?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях о Нью-Йорке. Часть 9. Нью-Йорк с вертолета.
yanlev
Мы слышали, что изредка вертолеты над Манхеттеном падают, но логично рассудили, что в губернском городе Ярославле гораздо скорее тебе в бочину врежется пьяный укурок, летящий на красный свет, и шансы на это сильно выше.

Что нам теперь, в губернском городе не жить что ли? И вообще, рожденный быть похищенным инопланетянами - не утонет.

Выход из вертолетовокзала на посадочную площадку:



Мне выдали почетную наклейку, что я заслуженный пассажир. Я приклеил туда, где и следует с гордостью нести звездно-полосатое знамя - к сердцу.



Моя легкая ветровка с изображениями нью-йоркских небоскребов не имеет к городу никакого отношения. Вернее, имеет, но я всегда в ней езжу, она удобная. Просто так совпало, что ветровка вернулась на Родину.

Я вообще о ней вспомнил только потому, что на улице меня аборигены иногда спрашивали, где брал, и выискивали на моем боку место своей работы.



Вот так выглядит вертолетовокзал с посадочной площадки:



А вот и наш вертолет:



Сам я пока водить вертолет не научился, поэтому нам дали в сопровождающие умного дяденьку. Который и занимался всеми этими нехитрыми вещицами:



Нам же всем раздали по солидным наушникам, чтобы после полета два дня не орать громко на всю улицу, переспрашивая: ЧАВО?!

В них мы моментально стали похожи на стареющих пьющих диджеев:



ВЗЛЕТ!!

Мы дружно открыли приготовленные рты.

С одной стороны сразу же показался Губернаторский остров, находящийся в километре к югу от Манхеттена. Кончик самого Манхеттена на дальнем плане:



Остров почти всегда принадлежал армии, это видно по сооружениям, и его лишь недавно передали городу. Более половины острова насыпали, когда строили метро, в Нью-Йорке вообще много чего насыпали, строили то много чаво.

Будка, торчащая из воды справа от острова - вентиляционная шахта туннеля, идущего под водой между Бруклином и Манхеттеном.

Кстати, о Бруклине. Вот его порт, совсем рядышком:



А чуть-чуть дальше... дальше видна цель - знаменитые военные Бруклинские Верфи ВМФ США.

Настала пора сбрасывать маски.

Только неискушенный наблюдатель мог изначально принять нас за троих русских провинциальных дурачков, бесцельно шарящихся по Манхеттену, пьющих пиво и фоткающих люки.

При виде Бруклинских Верфей наши добродушные физиономии преобразились.

В глазах появились сталь, скулы выступили, движения стали четкими и уверенными.

Андрюха умелыми действиями разломал свой фотоаппарат на три части, и быстро собрал из него портативный ретранслятор. Я воткнул в него телефонные наушники - антенна!

Я начал вызывать Центр в капюшон куртки.

- Звездочка, Звездочка, как слышишь, приём? Это Сокол-18, повторяю, я Сокол-18.
- Слышу прекрасно, Сокол-18, Звездочка на связи, прием.
- Вижу объекты прекрасно, Звездочка. Первый док - эсминец Ю ЭС ЭС, тип "Арли Берк", проходит перевооружение, второй док - ракетный крейсер тип "Тикондерога", ремонт килевой части, судя по абрису, это "Порт Ройял", далее, третий док - пустой, на пирсах вижу два фрегата и несколько эсминцев, сухой док - кажется, субмарина ЭС ЭС БЭ ЭН семьсот тридцать шесть, "Вест Вирджиния", прием!
- Отлично, Сокол-18, вас слышу, прием, продолжайте
- На берегу, кажется, раскатывают универсального десантника типа "Уосп". В нескольких кабельтовых к югу от верфей вижу идущий малым ходом авианосец класса "Нимитц", скорость пять узлов, курс зюйд-зюйд-вест, идет к выходу из бухты, вероятно, в Норфолк! Судя по абрису и надстройкам, это "Гарри Трумэн"! Звездочка, это всё, прием!
- Сокол-18, вас слышу, конец связи.

Голос на том конце меняется, появляются человеческие нотки...

- И берегите там себя, товарищи.

Шуршание в наушниках. Тишина. Молчание.

Наш вертолет летит дальше.

Увы, увы... мечты, мечты... Знаменитые Бруклинские Верфи, которые во многом создавали флот США на протяжении более чем полутора столетий, с 1806 года, закрыты в 1960-х и проданы городу.

Вид на Верхний Нью-Йоркский Залив, она же просто Нью-Йоркская бухта:



Вдалеке, в десяти километрах виднеется огромный мост Веррацано, связавший Лонг-Айленд и Стэйтен-Айленд, закрывающий выход из бухты в открытый океан.

Вид в другую сторону, на север:



На первом плане три небольших острова: Эллис, Либерти со статуей Свободы, и Губернаторский, на дальнем плане (слева направо) - материковый Нью-Джерси, Манхеттен, и Лонг-Айленд с его Бруклином.

Остров Либерти, некогда маленький необитаемый клочок земли в бухте, приобрел всемирную известность:



О статуе Свободы, освещающей мир, столько всего рассказано, написано, снято, вырезано на партах, что повторяться смысла нет. Для меня лично она наиболее интересна в разрезе тех эмоций, которые некогда испытывали десятки миллионов людей, когда впервые после множества дней пути по бесконечному океану из тумана вырастала она:



Мне очень интересна тематика человеческих миграций. Для меня это один из самых интересных моментов истории.

Именно поэтому мне гораздо интереснее острова Либерти с его статуей небольшой островок правильной формы, находящийся совсем рядом, называется Эллис Айленд:



На нем с 1892 и по 1954 год находился самый крупный в стране приемный пункт Иммиграционной Службы США. Все прибывающие в Нью-Йорк иммигранты, должны были пройти через этот маленький островок, где решалась их судьба.

Только за первые три десятилетия своего существования, до 1924 года, через него прошло около 16 миллионов человек! За 1907 год - 1,2 миллиона! Это и сейчас гигантские цифры, что же говорить о столетней давности.

Едва ли не половина современных американцев может найти в архивах Эллис Айленда своих предков - впервые на американскую землю их нога ступила здесь.

Здесь решалась их судьба - после медосмотра (едва ли не главного критерия допуска в страну) становилось ясно, станет человек американцем, или нет. Знаменитая лестница, ведущая в не менее знаменитый Главный Зал, действительно была лестницей судеб - люди поднимались наверх, сверху на толпу смотрели врачи, и во время первичного осмотра (т.н. "шестисекундного") отсортировывались первые кандидаты на отправку домой.

Денег у нищих иммигрантов, как правило, на билет назад не было, и значительная часть умирала здесь же, в карантине.

Проплыть и испытать столько, видеть Манхеттен на расстоянии вытянутой руки, и бессильно остановиться, смотря на страну мечты - это не пожелаешь никому.

Большей части тем не менее, везло, кто-то покупал билеты на Запад здесь же, в железнодорожных кассах, кто-то шел на паром на Манхеттен, если планировал остаться в Нью-Йорке.

Здесь бушевали такие эмоции, что я просто чувствую мощный шквал энергии, бьющий с острова вверх!

Все суда с иммигрантами из Европы, следующие к Эллис Айленду, следовали мимо статуи Свободы, встречавшей их:



Мне тоже захотелось посмотреть на все это с воды, и мы решили потом поплавать на пароме.

Однако, оставляем острова сзади, и снова подлетаем к Даунтауну:




Зеленый парк внизу - это место, откуда начинался весь город, самый кончик Манхеттена, Бэттери парк и форт Клинтон в нем:



Граунд Зиро - место, где стояли взорванные 11 сентября небоскребы ВТЦ.



Территория под нами - полностью насыпная, строительные работы на Манхеттене освобождали такое количество земли, что остров удавалось ей приращивать:



Отвоеванные у воды земли легко узнать по идеально ровно береговой линии, по прямым углам:



На Манхеттене две четко выраженные группы небоскребов - одна на Даунтауне, где мы сейчас летим, потом следует "прогиб" малоэтажной застройки, а затем - обширный и высокий Мидтаун. Это отчетливо видно на снимке, Даунтаун остался справа и чуть сзади, вдалеке - Мидтаун:



Внизу - зеленые малоэтажные улицы мажорно-нажорного Гринвич-Виллидж, или просто Виллидж:



Мидтаун приближается:



Дяденька, данный нам в помощь при обращении с вертолетом, тоже глазеет вовсю:



Вот отчетливо видна граница между высотным Мидтауном и малоэтажными районами:



Малоэтажная застройка при ближайшем рассмотрении может оказаться и десяти, и двадцатиэтажной. Просто на фоне небоскребов она выглядит низенькой:



Общий вид Мидтауна:



Крупнее:



Из-под воды выныривают железнодорожные пути, ведущие к Пенсильванскому вокзалу, за ним виднеется Мэдисон Сквер Гарден, за которым спрятался скромный Эмпайр Стейт Билдинг:



Слева внизу высокое красное здание, за ним еще более высокое зеркальное - вот там то мы и живем:



Три скупых мужских слезы скатились по небритым щекам и упали в вертолетный пол. Дом!

Обернувшись назад, можно увидеть широченный Гудзон. Слева - Манхеттен, справа - Нью-Джерси:



Совсем недалеко от нашего дома на пирсе опытным шпионским глазом замечен авианосец "Интрепид":



От него отчетливо видно, как наш малоэтажный бандитский район Адская Кухня вдается в небоскребный Мидтаун:



Мидтаун закончился, начался гигантский правильный зеленый прямоугольник Центрального Парка:



Большое озеро в нем, если мне не изменяет память, водохранилище имени Жаклин Кеннеди-Онассис.

За парком вертолет развернулся, и мы пошли вниз по Гудзону, назад.

Теперь по борту развернулись застроенные просторы штата Нью-Джерси:



Гигантская развязка слева - это въезд в Линкольн-туннель, он выпрыгнет из под Гудзона недалеко от нашего отеля.

Скромное очарование Джерси-Сити:



Деловой центр города, образует отдельную небольшую группу небоскребов:



Пролетаем мимо самого высокого здания штата Нью-Джерси:



"Там, где раньше тонула в непролазной грязи крестьянская телега, где ютилась жалкая лачуга батрака, взметнулись на нью-джерсщине трубы гигантских заводов, раскинулись аккуратные кварталы новых советских микрорайонов":



На минуту я почувствовал, что чувствовали летчики люфтваффе, паря на своих "рамах" над нашими городами. Сколько раз я увлажнялся, рассматривая рассекреченные немецкие архивы - не счесть! Особенно разглядывая родной Ярославль, с указанием немецких целей:



Я родился в СССР, очень любил до своих девяти лет Владимира Ильича Ленина, и множество раз мечтал лично вцепиться своими мальчишескими зубами в горло проклятой эсеровке Фанни Каплан, если бы оказался рядом. Я - советский мальчик, вот и сейчас, вспоминая немецкие снимки, в голове пляшет белый карандаш, как бы невзначай обводя увиденное на земле.



"Так, на стороне Нью-Джерси вижу на путях около пятиста вагонов, одиннадцать локомотивом под паром, судно береговой охраны, машиностроительный завод, казармы Национальной Гвардии, и, вероятно, две батареи зениток рядом с Макдональдсом"

Однако, всему приходит конец. Летали мы и так наверное, почти под час, пора снижаться.

Я сделал выводы из полета, что слишком много отвлекался на фотографии, в итоге реальных эмоций получилось меньше. Основная моя эмоция была, глядя на Манхеттен - как вся эта гигантская хрень под землю не провалилась под собственным весом.

Фотографии способны передать 10, ну может 20 процентов впечатлений. В случае короткого полета лучше попытаться получить эмоции по максимуму, прочувствовать их, и запомнить, нежели постоянно пялиться в объектив.

На память достаточно сделать пару-другую снимков.

Эти мои выводы, сделанные от полета сразу по приземлению, я запомнил, и впоследствии даже успел реализовать, когда летал над водопадами Игуасу. Так оно и вышло - когда не снимаешь, эмоций гораздо больше.

Но естественно, полет и так запомнился.



Ну, что, садимся в Даунтауне!



Крупнее:



О, а вот и паром, на котором можно проплыть мимо статуи Свободы, идет на Стэйтен-Айленд!



Надо будет сходить, но ведь, как говорит известная персидская мудрость, "паром - не паром без бутылки портвейна". Надо где-нибудь здесь найти портвейн, да и перекусить хоть что ли. На поиски!

  • 1

полет над гнездом кукушек

Здоровский пост, очень интересно посмотреть на НЮ сверху, особенно когда там не был ни на земле. Теперь лучше представляется город в пространстве.

Re: полет над гнездом кукушек

Основная причина полета)

а есть в этом что-то такое эдакое.

Да, уровень развития водного транспорта (количество причалов и т.д. и все используется активно), вызывает зависть у меня. У нас в Питере увы все не так, особенно это касается гражданских частных судов.

  • 1