Category: общество

Кураж-холл "Респект"

 

Я в Череповце. Остановился на пару часов пообедать и пообщаться с друзьями на пути в Петербург. Практически на выезде из города остановился перед невзрачной девятиэтажной панелькой с кафехой внизу. 

Скупая слеза ностальгии скатилась по небритой щеке Яна Александровича. С кафехой связан один из самых ярких эпизодов моей бизнес-биографии.

Это не просто кафеха, а "Кураж-холл Респект". Не припомню, как кураж-холл назывался 15 лет назад, но то, что он таковым уже являлся - факт.

В 2003 году мы оказались в Череповце при солидных деньгах - в тот день мы выручили тысяч восемь рублей. Мы - это молодые предприниматели, нам тогда было по 21 году, и нас было четверо. Генеральный директор, заместитель генерального директора, финансовый директор. Я к квартету прибился последним, к раздаче титулов и званий опоздал, и мне досталось скромное "управляющий делами".

Офис у нас был в самом дешёвом месте Ярославля - в заводоуправлении свежеразорившегося столпа отечественного машиностроения - завода "Машиприбор". Заводоуправление только начали растаскивать на части, и сначала там было только две организации - наша, и соседи, которых мы называли "бабки".

"Бабки" - не потому, что у них было много денег, а потом что там работали сплошь женщины, как нам тогда казалось, на осени жизни. Лет пятидесяти. Контора занималась какими-то экологическими замерами.

Collapse )

Nova Pinta Praha


Давно ничего не писал в ЖЖ. Вся моя активность переходит на какие-то другие ресурсы.

Продублирую что ли свой пост месячной давности:


Я вернулся в Ярославль из Праги. Наше заведение работает там уже неделю.


Можно в спокойной обстановке всё проанализировать, посидеть, подумать, и главное, ответить на вопрос - а зачем всё это?


То, что ради бабок, это, конечно, понятно. На солидных бизнес-тренингах (на которых я никогда не был) это простое "ради бабок" солидно называют "материальной мотивацией", ведь если не оперировать умными формулировками, бизнес-тренеру могут и денег не дать.


Но материальная мотивация была для меня всегда на втором и третьем месте, локомотивом моих действий всегда было что-то другое. Вроде банально, но факт - надо делать то, от чего прёт, что нравится, а деньги обычно прикладываются. 


Именно поэтому я никогда не считал и не считаю себя профессиональным ресторатором - я просто люблю пиво и интересные, красивые вещи, разбираюсь в этом, а создание пивных заведений - лишь площадка для реализации. В силу ряда причин людьми это оказалось востребовано. 


Что же было локомотивом моих действий в моём проекте в Праге?


Сначала я думал, что это некий вызов, некая попытка доказать самому себе, что все границы - это лишь границы в твоей голове, и что человек может всё, если захочет. В общем, очередной материал для бизнес-тренингов. "Ты можешь", "Главное - начать", "Хватит работать на дядю и Расправь Свои Крылья" - вот это вот всё.


Collapse )

Пирамида капитализма

Дождливое утро понедельника, и как обычно, я думаю об усиливающемся социальном расслоении нашего общества, о социальной мобильности и социальных лифтах.

Даже нарисовал схематическую картинку.

В начале XX века были очень популярны острые социальные карикатуры под общим названием "пирамида капитализма". Были такие и в России.



Пирамидальная структура социума опасна для этого самого социума - копится агрессия, у большинства ощущение несправедливости, всё это чревато всплесками насилия, социальными потрясениями, гражданскими войнами, а это вроде бы как плохо. Сто лет назад Россия это прошла на практике.

Ромбовидная структура социума гораздо более устойчива - большой средний класс не даёт возможности малочисленным обездоленным раскачивать лодку.

В России тоже есть свой средний класс, но он очень рыхлый. Он, как собственно, и всё общество, состоит из сотен и тысяч замкнутых подсоциумов, неких групп, слоёв - как угодно. И что самое печальное, эти группы всё больше и больше замыкаются в себе, границы становятся более ощутимыми, социальные лифты работают всё хуже, а сами группы - расползаются в разные стороны, становясь друг от друга всё дальше.

Поясню на примере материального дохода - этим (наряду с властью и престижем) ключевым атрибутом принадлежности к тому или иному подсоциуму, к той или иной группе.

Я общаюсь с большим количеством людей из самых разных групп и слоёв. Более того, я работаю в реальном секторе экономики, и как-то так сложилось, что сам являюсь работодателем уже для сотен людей.

Как в том известном анекдоте, на партсобрании в колхозе:

- Марь Ивановна, как же так, ты, почётная доярка колхоза, заведующая сельской библиотекой, и стала валютной проституткой?
- Да я если честно и сама не знаю, ребята. Просто повезло, наверное...

Ну так вот. Ситуация на рынке труда мне прекрасно знакома, это мои будни. Мне отчётливо видны эти самые границы групп и слоёв.

Для кого-то доход в сто тысяч рублей в месяц и выше кажется астрономическим. Он не может найти среди круга своего общения ни одного человека с таким доходом. Он не знает, что нужно сделать для того, чтобы получить этот доход. Я знаю десятки людей с подобным доходом, мне чётко ясно, как можно придти к подобному доходу, какие позиции и вакансии нужно занимать. Кому-то этот доход (в районе всего лишь двух тысяч долларов) покажется смешным, только этих людей ещё меньше.

Для кого-то доход в 30 000р - хороший. Кто-то не рассматривает позиции с доходом ниже 60 000-70 000р. Кто-то оперирует доходностью в 500 000 рублей в неделю, таких людей в Ярославле тоже немало, лишь подтверждая поговорку "денежки в России тишину любят".

Я же в силу специфики своей деятельности, смотрю на это жуткое социальное расслоение изнутри, вижу, как всё более и более наше общество становится кастовым, как всё более осязаемыми становятся границы подсоциумов даже в среднем классе. Эти замкнутые группы, конечно, ещё частично пересекаются, но векторы движения - в разные стороны.



Наверное, одной из своих жизненных миссий я вижу в меру своих способностей максимальную поддержку социальных лифтов. Чем медленнее будут двигаться группы в разные стороны, чем больше будет социальная мобильность, движение между ними, чем быстрее талантливый и умный молодой человек поймёт, как выйти на доход в несколько тысяч долларов в месяц - тем лучше и для общества, и для меня.

Наверное, логичным завершением этого моего пассажа было бы объявление о найме на работу в мои проекты, но этого объявления не будет)

Это просто мысли вслух. Я же говорю - дождливое утро понедельника, все мысли о социальном неравенстве и работе социальных лифтов.

А вы сталкиваетесь с подобными явлениями, происходящим в нашем социуме? Вас они волнуют?

Немного о шоколаде и геноциде

Бельгийский шоколад. Казалось бы, что может быть романтичнее, домашнее, мимимишнее, вкуснее? Однако, как и многое в нашем мире, всё далеко неоднозначно.



Злые языки утверждают, что помимо пралине и трюфелей самый известный бельгийский шоколад - это шоколад с кровью.

Вот эта история.

На самом деле, в отличие от бельгийского пива, история бельгийского шоколада насчитывает всего несколько десятилетий.

Точнее, шоколад в Бельгии был известен гораздо раньше, не один век, но вплоть до начала XX века он был, как и повсюду в Европе, уделом аристократии, и употреблялся в основном в жидком виде. Причины просты - какао-бобы везлись издалека и стоили очень дорого.

Что изменилось? Причины в том же, откуда в Бельгии полным полно предметов быта и обихода из цветных металлов. В конце XIX века бельгийский король Леопольд II становится владельцем Бельгийского Конго - огромной колонии в сердце Африки. В страну хлынули практически бесплатные металлы, лес, каучук, и конечно, какао-бобы.

Дешёвое сырье позволило бельгийским кондитерам экспериментировать, и буквально за два десятилетия они достигли в своём деле совершенства.

Но всё не так однозначно. Все эти богатства доставались Бельгии ценой множества человеческих жизней.
Бельгийские колонизаторы прослыли самыми жестокими в мире, переплюнув даже французов. Конго де факто было превращено в огромный концлагерь, где миллионы людей трудились бесплатно в жесточайших условиях. Рабочий день составлял от 16 до 24 часов, а при невыработке нормы люди просто убивались.

Факты говорят сами за себя: с 1885 по 1908 год население страны сократилось с 20 до 10 миллионов человек, что сейчас многим позволяет говорить о полноценном геноциде.

Символом этого периода бельгийской истории стала отрезанная рука. Дело в том, что труд и порядок в колонии организовывала особая армия, составленная из различных местных племён, и обучаемая белыми наёмниками со всего света. Чтобы избегнуть краж и напрасной траты патронов, солдат за них заставляли отчитываться отрезанными руками убитых.

Зачастую за пропавшие патроны солдаты отчитывались отрезанными руками живых (есть множество фотографий безруких подростков). Существовали целые склады "отчётности" с тысячами засушенных рук.

Сложно понять, что руководило колонизаторами. Кто-то утверждает, что Бельгия, сама всегда зависевшая от всех (независимость лишь с 1830 года) вымещала свой комплекс неполноценности. Естественно, всё это преподносилось как "несение света", свободы и цивилизации аборигенам (государство даже называлось "Свободное Государство Конго"), а излишняя жестокость оправдывалась каннибализмом и дикостью местного населения.

На деле, конечно, колонизаторами руководило банальное чувство наживы - колонией де факто управляла узкая группа людей во главе с королём Леопольдом, который, естественно, ни разу не был в своём владении.

Мировое сообщество забило тревогу лишь после серии случайных наблюдений - например, анализа торговой деятельности между Бельгией и её колонией: в колонию отправляются исключительно патроны, пулеметы, амуниция, едут офицеры, а назад отправляются металлы, каучук, какао-бобы.

Мир закрывал на это глаза - потому что в той или иной степени везде было так.

Король Леопольд II в своей стране известен как "король-строитель" - значительную часть баснословных барышей он направлял на обустройство Бельгии. Многие шедевры бельгийской архитектуры, например, Триумфальная Арка в Брюсселе или вокзал в Антверпене, были построены на средства от эксплуатации Конго.

Не будем питать иллюзий - значительная часть материального богатства не только Бельгии, но и многих стран Европы происходит из колониальной эпохи. За тем или иным архитектурным шедевром, и в какой-то степени, за каждой бельгийской шоколадкой, кровь миллионов эксплуатируемых.

Королю Леопольду II был поставлен памятник. В числе скульптурной композиции, окружающей короля, есть и "освобожденный" абориген Конго. Не так давно неизвестные граждане ему символично отрезали руку.

Власти города подумали-подумали, да решили так и оставить - ведь это по исторической справедливости.

Как говорится, кушайте бельгийский шоколад, друзья, и живите теперь с этим, как давным-давно живу я)

Всем спасибо)

Ярославская майолика

В Ярославле есть явления даже не российского, а мирового уровня, причём подавляющее большинство горожан о них даже не знает.

Одно из них - ярославская майолика, если совсем вкратце, это такая разновидность керамики с использованием расписной глазури.

Значительное количество моих знакомых и друзей ничего не знает и не слышало про майолику. Почти ничего не знает про неё и Россия.

И это, конечно, большое упущение всех нас, ярославцев.

В последние годы многие регионы и города страны лихорадочно ищут своё собственное "я", своё лицо. Причин масса - от притягивания в регион федерального внимания, туристов, денежных средств, до удовлетворения в обществе запроса на потерянную в советское время самоидентичность.

Все придумывают логотипы, бренды, портфолио, вспоминают дореволюционные поговорки и народные названия своего города, всячески пытаясь найти то самое лицо, умыть его, и сделать максимально узнаваемым и привлекательным.

Ярославлю в этом плане повезло. Нам не нужно ничего придумывать - у нас всё есть. Предки постарались.

Расцвет ярославской майолики пришёлся ещё на 17-18 век, её использовали для украшения церквей и в интерьерах богатых горожан.

Само слово "майолика" - это итальянская интерпретация острова Мальорка, через него эта уникальная техника распространилась из мавританской Испании по всей Европе, и в первую очередь в самой Италии.

В советское время ремесло было забыто, и с нуля воссоздано в начале 1990-х. Ярославскими мастерами делаются шедевральные вещи мирового уровня.

Я последние годы стал несколько разбираться во всяких фарфорах, керамиках и прочих фаянсах, мне есть с чем сравнивать.

Есть с чем сравнивать и продвинутым москвичам и петербуржцам, которые специально приезжают в Ярославль и скупают наши произведения на бешеные мильоны. Они понимают, ЧТО они видят перед собой.

К сожалению, пока ярославская майолика - это удел узкой группы ценителей, да туристических сувенирных палаток.

Вместо того, чтобы кричать о ней на каждом углу, поощрять, развивать, делать фишкой, визитной карточкой Ярославля, сделать так, чтобы ярославский мишка из майолики стоял на каждом комоде страны, мы в муках рожаем самые большие блины.

Мы играем партию шестёрками и семёрками, имея на руках козырных туза, короля и даму. В роли остальных козырей могут выступать, например, ярославские изразцы и ярославская ювелирная школа (например, ювелирные эмали, в которых ярославцам нет равных в мире), но сейчас речь не совсем об этом.

Я не согласен мириться с текущим положением дел. На подобные явления могут закрывать глаза чиновники (которые, к слову, при визитах важных гостей всегда бегают с круглыми глазами - где взять оригинальный ярославский дорогой подарок, где же взять, где же, что у нас вообще есть?!), может купаться во тьме невежества большинство ярославцев, а я не согласен)

Факелом Просвещения, как водится будем разгонять мрак) Я буду продвигать и популяризировать ярославскую майолику в меру своих сил и возможностей.

Для начала - вывешиваю для всеобщего обозрения на внешнюю стену кафе "Брюгге" обалденный картуш с панорамой Ярославля 19 века.



Уверен - любой европейский коллекционер фарфора за такое изделие заложил бы душу дьяволу и помчался бы в Ярославль так, что только пятки бы засверкали.

Но он не знает. А надо сделать так, чтобы узнал.

Значит, будем работать.

Я и дальше буду рассказывать и показывать ярославскую майолику. Чем больше людей про неё узнает - тем лучше.

Всем спасибо)

Ярославцы открывают пивное заведение в Европе. Глава II.

Прежде чем чем начинать заниматься каким-либо делом, нужно исследовать рынок, на котором вы хотите феерить.

Границы, ключевые игроки, цепочки, на чём устроены связи между этими цепочками. Конечно, можно довериться интуиции: "попой чувствую, что попрёт! Я буду первым, кто будет продавать в Сызрани ионизированную воду из Венгрии!!!". Некоторые ограничиваются первичным исследованием рынка: можно с дельным видом обойти все закоулки какого-нибудь села в Вологодской губернии, убедиться, что там нет ни одного магазинчика с водкой, и на главной площади, между райсоветом и отделением милиции (в этом селе ещё не успели переименовать в полицию - далеко ведь), открыть свой. И точно ведь - дело пойдёт!

Мой подход где-то посередине: я полагаюсь на интуицию, но не повредит и теория, и практика, в виде исследования рынка "в поле".

Теория пивного и ресторанного бизнеса мне знакома не первый год. Практика в России имеется. Интуиция подсказывала, что наш концепт зайдёт во многих странах Европы. Оставалось последнее: практика на месте.

Ни для кого не секрет, что Чехия - пивная страна, а Прага - пивная столица мира, куда со всего света съезжаются любители не только архитектурных красот, но и ценители пива. В Праге тысячи пивных заведений, которые ежегодно посещаются миллионами людей. Не затеряется ли наше? Или может, наоборот, будет непонятным для аудитории? Для этой цели надо проинспектировать схожие концепции, а это, надо отметить, реально - их не сказать чтобы гигантское количество.

Collapse )

Открываем заведение в Праге

Новая серия сериала под кодовым названием "как там у вас дела с проектом в Праге".

В общем, несколько раундов переговоров с вьетнамцами (очень своеобразными гражданами) прошли успешно, и мы приобрели действующий ресторан в центре Праги с правами аренды на 10 лет.

Вьетнамцы очень сильно волновались, что я как максимум представитель русской мафии, а как минимум - кину их на деньги, но после освоения ими задатка - оживились и подрасслабились.

Пражский рынок коммерческой недвижимости отличает дикая конкуренция. Спрос значительно превышает предложение. Множество людей со всего света хочет попробовать себя в интересной и перспективной Праге, и на первых ролях - ресторанный бизнес.

Это, в общем-то, свойственно для всех развитых и относительно развитых рынков - хорошее место, приносящее нормальный доход, тебе продаст или сдаст только дурачок, хотя нет, вру, даже дурачок не отдаст.

Всё более-менее вменяемое, попадающее в силу тех или иных причин на рынок, уходит моментом, а в большинство случаев даже и до рынка не доходит, отправляясь "по своим".

Любопытно, что цены на аренду недвижимости даже в центре города меньше ярославских, и лишь в исключительных случаях - на уровне.

Я слышал не раз, что В Праге люди ищут подходящую локацию годами, а найти хорошее место за год - это большая удача.

Мы нашли за полгода. Результат, я думаю, как водится кроется за смесью настойчивости и везения.

Еще одна особенность пражского рынка коммерческой недвижимости - это так называемые "отступные".

Поскольку спрос значительно опережает предложение, то права аренды сами по себе - ликвидный актив. В большинстве случаев ты должен заплатить "отступные" предыдущему арендатору за то, чтобы он ушёл. Иногда эта сумма включает в себя движимое имущество, иногда нет.

У нас частично включала.

Например, эту прекрасную лодку для подачи суши, доставшуюся нам от вьетнамцев.



Cижу вот я, гляжу на неё задумчиво, и думаю - ну и нахрена она мне?

Как говорится, где я, и где суши.

Я и дальше буду держать вас в курсе этой захватывающей драмы.

Реконструировать там немного, этим летом, надеюсь, уже и откроемся.

День Победы

В День Победы прогулялся по центру Ярославля. Несмотря на погоду, в воздухе висело крайне подозрительное для России состояние спокойствия и умиротворения. Я испытал криминальное ощущение благостности.

Если мы сталкиваемся с подобными эмоциями у себя в загородной гасиенде, или там где-нибудь в разлагающихся заграницах, то нам кажется это естественным. Но если такие ощущения пришли к нам в губернском городе, то очень важно немедленно проанализировать свои чувства и понять причины - ведь это может быть белочка.

На самом деле, причина одна - центр города был перекрыт и в нём не было машин.





Мы привыкли к постоянному присутствию авто в нашей жизни, к тому, что они всегда рядом. Едут, стоят, сигналят. И вот, на один миг машины выгнали из города. И что мы получили?

- Ощущение безопасности. Ты не находишься в напряге. Не вертишь головой при переходе перекрёстков, не заглядываешь в выезды из дворов - едет ли кто, не отходишь подальше от проезжей части, чтобы не обрызгали, не дёргаешься, если ребёнок убежал дальше чем на пять метров.

- Более комфортное передвижение. Ты спокойно идёшь, куда тебе надо, в каком угодно направлении, не лавируя по лабиринтам припаркованных машин. Даже при изначальном отсутствии у нас в городе безбарьерной среды становится гораздо проще детям, пожилым людям, инвалидам, родителям с колясками. Просторно.

- Тишина. Человеческое ухо не приспособлено к постоянному шуму и гулу, идущему от автотранспорта. Через некоторое время подсознательно начинает раздражать. Никто не хочет жить рядом с автострадой, да и просто идти по улице с оживленным движением - человека хватает в среднем на полчаса.

- Стало видно город. Ярославль предстал именно таким, каким его задумывали и реализовывали сотни людей на протяжении столетий. Соразмерным человеку, спокойным, провинциально-уютным. Люди веками наполняли город своей энергией и жизненной силой - она идёт через архитектуру, памятники, небольшие детали, парки и скверы - в общем, через городскую материальную среду. Машины очень сильно эту среду оттеняют и глушат, выходят на первый план.

В общем-то, ничего нового в этом нет. Все эти причины давным-давно осознаны, прочувствованы, написаны сотни книг и научных трудов. Там, где это осознано, исторические центры городов стали либо полностью закрываться от транспорта, либо его движение стали серьезно ограничивать. Чтобы люди могли прочувствовать в этом самом историческом центре именно историю, а не атмосферу гигантской парковки.

У нас пока эти эмоции можно хватануть лишь когда город перекрывают на праздники.

Своими небольшими наблюдениями я отнюдь не призываю всё перекрывать, все машины выкинуть, всё запретить, всех наказать, и вообще, калёным железом выжигать скверну, а как иначе, с этими жалкими ничего не понимающими людишками.

Я просто лишний раз хочу отметить - как здорово иногда прислушаться к своим собственным ощущениям и эмоциям, проанализировать их и самому себе ответить на главный жизненный вопрос - почему?

- А почему это мне сейчас так спокойно, хорошо и благостно? Вроде не совсем так, как обычно.

- Так всё просто, Ян. Машин вокруг нет.

- Ааа, ок.

Загадки ярославских деталей

За что вот люблю все эти городские мелочи - всегда есть над чем подумать.

Еду сегодняшним солнечным мартовским деньком по Красному Перекопу, по улице Носкова. Смотрю - Красноперекопская поликлиника стоит. Думаю, дай загляну, что не заглянуть, как там они без меня все эти годы.



В левом крыле, на втором этаже, есть интереснейшие детальки - несколько половых керамических плиток, вмонтированные в пол, с надписью "Бергенгеймъ Харьковъ", и аббревиатура: ТЗББ.





С этим всё ясно: аббревиатура расшифровывается как Товарищество Завода Барона Бергенгейма, само клеймо - рекламное, оно содержалось на изнанке КАЖДОЙ плитки, выпущенной этим известнейшим на всю Российскую Империю керамическим заводом.

В общем-то, две вопроса:

1. Здание Амбулатории - 1926 года постройки, когда завода барона (как и самих баронов) уже лет 6-7 как не было.

2. Почему изнанкой наружу вмонтировано лишь несколько плиток?

Я лично решаю эту загадку так:

В 1920-е годы в Ярославле строили очень мало, в связи с отсутствием материалов и средств. То, что было построено, строили из того, что удавалось "достать". В данном случае, видимо, удалось достать партию бергенгеймовской плитки из старых царских запасов - какой-нибудь национализированной строительной фирмы или складов.

Это как сейчас, например, для нужд государства национализировать "Вспольинское поле" со всем его строительным барахлишком)

Подтверждением этой мысли служит великое разнообразие (я насчитал 15 видов) плитки, использованной в здании. Самая парадная (и видимо, её оказалось больше всех) украшает входной холл перед регистратурой. Я назвал её "крокодильей".





Но оставшиеся площади уложены бессистемно. Где-то, где количества хватало, мастера старались выложить подобие композиции. А где-то, в отдаленных закутках - "я его слепила из того, что было".



Почему же несколько плиток уложены дном вверх, показав нам клеймо?

Это старая тема. Я предполагаю, что мастер устал от монотонной работы, и решил внести в неё разнообразие. Дай, думает, положу плитку бароном кверху, прикольно!

Я сталкивался с этим не раз: сварщики рисуют дату сварки и своё имя, строители подписывают кирпичи (или чередуют цвета кирпичей, чтобы клалось интересней).

В любом случае, как бы это ни было, нам эта вольность мастера сыграла на руку: и сразу же датируем плитку как дореволюционную (хотя профессионалам это очевидно и без клейм), и в учреждении появляется "фишка".

Ярославль многогранен)

PS

Когда фотографируешь детальки (особенно на полу или на земле) в присутствии людей (например, очереди в поликлинике), у всех такое недоуменное выражение лица, как будто я либо гадюку увидел, либо кошелёк нашёл. Когда я ухожу, все толпятся и смотрят - что это там? Кто это вообще был? Что, мать его за ногу, происходит!? Разрыв шаблона.

Люди столетиями ходят по баронамъ, Харьковымъ, Империямъ, и не замечают этого)

Эмоции о Сирии. Абу-Камаль на иракской границе.

... написать очередную порцию заметок про свое путешествие по Сирии меня побудили две вещи. Во-первых, я ещё в самой поездке всем клятвенно обещал (и в первую очередь самому себе), что обязательно напишу об эпизоде, который произошел с нами в городке Абу-Камаль, что находится на сирийско-иракской границе. Ну а во-вторых, каждый день новости из этой страны не дают раствориться в голове деталям этой поездки. Все места боев, обстрелов, блокад, взрывов, сводки, города - мне всё прекрасно знакомо, всё-таки в Сирии мы провели больше двух недель.

Становится тяжело. В Сирии живут одни из самых прекрасных людей на планете. И в то же время ничего не бывает просто так...

Однако, обо всём по порядку.

Напомню, на машине мы впятером из Пальмиры, находящейся посреди пустыни в центре страны, поехали на восток, в густонаселенную долину реки Евфрат.

От федереального шоссе чуть отклонились в сторону, чтобы посмотреть развалины древнего города, затерянного в пустыне. Он возник перед нами, как какой-то мираж, молчаливый призрак:



Руку на сердце положа, я даже не запомнил его названия, потому что объектов подобного рода по всей Сирии разбросано немеряно, все они похожи друг на друга: суровые, жёлто-коричневые мрачные руины, помнящие многое. И в которых никогда никого нет:



Сейчас эта территория находится под контролем ИГИЛ. В связи с искренней, неподдельной любовью этих ребят к старинным развалинам и разного рода произведениям искусства, не знаю, существует ли этот древний город на данный момент.

Едем дальше:



Пиво было куплено еще в старом-добром христианском Ливане. Алкоголь можно свободно приобрести в христианской части Дамаска (что мы с успехом и делали, куда ж мы без братьев по вере), но в целом он есть во всех мало-мальски вменяемых ресторанах. Как мне не раз доводилось слышать, потихоньку пьют многие, только втихаря, дома, и без фанатизма, присущего странам, лежащим несколько севернее.

Например, ресторанчик в Дейр-эз-Зоре, городе, лежащим на Евфрате, и куда мы наконец приехали:

Collapse )