Previous Entry Share Next Entry
Эмоции о Сирии. Пальмира.
yanlev
Написать очередную серию про мои странствия по Сирии (спустя 2,5 года) меня побудили последние события, происходящие в этой стране. Смотришь кадры оттуда - и странная, непривычная смесь романтической ностальгии и обливания сердца кровью.

Напомню, зимой 2008 года я и мои товарищи пробомжевали добрых 3 недели по Ближнему Востоку (Сирия, Ливан, Иордания), и так вышло, что именно в Сирии мы провели большую часть времени, а столица страны Дамаск был отправной точкой большинства маршрутов.

Мы объездили значительную часть страны, сделав по ней круг длиной несколько более полутора тысяч километров:



Для этих целей в Дамаске нами была арендована бывалая тачанка Киа Серато, на которой мы впятером и бороздили Сирийскую Пустыню:



Круг делался нами против часовой стрелки, и потратили мы на него примерно неделю. Маршрут в итоге вышел таков: Пальмира - какой-то дворец, затерянный в песках - долина Евфрата - городок Абу-Камаль на иракской границе - древний город Мары - Дейр-оз-Зор - пара римских крепостей на Евфрате - Ракка - еще какой-то дворец на берегу водохранилища - Алеппо - развалины Апамеи - снова Алеппо - рыцарский замок Крак-де-Шевалье - Дамаск.

Первый и последний пункт : Пальмира и Крак-де-Шевалье - это две главных достопримечательности Сирии.

С Пальмиры мы тогда начали, о ней и пойдет этот рассказ.



Древний город Пальмира находится в 240 километрах к северо-востоку от Дамаска на пути к долине Евфрата.

Собственно, этой дорогой город и обязан своему появлению - посередине пустыни на стратегическом караванном пути из Междуречья к побережью Средиземного моря вокруг источника воды возник оазис.

Сейчас современные трассы проложены, в общем-то, по тем же самым древним караванным путям. Ничего не меняется.

По легенде, город основал еще израильский царь Соломон.

Далее классическая история. Находясь в стратегическом месте, оазис посреди пустыни богател на торговле от века к веку. Расцвет, пышная архитектура, золото, рабы, коринфский ордер, оргии, голые женщины, халва в ночное время суток, изумруды и рубины рассыпаются дождем.

Римская Империя недолго терпела такое откровенное безобразие у своих границ, и по-быстрому захватила Пальмиру ("Город Пальм"). Однако, у города в рамках империи оставалась некая автономия, местами вплоть до почти полной независимости. В рамках такой автономии в третьем веке нашей эры к власти пришла царица Зенобия, царица-воин, которая в короткие сроки завоевала все что было под рукой. И даже покусилась на сам Рим. Рим немного расстроился, и послал карательную армию, которая быстро ушатала королеву воинов.

Зенобия уехала в почетную ссылку в Подримье, оставив свое имя в истории как символ воинственной непокорной женщины, а также процветающий город, который за время её короткого правления пережил небывалый расцвет.

Собственно, этому расцвету мы во много и обязаны тому, что от Пальмиры остался огромный комплекс позднеримской архитектуры.

Совсем быстро после Зенобии город захирел, его забросили, потом как обычно всё завоевали арабы, потом традиционное землетрясение, и всё, приплыли.

Нету пышной Пальмиры. Всё занесло песком.

Нашли город только в 17 веке. Исследовать начали с конца 18-го и по нынешний день. Работы - море, так как город был огромный и богатейший.

Название "Пальмира" в романтическом 19 веке стало символом чего-то такого роскошного, богатого, с колоннами, и аж до такой степени, что приклеилось к Санкт-Петербургу.

И вот, мы едем в настоящую, а не Северную, Пальмиру.

Выезжаем из Дамаска (это можно понять даже по желтому такси, в столице Сирии это каждая вторая машина):



Автостопщики:



Пейзажи вокруг потрясали своим многообразием... посмотришь направо - песочек:



Этот песочек будет тянуться на протяжении еще 700 километров, пока его не разрежет в Ираке река Евфрат.

Посмотришь налево - снова песочек, правда поменьше - километров на сто.



Дальше благодатная зеленая долина с Хомсом и Хамой, а там уже до побережья Средиземного моря недалеко.

Ну а мы - мы едем прямо, на северо-восток, по трассе на Ефрат, на которой и стоит древний Тадмор, он же Пальмира.

Пустыня прерывается редкими крохотными оазисами, а стадо у дороги - целое развлечение, все равно больше ничего и никого нет:



Машин на трассе было совсем немного, поэтому при редких встречах на трассе в пустыне почти каждый считал своим долгом побибикать, поморгать и помахать руками - увидел человека, и как-то веселее стало.

Именно поэтому, увидев "Багдад Кафе 66" на обочине, хотелось потереть глаза - мираж?



Однако нет. Прекрасное заведение, во многом рассчитанное, как нам показалось, на едущих в Пальмиру туристов. Пальмира - самая посещаемая достопримечательность Сирии.

Внутри очень душевно:



Уже на следующий день я начал локти кусать от того, что не купил там превосходную карту Сирии ручной работы, выполненную на шкуре ягненка:



Сейчас же мои терзания достигают астрономической величины. Мне хочется откусить себе правый глаз, так мне желается эту карту.

Кстати, только сейчас заметил на карте любопытную деталь - турецкий аппендикс, где в ноябре 2015 года сбили русский самолет, умышленно включен автором в состав Сирии.

Здесь же, в кафе я оставил запись в книге отзывов, к которой я еще вернусь в конце своего очерка о Пальмире.

Ну а мы едем дальше... вернее, Леша и Саша с Аней едут, а мы с Евгением бежим рядом:



Верный ориентир, указывающий на то, что мы наконец-то прибыли к пальмирскому оазису - арабский замок Ибн Маана на горе, кажется, это 16 век:



Он довлеет над всем оазисом и городом, с него то мы и решили и начать, посмотрев на красавицу Пальмиру с высоты.

Замок ближе:



Групповое фото на фоне пальмирского оазиса и древнего города Пальмира, раскинувшихся внизу во всем великолепии:



Пальмира была огромным городом, только откопанные руины тянутся на три километра. Всю эту площадь внизу некогда занимал большой богатый торговый город:



Вдалеке - укрепленный храмовый комплекс, от которого тянется главная улица длиной 1200 метров, украшенная колоннадами.

Честно стырим панораму города из интернетов, от меня то панорам никогда не дождешься:



Увидев такую красоту, мы поспешили вниз.

Замок снизу, от центральной колоннады:



Какая-то другая улица и снова замок Ибн Маана:



Колонн на центральной улице 4 ряда, в каждом по 375 штук, итого их когда-то было полторы тысячи. 4 ряда делили улицу на три части - центральная для повозок и всадников, две боковых - для пешеходов. Красиво жить не запретишь.

Руины Пальмиры были первыми на нашем пути, мы увидим еще немало разнообразных крепостей, колонн, городов, развалин, камней, храмов, замков, алтарей, и все это аж до трясучки, но тогда, конечно, мы были на эмоциях и впечатлены.



Великий некогда город открывался перед нами в лучах заходящего солнца:



Главная улица:



На Ближнем Востоке в таких местах очень легко абстрагироваться от действительности и погрузиться в другие миры, можно сидеть на эллинской колонне, как филин, и мечтать, думать, размышлять, представлять.

Этому во многом способствует факт того, что во всех этих огромных исторических комплексах практически нет людей. Все ссутся туда ехать. В Пальмире туристов больше, где бы то ни было, но все равно это очень немного. Мы были вечером, перед закатом, и не было почти никого, только мы, ветер, и Пальмира.



Все исторические развалины и руины в Сирии, в отличие от например, Европы - "живые", они ничем не огорожены, по ним можно ползать, лазать, ходить, обнимать и целовать колонны, ну итп.

Историческое наследие огромно, наверху лишь вершина айсберга. Территория современной Сирии знала сотни государств и народов, каждый из них что-то после себя да оставил. Сирийская земля хранит тысячи артефактов и тайн, их столько, что никаких исследователей не хватит. Археологи обследовали лишь небольшую часть, их просто не хватает.

Ну вот например идешь - оп, капитель колонны в земле валяется, никому не нужная:



Казалось, что вот-вот увидишь торчащую из земли руку античной статуи.



Я встретил путника; он шёл из стран далёких
И мне сказал: вдали, где вечность сторожит
Пустыни тишину, среди песков глубоких
Обломок статуи распавшейся лежит.

Из полустёртых черт сквозит надменный пламень,
Желанье заставлять весь мир себе служить;
Ваятель опытный вложил в бездушный камень
Те страсти, что могли столетья пережить.

И сохранил слова обломок изваянья: —
«Я — Озимандия, я — мощный царь царей!
Взгляните на мои великие деянья,
Владыки всех времён, всех стран и всех морей!»

Кругом нет ничего… Глубокое молчанье…
Пустыня мёртвая… И небеса над ней…



Ну а мы тем временем подходим к главному, и самому хорошо сохранившемуся сооружению Пальмиры - храму Бэла.



Колонны стали выше и мощнее, мы в самом сердце древнего города:



При написании этих строк еще раз прочувствовал ту свободу, которая витает там в воздухе. Единение с окружающей действительностью и с историей. В Европе это сложно - к каждой колонне поставлен турникет, вокруг каждого древнего камня стоит пятьсот потных туристов и мастурбирует на него.

Здесь же - полный интерактив:



Тележка, с помощью которой осуществлялись раскопки и вывоз породы:



Тишина, ветер, закат, эхо от древних стен:



Только включение подсветки напоминает, что это все-таки исторический памятник, а не живой город:



А вот и храм Бэла во всей красе:



В Пальмире было безумное сочетание разного рода культов и религий - находясь на торговых путях между мощными цивилизациями Запада и Востока, она, как губка впитывала в себя их веру, оставляя себе самое вкусное.

Бэл (он же Бел, он же Баал, он же Ваал, он же еще с сотней вариацией) - главный Бог у множества народов Древнего Востока. "Хозяин", "Властитель", "Господин" - это одно из самых старых слов, известных на планете.

Поскольку Пальмира находилась на стыке Востока и эллинских цивилизаций, параллельно храм являлся местом поклонения богу Солнца Гелиосу - это ничему не перечило, в общем-то, Гелиос - это тот же Бел, только в профиль.

Архитектура храма соответствующая - типично эллинские колоннады умело сочетаются с ближневосточным языческим религиозным залом для жетвоприношений и поклонений.

Вход в храм:



Алтарь:



Я постоянно в кадре, вот что значит фотик был не мой (мой, помнится, сел), я бы не позволил так часто попадать в кадр жалким людишкам на фоне Вечности.

Внутри храма Бела:



Александр и Евгений по каким-то внутренним лестницам залезли на крышу:



Фото с алтаря:



За храмом виднеется зелень оазиса:



На стенах сохранилась более поздняя арабская вязь:



"Более поздняя" - это, наверное, века XI-го. Самому храму чуть более 2 000 лет.

Посмотрим на этот храм в последний раз:



Храм Бела будет взорван 30 августа 2015 года.

Фотографий нет (по крайней мере пока), город занят боевиками "Исламского Государства", но по спутнику и так все понятно: храма больше нет.

До:



... после:



Сирийская армия держала Пальмиру и дорогу на Дэйр-Эз-Зоор, по которой мы двигались, практически всю гражданскую войну, с 2011 года, но была вынуждена отступить в мае 2015-го.

Большинство движимых ценностей и артефактов было эвакуировано, но колонны и храмы не увезешь.

Вот еще несколько наших фоток из Пальмиры.

Триумфальная арка рядом с храмом, ведет на центральную улицу с колоннадой. Римский император Септимий Север (сверху было написано), II век нашей эры:



Будет взорвана 5 октября 2015 года.

На следующий день мы прогулялись по Пальмире при ярком солнечном свете. Одно из самых хорошо сохранившихся сооружений - амфитеатр:



Вид сверху:



Его пока еще не взорвали, вероятно потому, что в нем боевики полюбили устраивать массовые казни.

Безудержно жаль 81-летнего археолога Халида Асаада, главного смотрителя Пальмиры, которого долго пытали, чтобы он сказал, где спрятаны античные ценности, да так и казнили на главном перекрестке античного города, который он сам в свое время и откопал.

Когда ты побывал где-то, испытал какие-то эмоции, такие кадры воспринимаются гораздо глубже, нежели просто картинка из телевизора:



Хотелось бы конечно сказать, что уму непостижимо, как человечество в целом и Сирия в частности могла дойти до такого, но не скажешь, потому что постижимо. Человеческая сущность не меняется и не изменится никогда.

Но тогда, несколько лет назад, про кого можно было подумать в последнюю очередь, что тут такое возможно - это про Сирию.

Сирия была прекрасной гостеприимной страной, пожалуй, с едва ли не самыми дружелюбными людьми, что я встречал. Страна была открыта миру, любила гостей, государство было светским и довольно толерантным, а это в тех краях редкость. Там душевно, тепло, недорого, безопасно - уровень преступности был одним из самых низких в мире.

Сирия осталась у меня на подкорке мозга этаким теплым желто-зеленым пятном (песок пустынь и зелень оазисов), она была для меня этаким запасным аэродромом тепла, уюта и гостеприимства. Удивительная и очень интересная страна. 4 часа полета - и ты уже на совсем другой планете.

Я не одинок - большинство людей, побывавших там, отмечают душевность и теплоту, которая свойственна не только Сирии, но и всему Ближнему Востоку.

В этом и парадокс - вместе с душевностью и теплотой, невероятным гостеприимством живет клубок неразрешимых противоречий.

Ничего не бывает просто так, и когда Сирия пару лет спустя после нашего визита вспыхнула - это тоже не просто так. Значит, что-то там сидело.

Невозможно придти к шведам и сказать - так, шведы, у вас король - лох, держите немного денег, начинайте гражданскую войну и разрушайте свои исторические памятники. Шведы не станут.

Сирию, конечно, безудержно жаль. За 3 недели я сильно пропитался Ближним Востоком, во многое вник, и новости оттуда воспринимаю совсем под другим углом, чем мог бы.

А теперь к записи, которую я оставил в "Багдад Кафе 66", там, на трассе. Как раз сейчас где-то в районе этого кафе сирийские правительственные войска держат игиловцев, там линия фронта.

Обычно я редко что пишу в книгах отзывов, только если сильно попросят или настроение. Как правило, я пишу всякую чушь, например, песню, которая крутится в голове ("Мой Дельтаплан" Валерия Леонтьева), или цитаты из приказа о капитуляции германских вооруженных сил, или Децла, или рекламу банка Империал.

А сейчас как-то сами написались стихи Тютчева:



Стихотворение называется "Два единства". 1870 год.

"Оракул наших дней" - это Бисмарк, объединивший Германию железом и кровью, и напавший на Францию. Мало кто знает, но у стихотворения есть еще строки:

Из переполненной Господним гневом чаши
Кровь льется через край, и Запад тонет в ней —
Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши —
Славянский мир, сомкнись тесней...

ну и дальше:

Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью...»
Но мы попробуем спаять его любовью —
А там увидим, что прочней...

Нынче Сирия спаивается железом и кровью.

Единству, полученному таким способом, Тютчев противопоставляет славянское единство, основанное на любви.

Великое призвание России предписывает ей держаться единства, основанного на духовных началах; не гнилою тяжестью земного оружия должна она облечься, а "чистою ризою Христовою" - вот что хотел сказать Тютчев.

Он, конечно, был идеалист и утопист, но именно благодаря таким идеалистам и утопистам после очередной серии "железа и крови" наша страна делает новый виток на спирали.

Всё будет хорошо)

  • 1
Спасибо, очень интересно.

Это ужасно... Не верится, что можно так взять и взорвать такие уникальные постройки. Пустота.

Человеческая сущность не меняется и не изменится нико

Вернее не сказать.

Edited at 2015-12-04 11:54 am (UTC)

Ян, спасибо. Вспомнилось сразу все. Безумно жалко и Пальмиру, и Алеппо и Крак де Шевалье...
Упомянутый в тексте фотик был мой - два пятна на матрице портят половину кадров ((
А Багдад кафе 66, где ты оставлял отзыв, был еще совершенно офигительный кофе, я ни до, ни после такого не пил.

Спасибо, что все это написали, спасибо за фото. Очень трудно охватить сознанием тот факт, что простоявший более 2000 лет, переживший и перевидевший всех и вся храм взорван. Горько очень. Хорошо, что вы успели на него посмотреть, его запечатлеть. Расскажете о нём своим детям. Это важно.

Гугл карта во времени

Ян, думаю ты будешь в восторге, как любитель истории и географии http://geacron.com/home-en/

сам втыкал час вчера

  • 1
?

Log in

No account? Create an account