Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях о Нью-Йорке. Часть 19. Велопробег по Гарлему.
yanlev
Очередной нью-йоркский день начался для нас традиционно в семь утра:



Голуби летят над нашим Нью-Йорком, голубям нигде преграды нет.



Бесспорно, чугунные фризы - одна из фишек города.

На родной Адской Кухне открываются магазинчики:





"Дели" в Нью-Йорке называются, как правило, магазинчики и забегаловки. Семеро братьев косвенно напоминают нам о том, что как и в любом крупном городе загнивающего Запада, подобные заведения держат сплошь пакистанцы, индусы, вьетнамцы, малайцы, и кого у них там только нет.

Понравилась реклама Файненшл Таймс:



"Сенбернары - это такая порода собак, которые ищут пропавших альпинистов. Тем и живут."

Наш завтрак в одной из бесчисленных кандеек у нас на районе тоже не отличался новизной:



В стаканах, конечно, водка. Мы же русские.

А куда это мы так целенаправленно прём? Конечно же, на Коламбус Серкл, рядом с Центральным Парком. Ведь вчера вечером в баре нам в голову пришла светлая мысль взять напрокат велосипеды и прокатиться по Гарлему. Ведь совершенно непонятно, как Гарлем жил все эти годы без пристального внимания Яна, Андрея и Валентина, это полный непорядок.

Велосипеды пачками сдают напрокат именно в районе Коламбус, потому что она рядом с парком, а в городе большое количество желающих погонять по нему на байках. И как и водится, щедрое капиталистическое предложение приходит на помощь спросу, за достойное денежное вознаграждение.

На круглой, как блин, площади (она же Серкл), трется немало негров с предложениями о прокате:



На заднем плане - ростральная колонна с самим Колумбом. Три высовывающихся ростра (нос корабля) - наверняка, три судна Колумба, "Санта-Мария", "Пинта" и "Нинья", это никаких путеводителей читать не надо, это вам каждый китайский турист скажет.

Я кстати люблю поболтать с азиатскими туристами, они такие беззащитные. Жаль, не все говорят по-английски. Надо будет как-нибудь поставить их в тупик вопросом, почему Америку назвали Америкой, её же Колумб открыл. Несправедливо типа как-то. Колумбия должна быть. Посмотрим, как турист выкручиваться будет.

На самом деле, на мой взгляд, всё довольно-таки логично. Колумб, хоть и открыл континент, и исследовал его немало, до победного был уверен, что он в Азии. До него только под занавес стало доходить, что что-то нечисто, да поздно пить боржоми, когда почки отвалились.

Америго Веспуччи же, колумбов друг, открыл еще больше, но главное - он впервые воспринял континент как нечто совершенно новое, предложил его назвать "Новый Свет", тщательно исследовал флору, фауну, и танцы местных народов. И что немаловажно - красиво все преподнес европейцам, так как был хорошим писателем, и было издано немало его очерков, путевых дневников, заметок. Вот и решили назвать в его честь.

Колумбу же придется довольствоваться названием реки, названием государства, канадской провинцией, федеральным столичным округом, да сотней городов и деревень по всему материку. Ну и памятью благодарных потомков, конечно.

Ладно, вернемся к нашим велосипедам:



Удобные. Полезно. А главное - на них можно увидеть раз в десять больше, нежели пешком. Я давным давно пришел к выводу, что велосипед - лучшее средство для знакомства с незнакомым городом, в поездках по России всегда пихаю вел в машину, а по приезду начинаю рыскать на нем по новой территории, как шакал.

Аренда великов в продвинутых городах - это, конечно, великое благо. Я бы поцеловал в макушку человека, кто это придумал. Ну или группу людей, я готов поцеловать много макушек.

В некоторых городах, где нет проката, лучше даже купить простой велик баксов за 100-150, обследовать на нем всё что можно и всё что нельзя, а потом сбросить в реку с моста. Или подарить детям. Впечатления не купишь ни за какие деньги, а тут впечатлений выходит раз в шесть больше, чем при прогулках пешком, на машине, да на чем угодно, хоть на мулах. Именно так я и хотел сделать при инспекции города Харькова в мае 2013 года, но трагедии не произошло - велосипед в реку сбрасывать не пришлось, ведь как раз за несколько месяцев был открыт первый в городе прокат.

В общем, как взял велосипед, так сразу почувствовал себя другим человеком.

Валентин с Андрюшей разделяют мои велоубеждения и тоже довольны, як Стас Михайлов после удачного концерта:



Кстати да, мы уже в Центральном Парке:



Было воскресенье, и уже с утра там было полно народу. По беговым и велодорожкам мчались, обгоняя друг друга, тысячи людей. Мужчины, женщины, дети, собаки, мужчины на собаках, дети на женщинах, самокаты, велосипеды - все смешалось в едином мчащемся порыве. Нью-Йорк БЕЖАЛ:



Мы тоже подключились к всеобщему безумию, и стремглав понеслись по восточной дорожке, обгоняя ветер и бегущих негров в наушниках. Ближе к северной части парка, народ поредел, а затем и пропал. Парк вообще довольно четко зонирован - южная часть, прилегающая к Мидтауну, очень оживленная, с развитой инфраструктурой, с катками, кафехами и блэк-джеком, а северная, прилегающая к Гарлему, величественно пустынна.

Водохранилище Жаклин Кеннеди-Онассис:



Небольшой перерыв на стратегическую планерку по захвату Гарлема:



Полиция всемером проверяет мужика:



- А ну покажи нью-йоркскую регистрацию. Как нет? Пойдем в отделение разбираться.
- Может как-нибудь так решим, мужики?

Наконец, Центральный Парк закончился, и начался Гарлем.



Многие почему-то ссут туда соваться, но после того, как мы с Валентином как-то вечером посетили милый райончик под названием "Куба", что на окраине города Екатеринбурга, Гарлем выглядит смешно.

Вообще, слыша слово "Гарлем", воображение большинства людей рисует себе черное гетто где-то далеко на окраине Нью-Йорка. Трущобы, грязь, в бочках костры горят, вокруг греются негры с ножами, остовы сгоревших машин, в них играют чумазые черные дети, плачут некормленные младенцы, во дворе визжит собака - её решили зарезать на ужин. Гарлем, одним словом.

Для многих удивительно, но Гарлем находится на Манхеттене, в сердце города, и начинается прямо от Центрального Парка. Это очень большой и очень разный район, который, в свою очередь, делится на еще несколько.

Гарлем занимает почти всю верхнюю часть острова Манхеттен, и вытянулся вдоль одноименной реки, которая отделяет остров от Бронкса, от материка.

Это Аптаун, пожалуй, самый нераскрученный и неизвестный публике район Манхеттена. Хотя здесь полным полно интересного, от мемориала Гранта и самого большого городского собора, до легендарного "Коттон Клаба" (где родился как явление джаз) и Колумбийского университета, на осмотр которого можно убить целый день.

Но оно и к лучшему - в основном это тихое место, которое не беспокоят своим присутствием дикие толпы в сланцах и майках "Ред Си Дайвинг".

Мы нормально поколесили по Аптауну, зацепив и Колумбийский Университет, и кварталы т.н. "испанского Гарлема" (там преимущественно латиносы), он восточнее, и кварталы черного Гарлема, он севернее.



Однако, обо всём по порядку.

Несмотря на тот факт, что в Гарлеме по-прежнему не рекомендуют появляться без лишней необходимости, особенно в темное время суток, и просят соблюдать разумную осторожность, Гарлем, как говорится, уже совсем не торт.



История района началась еще в конце 19 века, когда бурно растущее население Нью-Йорка начало осваивать окраины, бывшие когда-то фермами да полями. Местность называлась Гарлем, в честь голландского города Харлем, оттуда были первые колонисты, появившиеся здесь. Вот еще одна коллизия отечественной географии. Название идентичное, но голландский город на всех русских картах пишется, как Харлем. А район Нью-Йорка - исключительно Гарлем, никакого Харлема, хотя именно так он и произносится.

Территория Гарлема холмиста, и местность облюбовало обеспеченное белое население, желавшее вырваться из шумного мегаполиса на обдуваемые ветерком холмики северной части Манхеттена.

Район был застроен хорошими добротными домами в европейских стилях - от викторианского до ар деко. Но предложение превысило спрос, жилья построили слишком много, а люди стали предпочитать другие районы. Цены на недвижимость упали, чем и воспользовалось тысячами прибывавшее в город черное население.

После отмены рабства негры долго не знали, чем заняться, ну это логично - поили, кормили, заставляли работать, думать не надо, и жизнь предопределена. А тут ррраз - и свобода. Делай что хочешь. Хочешь пляши в присядку, хочешь чеши на все четыре стороны, хочешь ром пей. Что, в общем-то, черное население Юга и предпочло делать - после окончания Гражданской войны и отмены рабства в Южных штатах произошел небывалый всплеск потребления алкоголя, а затем суицидов.

Свободные негры хлынули в крупные города, и в первую очередь в Нью-Йорк. А тут опа - хороший райончик с самыми дешевыми ценами в городе. Гарлем. Так он и стал черным гетто. Все свои селились здесь.

Но вплоть до середины XX века Гарлем был средоточием афроамериканской культуры, здесь проживала и элита, обеспеченные преуспевавшие черные. Здесь зародился как массовое явление джаз, и послушать великих исполнителей съезжался весь город.

Но к 50-м все это исчезло - элита уехала в другие, более приятные места города, культура рассосалась по стране, цены еще больше упали, хлынуло отребье, и район стал тем самым старым добрым Гарлемом, где по десять убийств в день, 70% от числа наркоманов в городе, полиция не появляется, а магазинов нет - их все равно ограбят.

Это 1960-е - 1980-е, очень сложный период для всего города, а Гарлем - как парадная витрина всех прелестей, происходивших в Нью-Йорке в то время. Кстати, в середине 1970-х город хотели признать банкротом, он был на грани дефолта, но вытащили всей страной.

В 1990-х ситуация в Гарлеме стала меняться. Теория разбитых окон Рудольфа Джулиани добралась и до этого самого мрачного района города - его отмыли, привели в порядок, наводнили полицией, кого надо - посадили, а активисты уже сами сыграли в ящик от передоза.

Квартал за кварталом с помощью мелочей Гарлем делали привлекательным для пусть и небогатых, но порядочных граждан. Например, для студентов близлежащего Колумбийского универа.

И район преобразился. Несмотря на тот факт, что здесь по-прежнему может быть весело, но как минимум веселье носит очаговый характер, и днем здесь вполне спокойно можно гулять любому, даже, прости Господи, лоховатому снежку.

- Эй, снежок, ты че тут ищешь? А ну ка иди сюда. Деньги есть?

Вот классическая застройка Гарлема - огромные доходные дома начала XX века, состоящие из небольших квартирок:



Здесь очень много церквей, всех религий, направлений, толков и кривотолков. Обычный подъезд может оказаться церковью каких-нибудь "Верующих в помогновение Святого Луки". Много и церквей в классическом понимании этого слова:



Негры обожают церкви. Давным давно установлена связь между уровнем дохода и верой в Бога. Чем беднее человек, тем он более верующий. Чем богаче - тем меньше веры. Если негр вдруг разбогател, он почему-то теряет веру в помощь Святого Луки, и все реже ходит на песнопения.

Если вокруг много церквей - значит, район бедный.

В Гарлеме много - значит, район по-прежнему не из лучших. Но потихоньку вылезает:



Чем-то фарцуют, куда-то стоит дикая очередь:



В церковь на воскресную мессу? Но толпа вроде преимущественно белая. За сигаретами и пивом?

Подозрительных личностей нам так и не встретилось, даже в стремных кварталах. Может, было 9 утра и подозрительные личности еще спали после вчерашних убийств и изнасилований?

В любом варианте, в случае неприятной встречи, мы надеялись на велосипеды.

В смысле, велосипедом очень удобно драться. Вы не пробовали? Очень действенно, конкуренты отлетают только в путь.

Когда мы с Валентином идем в очередное интересное место, ну вроде той же "Кубы" в Екатеринбурге, или окраины Рио-де-Жанейро, мы всегда заранее договариваемся, будем ли в случае чего махаться, или же убегать. Ну, чтобы потом была согласованность действий, а то один свалил, второй остался. Как потом смотреть друг другу в глаза? Непорядок.

Как правило, тактика зависит от количества выпитого, от атмосферы, от численности конкурентов вокруг.

Ну а сейчас, с велосипедами, у нас вообще все козыри на руках.

Помните, дети, Гарлем это очень, очень опасно, никогда не ходите туда:



В Гарлеме были обнаружены и свеженькие, ароматные пополнения нашей коллекции штатов.

Очень красивая Одинокая Звезда - Техас:



Единственный штат, вошедший в Союз будучи независимым государством. Чем пользуется и поныне. Говорит, мол будете обижать, уйду нахрен, тварь я дрожащая, или право имею.

Дикая и прекрасная Западная Вирджиния:



Жаль, что номер не такой прекрасный, как они позиционируют свой штат.

А вот у штата Миссисипи с этим все в порядке:



Кстати, сколько штатов уже набрали, а родной штат Нью-Йорк как-то обошел вниманием:



Смачный синий плевок в центре номера - это, конечно, контуры штата.

На радостях и канадскую провинцию Онтарио с городом Торонто возьмем в собрание, че, чуваки зря приехали что ли:



Любопытная гарлемская деталь, рисунок на бетонном тротуаре:



Реклама парикмахерской:



"Если вы не можете вырастить их, Вероника пришьет их вам". Нормуль.

Наверное, это Вероника Кастро на пенсии открыла свой бизнес в Гарлеме.

Район живет своей жизнью. Свадьбы, дни рождения, похороны:



Любой каприз за ваше пособие.

Очередная церковь, по виду солидная, столетней давности точно:



Мы плавно перетекли в очередной микрорайон в Гарлеме - Гамильтон Хайтс.

Хайтс - это высоты, и верно, дорога взмыла на холм, ну и мы, счастливые и потные, вместе с ней:



Этот район, поскольку находится на холме, на рубеже 19-го и 20-го века застраивался особенно роскошно. Пару кварталов белые не сдавали даже когда вокруг было черное криминальное море:



Кстати, о черных.

Вероятно, после всех моих гнилых размышлений, кому-то может показаться, что я их недолюбливаю, или даже это, как его, прости Господи, расист.

Это, конечно, инсинуация. Порой я с удовольствием общаюсь с неграми и покровительствую им.

Например, совсем недавно в губернском городе Ярославле, в котором последние годы произошел резкий рост численности чернокожего населения (было около десяти, стало штук семьдесят), я вступил в дружественную беседу с гостем из Африки.

Негр покупал бутылку водки в магазине "Виномания", и предательски краснел. Снег в декабре 2013 года выпал поздно, зато сразу по колено, и бедолага выглядел полностью охеревшим и потерянным. Я был в хорошем расположении духа (а в каком еще быть, если пришел в "Виноманию"?), и вступил с братом по разуму в светский диалог.

- Хелло, мистер, откуда вы приехали? Вере аре ю фром? - продублировал я свой вопрос на случай того, если брат еще не в полной мере выучился языку нашей титульной нации.

- Я прьиехаль из Ангола - доказал свои знания заморский гость.

- О, Ангола! А откуда из Анголы? Луанда или провинция? Кабинда, Бенгела?Фала Инглеш? Руссо?

У негра начали округляться глаза. Я его понимаю. В Ярославле, по яйца в снегу, на краю света, за которым начинается чистилище и ад, в алкомагазин зашел веселый русский (а я, конечно, был весел, что грустить то) и что-то втирает про его Родину.

- Я из Луанды - наконец нашелся негр. По-русски говорью... А ви откуда знаете?
- Люблю путешествовать. Вы уже полюбили водку? Хорошее начало. Что делаете у нас? Учитесь?
- Да, учусь здиесь запускать ракеты.
- А, ну успехов, обригадо, адьо! - достал я из себя остатки знаний по-португальскому и ушел, оставив негра думать о вечном.

Надо отметить, что несмотря на тенденции последних лет, Ярославская губерния, как коренная территория великороссов, продолжает сохранять благородный белый арийский пьющий облик. Даже с учетом афрокавказцев и всех узбеков-нелегалов, титульная нация все еще около 90%, и поэтому негр на заснеженных арийских улицах бросается в глаза так же, как мой одухотворенный белый лик бросался бы в глаза в Луанде.

Но мне везет, и на следующий день в супермаркете я встретил сразу троих. Думаю, сразу доебаться до них, откуда и с какой целью приехали, нарушаете нам статистику, или спокойно купить своих тарталеток и свалить. Я в целом люблю потрындеть с иностранцами в нашем городе - это как правило интересные личности, ну, не считая немецких пенсионеров с теплоходов, с этими давно всё ясно.

А потом смотрю - а весь персонал магаза в таком напряге, как будто сейчас их грабить начнут, как в голливудских фильмах. Все в стойках, глаза стальные, губы сжаты. Щас начнется что-то. Но негры спокойно пробили свою нехитрую продуктовую корзину (плавленый сыр, колбаса, лимонад "Колокольчик", водка), и покинули зал.

Что тут началось! Продавщица орет одна другой - Наташка, проверяй! Наташка несется вдоль витрин, где ходили заморские гости, лихорадочно что-то ища глазами. Подбегает вторая, начала помогать.

- Блин, пачки кофе нет! Дорогого! Было три, стало две!!!

Охранник начинает причитать: - Да как же так, я же смотрел, глаз не сводил! КАК??! Не может быть! Точно нет?! Бля... я же знал, я же знал ЧТО ЭТИ СВОЕГО НЕ УПУСТЯТ!!!

Вот она, репутация. Магазин находится как раз напротив военной общаги, где живет некоторое количество африканских гостей, которые учатся запускать ракеты.

Вот и Гарлем пал жертвой своей репутации. Сюда по-прежнему опасаются ходить туристы, особенно вечером.

Но Гамильтон Хайтс, как часть Гарлема, изменилась. В 1970-е негров в этом районе стали менять латиносы, в первую очередь доминиканцы. В 1990-е добавились студенты и азиаты, или и то, и другое в одном. Наконец, с середины 2000-х южную часть некогда престижного Гамильтон Хайтс снова стали заполнять белые неиспанского происхождения. А это, как известно, верный признак того, что с районом всё снова в порядке.



Район очень красивый и очень интересный, обделен вниманием публики, и это очень хорошо. Здесь очень похоже на Европу, очень много интересных зданий столетней давности:



Еще Гамильтон Хайтс, кстати, был частично и русским районом - в первой половине 19-го века здесь предпочитали селиться белоэмигранты, действовали две православных церкви.

Свое название местность получила от загородного дома Александра Гамильтона, моего любимчика, о нем я уже говорил ранее. Дом 1802 года постройки сохранился:



Высоты были крайней северной точкой нашего маршрута. Вдалеке маячила гигантская колокольня церкви в Риверсайд, как утверждают, самая большая в мире:



Еще там самый большой колокол, самый большой орган, и вообще все самое большое, потому что это Америка, и это Нью-Йорк. 21-этажную церковь построил, конечно же, Рокфеллер. В 1930 году. Лучше всего церковь в Риверсайд воспринимается с воды Гудзона. На воде Гудзона мы не были, поэтому честно украдем картинку из интернета, что его, зря сделали что ли:



На колокольне обзорная площадка, но куда же мы с велосипедами, в храм то Господень.

Поехали лучше к Колумбийскому Университету.

Он находится не очень далеко, занимает множество кварталов, и представляет собой мини-город. Вот начались его факультеты:



Вход на территорию Колумбийского Университета через аллею, рассекающую территорию надвое:



Там много всего интересного, и если бы мы хотели посмотреть, нам туда. Но мы помчались дальше - впереди много важных дел.

Скоро слева открылся самый крупный в Нью-Йорке собор, даже в объектив не влез. Кафедральный собор Святого Иоанна Богослова:



Проект, начатый 120 лет назад, был просто грандиозен. Он и сейчас, кажется, 4-й по величине собор в мире. Стройка то прерывалась, то возобновлялась, в зависимости от наличия средств. Сейчас стройки не наблюдается, стало быть, опять бабла нет. Собор готов где-то на две трети, нет купола, колокольни, левой башни, пары нефов и еще чего-то. Из-за длительности строительства доброжелательные нью-йоркцы переименовали храм в "Собор Св. Иоанна Незаконченного"

Но славится собор не сколько сроками стройки, а своими экстравагантными фишечками. Весь он перенасыщен творческими решениями, какими-то интересными детальками (зачастую жуткими), инсталляциями, загадками и откровенной хренью.

Внутри, например, есть витраж с кораблем "Титаник". Но самое известное - это капители колонн на вратах собора. Одна краше другой. На одной с Бруклинского моста автобус падает в воду:



А самая известная, как её окрестили, "Предсказание 11 сентября":



После такого композиция "Борьба добра со злом" у входа в собор кажется невинной детской забавой:



Внутрь собора не пошли, мы же с великами. Как выяснилось, зря. Внутри ребята тоже не скучают.

"Благословение велосипедов в соборе Св. Иоанна Богослова":



Блин, надо в Ярославле тоже договориться с каким-нибудь батюшкой.

Едем дальше.



Сделав кольцо, снова вернулись к Центральному Парку, только к северо-западному углу. Ехать решили не по парку, а по Пятой Авеню, её отрезок вдоль парка мы ещё не видели.

Он называется "Музейной милей", интересно, почему. Может, там много музеев?

Действительно.

Музей Соломона Гуггенхайма:



Недалеко, расположенный прямо в парке, выходит на Пятую Авеню музей Метрополитен:



Не пошли, конечно.

Рядом памятник, судя характерным шлемам, погибшим в Первую Мировую американцам:



- Пап, смотри у мужиков шлемы какие прикольные! Давайте всей семьей щёлкнемся! Это пожарные?

А вот и Джорджия нашлась:



Флойду привет.

Вскоре Пятая Авеню оказалась перекрыта:



Как выяснилось, ожидался какой-то парад или шествие в честь латиноамериканских стран.



Полиция выставляла ограждение:



Как нельзя пересекать? Мы не знали. Мы не понимаем по-английски. Мы плехо владеть языка. Путин водка балалайка Горбачев дружба. Бай.

Сверху за нарушителями общественного порядка зорко следила копобудка:



Машина приезжает куда надо, будка выдвигается вверх - и оп, уже не так хочется нарушать.

Это уже Гранд Арми Плаза. Площадь находится на юго-восточном углу Центрального парка, "уравновешивает" Коламбус Сёркл, находящуюся на юго-западном, и также очень оживлена.

Здесь находится главный магазин Эппл - "куб":



... и известная гостиница "Плаза", один из самых узнаваемых отелей в мире:



Именно здесь безобразил Крокодил Данди и Один Дома-2. Кстати, последний вроде спился. А был такой миленький мальчик.

На площади доминирует генерал Уильям Шерман - герой Гражданской войны в США:



Северянин, конечно. Танки, названные его именем, стали гораздо более узнаваемы по всему миру, нежели сам генерал.

Вся площадь, Гранд Арми Плаза, названа так в честь Великой Потомакской Армии, одной из основных сил, действовавших на стороне северян. Нью-Йорк был одним столпов юнионистов-северян, здесь не место героям Конфедерации.

- УРА! Ура Конфедерации! Смерть генералу Гранту! Да здравствует генерал... как его там...
- Ли.
- Да здравствует генерал Ли!!! Господь с нами, потому что он тоже ненавидит янки!!!
- Нет, господь не с нами, потому что он ненавидит идиотов...

Ну ладно, что, пора бы и честь знать... итак почти 18 километров намотали.

Надо сдаваться.



Избавившись от лисапедов, мы сели на бордюр и стали строить дальнейшие планы. Весь город лежал у наших ног.



Что делать? Чем заняться? Куда направить свою позитивную благостную молодеческую энергию?

Сходить что ли на "Американскую ужасную историю"?



Или на тематическую вечеринку "Усы твоего отца"?



В итоге мы на несколько часов разошлись - Андрюха отправился на свой БиБой фестиваль, он тут рядом, а мы с Валентином порулили к Гудзону пить пиво, задумчиво плевать в воду, и глазеть на хваленый авианосец "Интрепид".

  • 1
(Deleted comment)
Отлично,Ян Саныч,отлично!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account