конца карты. Что делать дальше?"

На месте конца карты появился и отстроился еврейский город-курорт, город-порт, город-рыбак, город-труженик, вот он на горизонте - Эйлат!


  • 1
Люблю я такие тексты )))
очень мужской текст

  • 1
?

Log in

No account? Create an account