?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Эмоции в фотографиях о Южной Америке. Часть 2. Дорога от Ярославля до Майкопа и смальца Воронежа.
yanlev
Я впервые ехал за рулем на Кавказ - это около 1700 километров.

Подготовления к поездке, как и у любого серьезного шофера, были очень тщательными. Дорога-то дальняя, мало ли что. Я с деловым видом попинал переднее колесо (одно), задумчиво посмотрел на выхлопную трубу, открыл капот, вымел оттуда листья с прошлой осени, и услышав мерное журчание двигателя, авторитетно заявил:

- Работает! Всё в порядке, можно ехать!

И мы поехали.

Мы - это я, две девушки, и два дитяти - авторитетная путешественница и авантюристка Ася Яновна, и её ушловатый компаньон и подельник, по совместительству двоюродный брат, Тимофей Андреевич.

Малолетние бандиты, Ася Яновна и Тимофей Андреевич, обещали сделать 1700 километров очень томными и незабываемыми, поэтому мы решили сделать пит-стоп где-нибудь посередине маршрута.

Выбор, конечно, пал на город Воронеж.

Конечно - это потому что я давным давно хотел побывать в Воронеже. Во всей Европейской части территории Самой Светлой Страны На Свете осталось всего лишь два крупных знаковых областных центра (с населением больше полмиллиона) - это Воронеж и Саратов. Еще, конечно, существует город Пенза, но последние десять лет Пенза сама не может определиться, полумиллионник она или нет, и численность её населения трепыхается в зоне риска.

В любом вояже самое лютое, конечно - это не проехать 1700 километров, и даже не протяжные крики с заднего сидения молодых сорванцов и повес - Аси Яновны и Тимофея Андреевича, а самое лютое - это объехать город-герой Москву.

Стоя в вечных пробанах на въезде и выезде шестой час, отрешенно глядя в лобовое стекло, губы сами начинают шептать, заклиная немедленно прибыть на место четырех Всадников Апокалипсиса (а это, как знает каждый шлифовальщик Даниловского завода деревообрабытвающих станков - Чума, Война, Голод и Смерть).

Но даже на МКАДе в час пик всегда есть место интересненькому:



Ну или вот:



Я, если честно, давным-давно уже не жду.



Однако, выехав на трассу М-4 "Дон", открываются совсем другие картинки.

На минуту всем показалось, что мы в Европе. Глаза непроизвольно ищут дорожный знак "Peage":



Да, это платная дорога.

От Москвы до Воронежа было два участка, сейчас хотят продлевать.

Ну чем, например, не Швеция:



И то, мог привести в пример любую страну Европы, а Швецию взял в пример потому, что небо низкое и серое, всё, как надо.

Скоро будут вводить новые пункты оплаты, новые Пижи:



За Тульской областью проезжаешь невидимую границу, после которой кардинально меняется пейзаж. Да и не только пейзаж - меняется температура, деревья, архитектура, да и люди вместе со всем этим.

Лес потихоньку расступается, открывая места широким просторам, а затем и вовсе исчезает:



Это великая граница между лесом и степью - невидимая линия, которая делит не только территорию, но и содержание голов.

Здесь проходит климатическая изотерма - всего лишь триста километров к югу от Москвы климат становится теплее, а неплодородные почвы сменяет чернозем. Люди, соответственно, тоже идут уже другие - пооткрытее, повеселее, но при этом поприжимистее и при внешнем неподдельном радушии еще больше себе на уме.

Я уверен, что русский народ состоит из трех ярко выраженных этносов, назовем их условно "северяне", "южане" и "сибиряки", и множества субэтносов.

У всех у них масса признаков, наличествуют соответствующие характеры и темпераменты, но здесь речь не об этом.

В местах соприкосновения этносов есть подобие буферных зон, где черты одного переплетаются с чертами другого. Город Воронеж находится как раз в таком "буфере" - здесь Юг переплелся с Севером. Чуть севернее лежащая Тула - это уже классический "северный" город, а находящийся южнее Ростов - это классика Юга.

Мне все это очень близко, я люблю географию, социологию, этнографию, и мне доставляет безудержное удовольствие подмечать все эти "литтл дифференс" в людях и в окружающей действительности.

И воронежское "хгэканье" мне сразу говорит - мой родной Север почти закончился.

Воронеж радостно встретил нас гигантской пробкой на въезд:



И этот город не избежал общероссийский бич - сверкающая стеклянная хрень над дорогой, гордость муниципального чиновника, надземный переход:



Старперам из советского прошлого, проектирующим городскую инфраструктуру, это кажется сверхкосмическими нанотехнологиями, "прям как на Западе".

Надо отметить, что всё с городской инфраструктурой у нас было бы лучше, если бы господ, за нее отвечающих, состарить лет этак до 70-ти, дать коляску с любимой внучкой, и предложить перейти по построенному ими же надземному переходу дорогу.

В пробке удобно фоткать всякие интересности за окном.

Редкий пример современной кирпичной рекламы, или, как я её называю, "пиксельной":



Апофеоз кирпично-пиксельной рекламы пришелся в СССР на 1980-е годы, правда, рекламировалась как правило ленинско-марксистская идеология и достижения страны советов.

С моей точки зрения, лучший пример из виденного находится на окраине родного губернского города.

Что пропагандируется, ясно не совсем, но каждый раз, видя "Человек. Земля. Вселенная", я сразу ощущаю бессмысленность своего существования и мне хочется засадить бутылку водки.



Чем, собственно, с успехом и занимается окрестное население.

Так вот, странно, что столь эффективный и недорогой способ рекламы не взяли на вооружение современные капиталисты. Ничто не мешает выкладывать из кирпича на торцах домов тематические композиции, жизнеутверждающие лозунги, фрагменты сказок, порносцены, что угодно.

Вот в Воронеже компания КИТ (занимается жилым строительством), как мы видим, унаследовала связь с советским прошлым, сделала выводы - и вуаля, Ян Александрович, заезжий гастролер с севера, до этого дня духом не ведающий о строительной компании КИТ, лезет в поисковик и узнает о факте её существования. Работает!

Пока мы заселялись в гостишку в центре города, смерклось, и много фотокарточек сделать не удалось, да и не хотелось - устали.

Город большой, размашистый, и очень живой.

Театр:



Изящная сталинка:



Сфоткал, конечно, исключительно из-за фронтона с барельефом "Облпотребсоюз. 1950-1953". Воронеж вообще заповедник пышной сталинской архитектуры. Город в войну рассекала надвое линия фронта, и от губернского Воронежа осталось не так уж и много, но небольшими островками присутствует:



После войны Воронеж отстраивали одним из первых, весьма пышно и качественно. Разрушения царского Воронежа позволили прорубить гигантские имперские проспекты:



Сталинская архитектура мне запомнилась еще во время моего предыдущего заглядывания в город, в 2001 году. Заглядывания - это потому, что дальше привокзальной площади нам засунуть свой любопытный нос так и не удалось. Привокзальную площадь обрамляет шикарный сталинский ансамбль, это я четко помню.

Тот визит и за визит считать нельзя, мы не пробыли в городе и двух часов. Мы - это мой подельник и сокамерник Валентин, и Виталий. Тогда, помнится, мы бомжевали на электричках в Геленджик и Новороссийск. Почти трое суток пути, и совершенно бесплатно! Ярославль - Александров, Александров - Москва, Москва - Коломна, Коломна - Рязань, Рязань - Ряжск, Ряжск - Грязи, Грязи - Воронеж, Воронеж - Лиски, а в Лисках мы на халяву случайно залезли в вагон с синими студентами аж до Краснодара.

В Воронеже мы выгрузились на пригородной станции с манящим названием "Отрожка", там сидели на бетонном берегу Воронежского водохранилища, грустно плевали в воду, и прикидывали, хватит ли денег нам на пропитание, или как обычно, придется на юге красть с колхозных садов яблоки и абрикосы. Молодость!

И вот, я снова в этом городе... продолжаем.

Чугунная ограда, тоже начала 1950-х очень пышная, столичный размах:



Завешали правда всякой сранью всю красоту, ну да ладно, это, как говорится, не главное, главное - купить золотую машину.

А эту рекламу я заснял, потому что заинтересовался историей происхождения названия:



Каляев - кто это? Мне нет покоя, я больше не смогу спать. Так зовут толстосума, владельца шубной фабрики, или название имеет отношение к Ивану Каляеву, метавшего бомбу в Кремле в 1905 в великого князя Сергея Александровича и убившего его? Тогда причем тут шубы?

Правильный ответ: а хер его знает.

Вероятно, эта московская фабрика некогда находилась на улице Каляева (их немало по стране было), а может, это действительно фамилия отца основателя.

Продолжаем мини Воронеж-тур.

Эмалированная табличка с названием улицы, где мы жили (советская классика, ничего особенного), здесь самое интересное - это домовой знак-монстр:



Как и во многих российских городах, современным воронежским градостроителям не дается умение облицовывать круглые объекты:



Как известно, умение выложить кирпич или тротуарную плитку по ровному кругу - это уникальное древнее умение, передающееся по наследству от отца (старого слепого седого мастера, живущего высоко в горах) к сыну. Познать и понять его дано не каждому, это очень и очень сложно, семейные династии тысячелетиями оттачивали свои уникальные технологии, и в наши суровые дни правильно облицованный люк или круглое окно в стене доступно лишь единицам.

Вот еще один классический пример утери уникального искусства, на этот раз из губернского города на Верхней Волге. Если в царское время кому-то еще было доступно сделать круглое окно, то теперь всё, перевелись хранители легендарных круглых технологий:



В Воронеже довольно пыльно - вокруг города начинаются открытые пространства, южнее вообще степи, и как и любой другой южный город, находящийся в степях, он всю свою жизнь борется с пылью:



Кстати, еще один верный признак того, что вы пересекли невидимую границу между Севером и Югом - это как раз вот такие тополя-свечки.

Заслуженная награда за дневные труды:



С утра еще немного покатались по городу, и пора в путь, дальше и дальше, на Юг!

Мелькают за окном плодородные степи, ветра начинаются такие, что машину трясет, сонные черноземные городки, остающиеся в стороне, через несколько часов начинаются гигантские терриконы из породы, свидетельствующий о том, что мы проезжаем краешек Донбасса, блеск куполов Новочеркасска, все начинает просто утопать в зелени, множество машин, людей, домов, очень плодородная и густонаселенная местность, а вот, наконец, показалась ниточка водной глади, что всё это объединяет - Дон!



Дорога была и так прекрасной (пара неприятных отрезков за Воронежем), а в Краснодарском крае стала близка к идеалу. Кругом кипели стройки - готовились к Олимпиаде.

Всё вокруг говорило - да, мы уже на Юге:



Республика Адыгея - анклав, со всех сторон окруженный Краснодарским краем. Столицу Адыгеи, город-мечту Майкоп, мы достигли ближе к ночи. Нас встречают на въезде, и мы едем чуть дальше в горы, в поселок Тульский, бывшая станица Тульская.

Майкоп лежит прямо в том месте, где хребет Большой Кавказ, запустив свои щупальца-отроги на Кубанскую низменность, окончательно утрачивает свою силу и окочуривается.

Однако, уже в нескольких километрах начинаются невысокие горы-холмики - это и есть эти щупальца-предгория. В одном из ущелий между щупальцами, образованным рекой Белой, уютно раскинулся небольшой (несколько тысяч жителей) Тульский, наше логово на ближайшие три недели. Персонально мое, правда, лишь на несколько дней.

Тульский на карте:



С названием, кстати, связана любопытная история. Как я уже отметил, это бывшая станица Тульская. Любой порядочный человек сразу заметит на карте большое количество названий станиц, содержащих в своем названии тот или иной русский город.

Например, чуть восточнее находятся Ярославская, Костромская и Владимирская станицы, западнее - Нижегородская и Тверская, ну и так далее.

В 1867 году одним махом пара десятков закубанских адыгских станиц была переименована на русский манер - они и де факто заполнялись русскими переселенцами. Сделано это было для благозвучия, потому что адыгский язык страшен и неукротим в своем неистовым порыве, об этом я расскажу чуть позже.

Судя по всему, названы они были по наименованиям пехотных полков, которые в свою очередь носили название города, в котором были сформированы.

Стало быть, мы жили в станице, названной в честь 72-го Тульского пехотного полка, и в советское время в свою очередь переименованной в поселок Тульский.

Дом, в котором мы жили, был очень колоритным. Во-первых, он находился на самой окраине поселка, ближе всего к горам, и стоял последним на отшибе.

Во-вторых, в нем пару лет никто не жил, до этого его сдавали в аренду, и по странной причине были сняты некоторые из внутренних дверей, снята кафельная плитка в бассейне, и вообще, фурнитара и все расходники в свое время из дома эвакуировали на новое место жительства.

Это добавляло колорита. Домина был огромным, он был очень странным, но жить в нем можно было вполне неплохо. Вот он:



Наличие балкона в стиле патио пусть не смущает - там все равно нет пола.

Естественно, я первым делом обыскал чердак. Это сразу принесло свои плоды - именно там был обнаружен гигантский флаг Испании, который впоследствии украсил лестничный пролет нашего концерна:



Судя по материалу и стилистике, это примерно 1970-е. Флаг настолько велик, что ему впору развеваться над ратушами городов или хотя бы над авианосцами, уж не знаю, есть ли они у испанской монархии или как-то так пока живут.

Что сразу бросилось в глаза по приезду, вернее в нос - это удивительной чистоты воздух.

Панорама из дверей дома на окрестные возвышенности:



Вдали виднеются белые шапки Большого Кавказа - до главного хребта около сорока километров. Их на говнофотке видно плохо, но поверьте на слово, они там есть:



По ночам за окнами верещали тысячи каких-то насекомых, выли на ближайшем холме, обнявшись, собаки, и изредка в горах вдалеке кто-то постреливал из ружья. Романтика!

А это - главные обитатели запущенного сада, так полюбившиеся нашим чилдренятам:



Переночевали, и в город. Я давно хотел ознакомиться с Майкопом, городом хоть и небольшим, но колоритным, ведь все-таки это республиканская столица.

Город ждет!

  • 1
увлекательно пишите. В Воронеже, вроде, уже более миллиона. А Рязань и Липецк точно полумилионники.

Безусловно. Но я имел ввиду только те полумиллионники, в которых я не был. А в Липецке и Рязани я был)

Разделяю точку зрения автора.

  • 1