Category: лытдыбр

Nova Pinta Praha


Давно ничего не писал в ЖЖ. Вся моя активность переходит на какие-то другие ресурсы.

Продублирую что ли свой пост месячной давности:


Я вернулся в Ярославль из Праги. Наше заведение работает там уже неделю.


Можно в спокойной обстановке всё проанализировать, посидеть, подумать, и главное, ответить на вопрос - а зачем всё это?


То, что ради бабок, это, конечно, понятно. На солидных бизнес-тренингах (на которых я никогда не был) это простое "ради бабок" солидно называют "материальной мотивацией", ведь если не оперировать умными формулировками, бизнес-тренеру могут и денег не дать.


Но материальная мотивация была для меня всегда на втором и третьем месте, локомотивом моих действий всегда было что-то другое. Вроде банально, но факт - надо делать то, от чего прёт, что нравится, а деньги обычно прикладываются. 


Именно поэтому я никогда не считал и не считаю себя профессиональным ресторатором - я просто люблю пиво и интересные, красивые вещи, разбираюсь в этом, а создание пивных заведений - лишь площадка для реализации. В силу ряда причин людьми это оказалось востребовано. 


Что же было локомотивом моих действий в моём проекте в Праге?


Сначала я думал, что это некий вызов, некая попытка доказать самому себе, что все границы - это лишь границы в твоей голове, и что человек может всё, если захочет. В общем, очередной материал для бизнес-тренингов. "Ты можешь", "Главное - начать", "Хватит работать на дядю и Расправь Свои Крылья" - вот это вот всё.


Collapse )

День Победы

В День Победы прогулялся по центру Ярославля. Несмотря на погоду, в воздухе висело крайне подозрительное для России состояние спокойствия и умиротворения. Я испытал криминальное ощущение благостности.

Если мы сталкиваемся с подобными эмоциями у себя в загородной гасиенде, или там где-нибудь в разлагающихся заграницах, то нам кажется это естественным. Но если такие ощущения пришли к нам в губернском городе, то очень важно немедленно проанализировать свои чувства и понять причины - ведь это может быть белочка.

На самом деле, причина одна - центр города был перекрыт и в нём не было машин.





Мы привыкли к постоянному присутствию авто в нашей жизни, к тому, что они всегда рядом. Едут, стоят, сигналят. И вот, на один миг машины выгнали из города. И что мы получили?

- Ощущение безопасности. Ты не находишься в напряге. Не вертишь головой при переходе перекрёстков, не заглядываешь в выезды из дворов - едет ли кто, не отходишь подальше от проезжей части, чтобы не обрызгали, не дёргаешься, если ребёнок убежал дальше чем на пять метров.

- Более комфортное передвижение. Ты спокойно идёшь, куда тебе надо, в каком угодно направлении, не лавируя по лабиринтам припаркованных машин. Даже при изначальном отсутствии у нас в городе безбарьерной среды становится гораздо проще детям, пожилым людям, инвалидам, родителям с колясками. Просторно.

- Тишина. Человеческое ухо не приспособлено к постоянному шуму и гулу, идущему от автотранспорта. Через некоторое время подсознательно начинает раздражать. Никто не хочет жить рядом с автострадой, да и просто идти по улице с оживленным движением - человека хватает в среднем на полчаса.

- Стало видно город. Ярославль предстал именно таким, каким его задумывали и реализовывали сотни людей на протяжении столетий. Соразмерным человеку, спокойным, провинциально-уютным. Люди веками наполняли город своей энергией и жизненной силой - она идёт через архитектуру, памятники, небольшие детали, парки и скверы - в общем, через городскую материальную среду. Машины очень сильно эту среду оттеняют и глушат, выходят на первый план.

В общем-то, ничего нового в этом нет. Все эти причины давным-давно осознаны, прочувствованы, написаны сотни книг и научных трудов. Там, где это осознано, исторические центры городов стали либо полностью закрываться от транспорта, либо его движение стали серьезно ограничивать. Чтобы люди могли прочувствовать в этом самом историческом центре именно историю, а не атмосферу гигантской парковки.

У нас пока эти эмоции можно хватануть лишь когда город перекрывают на праздники.

Своими небольшими наблюдениями я отнюдь не призываю всё перекрывать, все машины выкинуть, всё запретить, всех наказать, и вообще, калёным железом выжигать скверну, а как иначе, с этими жалкими ничего не понимающими людишками.

Я просто лишний раз хочу отметить - как здорово иногда прислушаться к своим собственным ощущениям и эмоциям, проанализировать их и самому себе ответить на главный жизненный вопрос - почему?

- А почему это мне сейчас так спокойно, хорошо и благостно? Вроде не совсем так, как обычно.

- Так всё просто, Ян. Машин вокруг нет.

- Ааа, ок.

Эмоции в фотографиях о Нью-Йорке. Часть 9. Нью-Йорк с вертолета.

Мы слышали, что изредка вертолеты над Манхеттеном падают, но логично рассудили, что в губернском городе Ярославле гораздо скорее тебе в бочину врежется пьяный укурок, летящий на красный свет, и шансы на это сильно выше.

Что нам теперь, в губернском городе не жить что ли? И вообще, рожденный быть похищенным инопланетянами - не утонет.

Выход из вертолетовокзала на посадочную площадку:



Мне выдали почетную наклейку, что я заслуженный пассажир. Я приклеил туда, где и следует с гордостью нести звездно-полосатое знамя - к сердцу.



Моя легкая ветровка с изображениями нью-йоркских небоскребов не имеет к городу никакого отношения. Вернее, имеет, но я всегда в ней езжу, она удобная. Просто так совпало, что ветровка вернулась на Родину.

Я вообще о ней вспомнил только потому, что на улице меня аборигены иногда спрашивали, где брал, и выискивали на моем боку место своей работы.

Collapse )

Установил новую памятную табличку в Ярославле

И снова здравствуйте.

В Ярославле, как и в любом другом мало-мальски приличном городе с длинной историей, немалое количество памятных досок.

Это такие плиты, которые вешают на стены зданий. Из серии "В этом доме в 1873 году маленький Володя Ульянов впервые помыл руки перед едой".

Подавляющее большинство таких памятных плит в Ярославле относится к советскому периоду. Домов в центре города много, почти все старые, и, что логично, когда-нибудь что-нибудь происходило почти в каждом. Ну или кто-нибудь жил. Ну или само по себе здание интересное.

Можно привести несколько примеров классических ярославских памятных досок, естественно, знакомых каждому с детства. Мы можем видеть их каждый день прямо в сердце города.

Ну скажем вот:



Или вот:



А "госпитальную" табличку можно встретить на значительной части школ, здания которых были построены в 1930-е годы, да и вообще на немалом количестве крупных зданий довоенной постройки:



Collapse )

Эмоции в фотографиях об Одессе. Часть I.

Странно конечно, что Ян Александрович до 2012 года не был в городе Одессе. Это с его то любовью к мелкой городской материальной культуре, площадному юморку, и к безудержному веселью "как в последний раз".

Собственно, он, Ян Александрович, и в 2012 году не побывал бы в цветущем в акациях городе, если бы не ряд факторов, которые сошлись в одну линию, как парад планет.

Фартануло мне. Нашел целых два дня, прорубил топором окно в суровой действительности современного русского мужчины.

Наверное, я повторяю классические мужские качели - по молодости времени немеряно, а денег мало. Потом в жизни достигается некая точка, после которой пропорции меняются на прямо противоположные.

Приоритеты надо расставлять все жестче. Иногда, правда, можно поднять руку и сказать: "Да и хер то с ними, с приоритетами", это здорово, но благостный эффект будет недолгим, потом будет еще тяжелее.

В общем, не думал я, что поеду с парнями на традиционный осенний алко-выезд по новому для нас маршруту Львов - Одесса.

Но неожиданно, едва ли не в последний момент, появилась возможность на пару дней подключиться к алко-батальону на заключительном этапе рейда - в Одессе.

Повезло.

Как там говорится: - Да как же вы, заслуженная доярка района, заведующая сельской библиотекой, и стали валютной проституткой?

- Да не знаю... Повезло, наверное.

Вот и мне повезло. Купил все билеты в последний момент.

Даже не хотел парням говорить, что приеду, думаю, выйду на них неожиданно из одесской арки с бутылкой пива в руках, пусть как кегли в боулинге попадают. А потом думаю - ну их к черту, эти порочные склонности к дешевому эпатажу. И предупредил.

Не последнюю роль в возможности моей искрометной поездки играл тот факт, что до аэропуэрто Домодедово не надо переться на наземном транспорте - для пересадки идеальной подходил ярославский самолет.

А здесь вот стоит поподробнее.

"Ярославский самолет" - это очень странное словосочетание, некий гротеск, игра слов, нечто невозможное. Это прямо как "американские пельмени", или там "Россия без взяток". В связи с близким расположением к столице, самолеты в маленьком ярославском аэропорту редкие гости.

Оный аэропорт, под названием Туношна, имеет давнюю историю, но дикие рыночные взаимоотношения последних двадцати лет расставили все по своим местам - ярославский аэропорт не востребован, местная авиация практически сдохла, многочисленные попытки реанимировать сообщение терпели крах одна за другой.

Вернее, сделать из аэропорта баблоприносящее предприятие возможно, и превратить Ярославль в аэроузел реально, но для этого нужно много вложить, и потом много работать, а это не к нам. К нам по части нефти и леса, а аэропорты пусть Сингапур развивает, раз так с лесом и нефтью не фартануло.

Сейчас местечковый аэропорт Туношна обслуживает нечастые грузовые рейсы, транзитников, местные спортивные команды, и редкие чартеры.

На протяжении последних лет регулярно возникают попытки тех или иных безумцев наладить регулярные пассажирские рейсы в Москву, но с завидной ругелярностью подобные авантюры терпели крах.

Ехать до столицы паровозом 4 часа, на машине можно меньше, можно дольше, как транспортный московский бог положит.

На самолете ненамного меньше - полчаса до аэропорта, около часа регистрация и вылет, час полет. Итого 2,5 часа, и ты в столице, вернее, в аэропорту. Еще 40 минут на поезде - и ты в центре. Получается 3 часа с гаком. При отсутствии пробок за такое время можно неспеша докатить до Красной Площади и припарковаться у Мавзолея.

Поэтому целевая аудитория ярославских аэропассажиров очень специфична. Например, это люди, у которых попа затекает в машине, а тут, в самолете, это исключено. Попа не успеет затечь. Или те, кому надо быть гарантированно быть в центре Москвы утром, и не зависеть от злого транспортного бога. Гарантия есть. Если самолет вылетает в 7 утра, в 9 точно будешь на Садовом.

Я попал в другую категорию - очень удобно прилететь в Домодедово, и сразу из него улететь. Так поступают ушлые транзитники - это действительно очень комфортно. Единственное, что рейс должен идеально совпасть - если вылет в Москву в 7.00, прилет в 8.00, то например вылет далее по маршруту в 9.00 - это еще рискованно, а в 13.00 - уже нерезонно, на машине или поезде быстрее доедешь.

Самолет в Одессу у меня был в 11.20. Звезды сошлись в нужной конфигурации. Главное, конечно, меня подогревал бесценный опыт вылета из ярославского аэропорта - в нем я не был давненько, с 2004 года, когда улетал из него в Португалию с местечковыми бесами кожаной сферы - футбольным клубом "Шинник", город Ярославль. Кстати, тогда мне и поставили легендарный штамп в паспорт с лаконичным, гордым словом "Туношна", а это значит, что аэропорт является МЕЖДУНАРОДНЫМ.

Нет, вру. Я был в Туношне еще и в 2005 году, совершенно не по самолетным делам. Тогда я баловался мутными бартерными международными сделками, и очередную партию товара с ярославской таможни нам очень долго не хотели отдавать - как раз в Азии в аналогичном нашему товаре нашли героин, и доблестные ярославские таможенники очень переживали и волновались, как же так, что же это делается, братцы.

По итогу разбирательств всю нашу партию загрузили вместе с вооруженной охраной в грузовик (мало ли, вдруг в районе поселка Прибрежный на фуру нападут знаменитые ярославские наркобароны), и повезли в Туношну, просвечивать товар - только там была нужная аппаратура.

И вот, мне снова предстоит свидание с великим ярославским аэропортом.

Безумству храбрых поем мы песню. Совсем недавно в очередной раз воскресить пассажирское сообщение из Туношны взялась воронежская компания "Полет". Специализируется на доставке провинциалов в Москву, ну и по мелочи.

В связи с этим самолет до столицы и обратно сновал аж каждый день (что очень круто), и - НЕВЕРОЯТНО, один рейс в неделю планер летал в Питер!

Мой вылет в 7.00.

Волнуясь перед встречей с ярославской легендой - вечно тонущей в волнах кризиса Туношне, я выехал аж за полтора часа до вылета, волнуясь, потея, бледнея, состоится полет, или нет. Светит мне Одесса или все, поцелую замок на входе на взлетное поле, и поеду назад домой, на печь блины есть.

Темно. Октябрь. Осень. Сыро. Лес. Без чего-то шесть утра.

Несколько поплутав по окрестностям (таксист растерялся), и потыкавшись с разных сторон в летное поле, наконец, бетонный забор расступился, лес чуток отошел в сторону, и передо мной во всем своем неукротимом величии предстал ОН:



Collapse )

Эмоции в фотографиях об Израиле. Часть VIII.

Город-фурор Эйлат в общем-то, совсем маленький. Живет там тысяч пятьдесят людей, и то небось с чуваками, которых сюда из соседних Иордании и Египта на надувных матрацах прибило, да так и остались работать.

Прижатый к морю, со всех сторон окруженный горами, Эйлат обладает удивительной способностью - там всегда сухой климат, температура моря не опускается ниже 22-23 градусов даже зимой.

Это хорошо. Приятно, когда температура не опускается, это выгодно. Сюда круглогодично прибывают эшелоны людей, ну из тех, на Родине которых с температурой проблемы. Они оставляют тут денежки, и все довольны.

Собственно, 90% жителей Эйлата занимается именно этим - обилечиванием приятной денежной биомассы, частью которой поспешили стать и мы с женой.

Теория подтвердилась сразу же при выходе из нашего резорт солт бич супер палмс мега лакшери файв старз отеля. Кстати, вот он:



Глядя на него, так невольно и ждешь, что сейчас откуда-то из угла ресепшна выскочит крашеная блондинка неопределенного возраста, и начнет на чистом русском речитативом орать что-то вроде "экскурсии! завтрак с бедуинами! рафтинг! хуяфтинг! поцеловать камень, по которому ходил Моисей! лодка с прозрачным дном! смотреть дельфинов! дайвинг-хуяйвинг! встреча в холле через час!".

Но никто не выскочил. То ли потому, что мы все-таки в Израиле, и отсутствие тетки - это местный колорит, то ли потому, что мы приехали одни, на машине, и хер знает откуда, а не на огромном лакированном автобусе из аэропорта, вместе еще с тридцатью идейными единомышленниками.

А вот и подтверждение теории при выходе из этого стеклянного чуда. Город меняется. Не обликом, баблом меняется:



Collapse )

"Кем работал в молодые годы", ностальжи, часть II.

2002-2003гг

Дело было верное. Принцип его был предельно простым, в теории он работает и сейчас, но уже не способен приносить какой бы то ни было осязаемой прибыли. Тогда же, когда 2002г клонился к закату, я по большому счету вскочил на подножку последнего вагона уходящего поезда. Я был по сути дела первопроходцем мероприятия в Ярославле и собрал с города все вкусные сливки. И чуть-чуть с Костромы. Но дело, как показало время, напоминало небольшую золотую жилу – старатель натыкается на неё, добывает почти всё золото, и остаётся лишь немного золотого песка в реке, который, чтобы добыть, нужно перемыть мегатонны воды, а со временем золото обесценивается в цене, потому что его слишком много. Тогда я успел выбрать все самородки, и потом они обесценились – вот с чем я сравниваю свою эпоху первоначального накопления капитала.

Работа была не очень хитрая, но мне требовалось много времени и жизненное пространство. Плюс, один я просто физически не мог справиться с навалившимся на меня объёмом работы. Но уже тогда я попой чувствовал, что маза ненадолго.

Мои изыскания совпали по временному периоду с изысканиями моих одногруппничков. Трое самых перспективных, башковитых и ушлых из них не стали ждать окончания учёбы, когда папа с мамой покажут им перстом на дверь и скажут довольно-устало: «Ну всё, сынок. Мы сделали для тебя всё, что могли. А теперь…иди». Вдобавок у двоих из них был богатый опыт работы на заводе и бензоколонке заправщиками. Опыт не воодушевлял их. Человеку вообще свойственно стремиться к большему. Они уволились с бензоколонки, и далёкий одесский дядя одного свёл их в Москве с крутыми дюдями, которые сделали парням отличные цены на товар Х, весьма редкий и специфичный для Ярославля. Тем с такими ценами оставалось только работать. Начинали конечно дома, согласно классической истории развития русского бизнеса. Одновременно они добросовестно обивали пороги инстанций, и в ноябре наконец обивка дала долгожданный результат – они зарегистрировали своё собственное ООО. Три учредителя, уставный капитал внесён б-у факсом и каким-то дохлым компом, и все три директора – генеральный, заместитель генерального, и финансовый.

Помнится, застал я всех троих на хате, в детской комнате финансового директора, где они по очереди обзванивали потенциальных клиентов, к сожалению, не очень успешно. Тем не менее, небольшой задел ими сделан таки был. Одновременно назрела и моя идея, а мне, как я уже упоминал, нужны были партнёры. В личной беседе с генеральным и его замом на одной приват-хате на Липовой, где те распивали самогонку и изредка от нечего делать ставили печать ООО на живот пьяного в кал сокурсника, мы и достигли делового консенсуса. Я вносил свой стартовый капитал в 5 тыщ рублей, честно оставленный в загашнике после первых сделок, мы работали все вместе вчетвером, мне немедленно тут же присвоили пышный титул «Управляющий делами» и тут же всё было скреплено остатками самогонки.

Collapse )

Эмоции в фотографиях об Израиле. Часть V.

Проснувшись от дьявольского тарахтения погрузчика за окном, возникло жгучее желание искромсать его в бессильном гневе своей любимой заточкой.

Но, попамятовав, что мы находимся в городе трех религий, в сердце мира, где во благо самого существования человечества надо быть терпимым и толерантным, я простил погрузчик, и задумчиво примотал заточку скотчем на место - на правую икру.

Негоже допускать крамольные мысли на Святой Земле, и давать волю гневу. Ведь все приличные религии учат, что это не тебя разгневали, это ты разгневался.

Лучше прогуляемся по городу, и познакомимся с его обитателями.

Пошарившись по прилегающим к нашему лакшери-готелю улицам, мы вновь оказались там, куда выводят почти все улочки и переулки Нового Города, или, как его многие называют на империалистический лад - Даунтауна. На Яффскую улицу.

"Иерусалимский Даунтаун" - звучит.

Это прямо круче крылатого выражения "Владыко Кирилл отправился на вик-енд заниматься снорклингом"

"Яффская улица по городу идет, Яффская улица на Запад нас ведет":



Улица оживленная, торговая, куча всяких магазинов, бутиков, лавочек-хуявочек. Такие улицы во всех городах планеты очень любят женщины. Моя жена - это женщина, и она тоже любит такие улочки.

Пока супруга патрулировала бутики и хуявочки, я занимался привычным делом - стоял на улице, впитывал в себя городской аромат, наслаждался атмосферой, и изредка фоткал персонажей.

Давайте, по традиции, познакомимся с некоторыми из них.

Collapse )

Охота за страховыми досками. Город Любим.

Определенных успехов в деле изучения страховой культуры Российской Империи, и коллекционирования страховых досок, как неотъемлемой части этой культуры, можно достичь лишь при смеси недюжинного упорства и большой удачи.

Классическим подтверждением этой нехитрой идиомы стали невероятные находки в городе Любим Ярославской губернии.

К истории вопроса.

Как и почти в любом уездном городе Ярославской губернии, в Любиме было свое городское страховое общество, причем из ранних - основано в 1877 году.

Таких городских страховых обществ в империи было больше двух сотен, но именно любимскому удалось выделиться - оно успело разориться еще до революции. Подобная история произошла еще лишь с Ирбитским городским обществом, в городе Ирбит Пермской губернии, за Уралом.

Маленький Любим, со всех сторон окруженный лесами, постоянно преследовал бич пожаров, и вот, в самом конце XIX веке очередной грандиозный пожар почти полностью уничтожил город, деревянная застройка которого была уничтожена на 90%.

Местное страховое общество, конечно, не смогло справиться с объемом выплат, разорилось, и было ликвидировано. В Ирбите, если я не ошибаюсь, произошла подобная история.

Кстати, это было одной из причин, во избежание подобных ситуаций, создания Российского Союза Обществ через несколько лет - чтобы городские общества могли перестраховать друг друга в случае глобальных пожаров. От которых, действительно, еще сто лет назад могли гибнуть целые города. Да что уж там - уже в 1926 году город Котельнич Вятской губернии за три часа сгорел на три четверти.

Таким образом, с точки зрения нашего дела, шансы на то, что табличка Любимского городского страхового общества сохранилась, не то, что минимальны - они почти ничтожны.

Лучшая, центральная часть города (где жили наиболее обеспеченные горожане, которые и были в состоянии застраховать свои дома), почти полностью сгорела, в огне погибли и таблички.

Даже если эпизодично они где-то и сохранились, мотивов на то, чтобы оставлять доски обанкротившегося общества, у жителей нет. Разве что забрать на сувенир. Видимо, так-то и дошла до наших дней единственная сохранившаяся табличка Любима, она находится в местном музее:



Но вдруг все-таки чудом что-то осталось и на улицах? Вдруг еще где-то уцелели дома, из тех 10%, что не сгорели, а на них чудом сохранилась хоть одна табличка?

Эти надежды развеялись еще в 2009 году, когда я основательно прочесал Любим от и до.

Наверное, из всех уездных центров Ярославской губернии (а я, конечно, обкатал их все, некоторые не по одному, не по два раза), Любим - самый бедный и на страховые таблички, и даже на признаки их былого существования.

Это объяснимо - сам по себе изначально небогатый, маленький лесной городишко, не мог похвастаться большими успехами в области страхового дела. Удар 1898 года окончательно подкосил его. Даже если тот или иной город беден на таблички, всегда можно сделать вывод о их былом существовании - по многочисленным следам, например. В Любиме следов практически нет. Архитектура тоже весьма скромная, дома небогатые. На весь город, наверное, около десяти-пятнадцати примечательных домов, все они находятся в центральной части, то есть в погоревшей.

В общем, обнаружил я тогда лишь пару табличек Ярославского Земства, в неважном состоянии, и парочку табличек Первого Страхового - видимо, в период с 1898 по 1918 год все-таки кто-то отстроился, и раскошелился на страховки.

Чуда не вышло.

В 2010 году я снова заглянул в Любим, по дороге в Костромскую губернию, и снова пусто.

Так и осталась любимская табличка в моем сознании в категории "несбыточных". Разве если не произойдет чуда, кто-нибудь когда-нибудь найдет где-нибудь на чердаке не сгоревшего в 1898 году дома ржавую хрень, и не выкинет её, а отнесет антиквару, а тот её перепродаст человеку, который поймет, что это такое, а она потом где-нибудь всплывет на рынке, а приобрету её именно я, в общем, шансы на подобное в случае с Любимом были явно меньше процента.

Конечно, жаль, особенно с учетом того, как дороги мне таблички именно родного края, но что поделать - это объективные обстоятельства. В конце концов, чудо, что известна хотя бы одна табличка в музее, а то вон, Ирбит до сих пор неизвестен.

Но в феврале 2012 произошли события, которые иначе, как чудом, не назовешь.

Collapse )

Эмоции в фотографиях об Италии. Часть III.

После двухсот километров умилительных равнинных сельскохозяйственных пейзажей долины реки По впереди показались приметы большого города.

Болонья!

Я прицеливался к этому городу давно, побывав в ряде окрестных крупных городов северной Италии, и вот, наконец...

Болонья удивила сразу же, даже до отеля не успели допилить.

- Фотографируй! - возбужденно ору я жене, хотя она сидит рядом, и не ждет подвоха. - Сталинградская улица по городу идет!



Умница.

Лавирую я дальше по пробкам, пробиваясь к историческому центру, и думу тяжкую думаю - что же здесь, в итальянском городе, Сталинградская улица делает.

Collapse )